03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАК ЖИЛИ ПОЭТЫ

Неверов Александр
Опубликовано 01:01 22 Мая 2002г.

Роман Сергея Гандлевского <НРЗБ> опубликован в начале года в журнале "Знамя" и сразу был

Роман Сергея Гандлевского <НРЗБ> опубликован в начале года в журнале "Знамя" и сразу был признан заметным литературным событием. А недавно подоспела и книга, которая открывает новую - русскую серию издательства "Иностранка".
Действие романа разворачивается в поэтической среде, где вращается главный герой Лев Криворотов. Искусно выстроенный сюжет движется, как маятник: от событий тридцатилетней давности к сегодняшнему дню и - обратно. Тогда - восторг молодости, любовь, первое творческое признание, приближенность к поэту Чиграшову "с репутацией живого классика", рискованные, леденящие кровь и тешащие тщеславие игры с самиздатом и уверенность, что впереди счастье и успех. А нынче - скромное литературное существование, связанное главным образом с наследием покойного Чиграшова (устные и письменные мемуары, комментарии к его стихам и т. д.). И мучительные воспоминания о той, прошлой любви. "Пятидесятилетний и удрученный, стоишь ты над своею же долей, как беспомощный всевышний, видящий все взаимосвязи, но бессильный что-либо изменить".
Размышляя над вечной и неразрешимой загадкой поэзии, автор всматривается в фигуры двух поэтов - большого и среднего - Чиграшова и Криворотова, судьба которого до определенного момента во многом повторяет судьбу его кумира. Но это повторение - лишь бледная копия. Так, если столкновение с властью Чиграшова не сломало, то в случае с Криворотовым дело кончилось, по его признанию, пожизненной духовной контузией. Здесь автор никого не осуждает: сила духа, как и талант, - это дар свыше. Один наделен этим в полной мере, другой - обойден. Но это драма, волнующая Гандлевского. Следить за ее развитием, как и за мыслью автора, увлекательно, хоть и нелегко.
Гандлевский ведет игру с читателем в духе своего героя Чиграшова: "Усыпить внимание читателя какой-нибудь одной интонацией или картиной, а после бросить его без предупреждения в совершенно непредвиденную коллизию, а самому уйти вон". Впрочем, сам этот пассаж - одна из подсказок. Но их еще надо заметить, отличить от ложных ходов и ловушек. Так что ухо следует держать востро.
Но и это не всегда помогает. Так, где-то в первой половине романа вскользь упоминается некий "венецианский визави". Ближе к концу выясняется, кто это такой. Однако я, грешный, успеваю забыть о первом упоминании. И только вернувшись назад, оцениваешь изящество хода: оказывается, сразу после упоминания о "венецианском визави" следует беседа героя именно с ним, но мы этого еще не знаем.
Образ этого "визави" - бывшего следователя из Органов, а теперь маститого чиграшововеда, разъезжающего с докладами по Венециям, - одна из удач романа. Он - необходимая составляющая в сложной "системе зеркал", которую выстраивает автор.
В общем, этот роман с непроизносимым названием - чтение серьезное и увлекательное. Читатель, который примет условия игры, предложенные Гандлевским, в конечном счете не пожалеет. И, возможно, не раз вернется к тексту. Хотя бы для того, чтобы попытаться разгадать те два слова, которые в стихотворении Чиграшова написаны неразборчиво.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников