09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОСТРОВКИ В ОКЕАНЕ

Говорят, в столице каждый день исчезает одна детская площадка. Схватки местных жителей с неуемными застройщиками то и дело перерастают в боестолкновения. Перед сговором чиновников и застройщиков жителям приходится отступать. Не помогают ни жалобы во все инстанции вплоть до президента и Европейского суда, ни мольбы, ни слезы. Подобное не первый год происходит во всех российских городах. Детские площадки, дворы, скверы, парки - все гибнет под ножом бульдозеров.

При этом появление новой детской спортивной площадки, приуроченное обычно к выборам, обставляется по всем правилам пиар-искусства: репортеры центральных каналов, речи, разрезание ленточек, картинные удары по мячу, счастливые лица детей крупным планом. Именно так на прошлой неделе было подано открытие спортивной площадки в одном из райцентров Тверской области вице-премьером Сергеем Ивановым. В советское время на таком событии в лучшем случае отметился бы третий секретарь райкома комсомола. Не только спортплощадки, но и детские спортивные школы и стадионы сдавались в стране чуть не каждый день, и об этом не всегда успевали сообщать даже местные газеты. Но вот дожили: на открытие спортплощадки прибывает на вертолете одно из первых лиц государства!
Замечательно, когда радость маленького городка разделяет вся страна, но все-таки это не проводы космического корабля на Марс, не спуск на воду уникального атомохода и не открытие нового детского курорта с комплексом санаториев и оздоровительных лагерей. Открытие новой спортплощадки - по-доброму, это то, что должно происходить в каждом российском городе каждый день. Если сегодня событие такого масштаба для СМИ почти сенсация, то завтра нас уже не удивит прямая трансляция с ввода в строй новой песочницы.
Проблема тут не в Иванове или Медведеве, Миронове или Грызлове, а в том, что у нас утрачены представления о норме, о "золотом сечении". Смещены масштабы происходящего: милый факт из жизни одного двора выдается за достижение правительства. Обычное исполнение рутинных обязанностей приравнивается к подвижничеству, достойному государственных наград. И все это проходит на ура, поскольку мы устали от безнадеги и соскучились по хорошим новостям. Только на черном фоне серенькое кажется светлым, а белое и вовсе ослепительным.
Конечно, человек должен уметь радоваться мелочам и довольствоваться малым, но это не может быть государственной политикой. Страна, которая строит по самолету в год, по кораблю в пятилетку, по ракете в двадцать лет, неминуемо будет оттеснена на обочину. И это в лучшем случае. По шоссе, где все плотным потоком мчатся на скорости 160 километров в час, нельзя тащиться со скоростью гужевого транспорта. Смешно настаивать на статусе великой державы и при этом делать информационный повод из открытия колбасного цеха или амбулатории.
Нельзя бесконечно долго рассматривать в телевизионную лупу крупицы светлого, забывая, что в сущности это просто маленькие осколки по-прежнему разбитой народной жизни. Оазисы порядочности в пустыне бездуховности. Островки культуры в море дурновкусия. Чудом уцелевшие обломки нравственности в грязном потоке.
При этом вместо мобилизации в народе остатков духовной собранности, вместо срочной поддержки тех добрых людей, что на свой страх и риск пытаются чем-то помочь Отечеству, спасают детей, - вместо этого власть самоубийственно повторяет заклинания брежневских времен: "Верной дорогой идем, товарищи!"
Сергей Иванов, открывая детскую спортплощадку, повторил горькую вещь: нас все меньше и меньше, нас очень мало для такой территории, какая досталась нам в наследство. И нам прежде всего надо думать о детях и их здоровье.
После этого можно было ожидать от ответственного политика ответственных мужских слов. Мол, откладывать нефтяные деньги для будущих поколений - дело разумное. Только вот что это будут за поколения и будут ли они вообще? Поэтому, чтобы завтра эти поколения появились на свет, сегодня мы решили взять из Стабфонда столько денег, сколько их необходимо, и вылечить всех детей, которые в этом нуждаются. Чтобы убитые горем родители не стояли на коленях перед всем миром, умоляя о помощи. Мы решили выучить и воспитать в нрав-ственной обстановке всех остальных детей независимо от того, где они живут и сколько получают их родители. Все мы не без греха, но попробуем хотя бы не жить в яме с грехами.
Слов таких мы пока не дождались. Политологи говорят, что нашей власти не хватает политической воли. Проще говоря - не хватает полномочий, в свое время переданных куда-то далеко. Президент может сетовать на моральное разложение молодежи, но не может в три дня очистить эфир от передач, которые эту молодежь разлагают. Правительство может создавать мощные ведомства по борьбе с наркоманией, но не в силах пресечь хорошо известные компетентным органам каналы перевозки наркотиков. Наши министры могут с пафосом призывать нас рожать детей, но не могут в кратчайшие сроки построить тысячу современных родильных домов. Вице-премьер может накинуть на плечи белый халат и вместе с телеоператорами посетить страждущих в больницах, но при этом государство не хочет создать ни одного училища сестер милосердия.
На все у наших властей теперь одна отговорка: "адресная помощь", "адресная господдержка". Лечим не всех, а по категориям. Спасаем не всех, а по строгой очереди, которая не двигается. Помогаем не всей фундаментальной науке, а отдельным институтам. Ограничиваем порок в одном месте, но закрываем на него глаза во всех других местах. Сообразно со своим вкусом решаем, каким театрам выжить, а каким закрыться.
Немногим помогают, многие - умирают. Так во всех сферах жизни - от космоса и оборонных отраслей до цирка и радиопрограмм. Вся страна финансируется по остаточному принципу. Остаток от вложений в заокеанские ценные бумаги, от чиновных нужд и куршавельских похождений. И вот этот-то остаток распределяется демонстративно, с патриотическим пафосом и легкой грустью: "На всех-то тут не хватит, сами понимаете..."
Вспоминаются средневековые проекты Томаса Мора - английского вельможи и реформатора-гуманиста по совместительству. Он мечтал о стране, где дети во время общих трапез стояли бы за спинами отцов и ждали объедков. Эту страну Мор назвал Утопией и пропагандировал как рай земной.
Рая на земле быть не может. Это мы давно уже поняли. Но мы поняли также и то, что вполне возможно не устраивать на земле ад для стариков и детей и каторгу для всех остальных. Это вполне посильная задача даже для правительства, не обремененного интеллектом и нефтедолларами. А уж кому много дается, с того много и спросится.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников