04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВО ВТОРНИК ПОНЕДЕЛЬНИК НАКОНЕЦ-ТО РАЗБОГАТЕЕТ

Настенко Георгий
Опубликовано 01:01 22 Мая 2007г.
Сегодня Виктору Понедельнику исполняется 70 лет. В истории отечественного футбола он навсегда останется автором "золотого" гола сборной СССР на чемпионате Европы-60. После ухода из большого спорта проявил себя как прекрасный журналист: с 1984 по 1990 год Виктор Владимирович был главным редактором еженедельника "Футбол-Хоккей". Накануне юбилея знаменитый форвард ответил на вопросы "Труда".

- Виктор Владимирович, в 1960 годы советский футболист не мог подписать контракт с зарубежным клубом. Понимали это и европейские менеджеры. Но иностранцы вас все равно к себе звали?
- На чествовании чемпионов Европы 1960 года, которое проходило в ресторане на Эйфелевой башне, президент знаменитого "Реала" предложил контракт с его клубом Льву Яшину, Валентину Иванову, Славе Метревели, Валентину Бубукину и мне. На какое-то время в помещении воцарилась тишина. Потом к микрофону подошел заместитель руководителя советской делегации, подполковник спецслужбы, и объявил, что игроки сборной СССР имеют контракты со своими клубами и эти соглашения соблюдаются очень строго. Так что никто из нас от приглашения господина Бернабеу даже не успел отказаться. Не скрою, поступали эти предложения и потом, в более приватном порядке. В некоторых французских, бельгийских и других западноевропейских клубах даже были агенты, говорящие по-русски. Они знали, что "по-хорошему" никому из нас не дадут уехать, а стать невозвращенцем никто не согласится: у каждого футболиста есть семьи. Поэтому с подобными предложениями они не особенно упорствовали. А вот представители конкурирующих спортивных фирм постоянно к нам подходили. Вылавливали нужного им в тот момент игрока, завязывали деловой разговор под видом получения автографа. Подсовывали контракт, как правило, краткосрочный - 300 долларов за 5 игр. Потом давали две пары бутс, и в них я должен был играть. Делал я это с удовольствием. Потому что бутсы отечественного производства качеством, мягко говоря, уступали зарубежным.
- А под суровую "валютную" статью не боялись попасть?
- Таможенники, как правило, хорошо знали футболистов национальной сборной, так что особенно не свирепствовали. И потом, даже в те времена 300 долларов не были для таможни большими деньгами. 40 - 50 лет назад многие дельцы возили через границу валюту в крупных размерах, драгоценности, дефицитные товары. Так, провоз через таможню 100 модных тогда и очень дорогих плащей был обычным делом.
- Чемпионы Олимпиады по футболу получают пенсию 15 тысяч рублей. Но футбольное первенство Европы по составу сильнее аналогичного олимпийского турнира. Вам за ту историческую победу сколько выплачивают?
- Победа в Мельбурне на Олимпиаде-1956 стала первым серьезным успехом нашего футбола на международном уровне. 15 тысяч рублей - это единый тариф для олимпийских чемпионов по всем видам спорта. Предусмотрены и пенсии за успехи на других международных соревнованиях, в различных регионах России они разные. Я, например, к своей пенсии в 3 тысячи рублей за звание чемпиона Европы от правительства Москвы получаю добавку в одну тысячу...
- ... Долларов?
- Нет, конечно. Рублей. А по достижении 70 лет моя пенсия увеличится на 5 тысяч рублей. Можете меня поздравить с двойным праздником!
- Зарплата средненького игрока российской премьер-лиги - не менее 20 тысяч долларов в месяц. Не обидно, что им на голову сваливаются такие деньги, а настоящие звезды нашего футбола живут довольно скромно?
- Я никому не завидую. Если современным игрокам платят такие деньжищи, значит, они это, наверное, заслужили. Не люблю считать чужие деньги. Хотя от такого оклада и я бы не отказался.
- Да и европейские клубы своим ветеранам звездного уровня выплачивают очень приличную, даже по их меркам, пенсию.
- Постепенно эта практика приживется и в России. Но пока все на уровне спонсорской помощи - единой тарифной ставки нет. Ежемесячные или разовые выплаты являются доброй волей руководства клубов. Некоторые организовали и медицинское обслуживание ветеранов. В ведомственных командах - армейских, динамовских - надбавки за выслугу лет. Я в свое время оканчивал военное железнодорожное училище, но потом уволился из Вооруженных сил. Меня иногда приглашают в качестве консультанта в "Ростов". Эти приезды в родной город рассматриваю не только как мою работу, но и как спонсорскую помощь клуба своему ветерану. Но эти акции не постоянны, а происходят от случая к случаю.
- А почему 40 лет назад не состоялись ваши намечавшиеся переходы из ростовского СКА в более именитые московские "Спартак" или ЦСКА?
- В начале 1960-х годов армейское руководство страны пыталось поднять свой клуб, "понадергать" побольше известных футболистов из других команд высшей лиги. Но делалось это неуклюже, с использованием одних лишь административных рычагов. Под эту кампанию попал и я. Было громкое дело, в ход которого вмешались даже министр культуры Фурцева, писатель Шолохов, другие известные люди. И я остался в СКА-Ростове. А вот в "Спартак" я хотел перейти по собственной воле. Там был хорошо сработавшийся коллектив из классных футболистов и тренеров. С ними в межсезонье я выезжал в зарубежные турне. Но в Ростове, как сейчас говорят, конкретные люди предупредили: если я перееду в Москву, то у оставшихся в Ростове моих родственников будут неприятности.
- Говорят, у вас последнего из футболистов той "золотой" сборной появился собственный автомобиль.
- А по иной версии народной молвы утверждается, что я получил его первым. У меня до сих пор спрашивают: сколько лет я ездил на "Волге", подаренной мне Никитой Хрущевым за победный гол чемпионата Европы? Хрущев ее, может быть, мне и дарил, но я того авто даже не видел. На самом деле собственным автомобилем я обзавелся уже на закате игровой карьеры. Впрочем, личное авто я никогда не считал мерилом престижа.
- Но вот завершили вы свою карьеру слишком рано. Почему?
- Понимаете, в те времена футболиста за 30 уже называли ветераном. А меня все больше мучила астма. Лечили ее примитивным способом - кололи хлористый кальций, от которого я мучился. Большие тренировочные нагрузки я выполнять не мог, потому что даже при легкой разминке пульс зашкаливал. Несмотря на это, меня хотели взять на чемпионат мира 1966 года. Я сыграл последний товарищеский матч нашей сборной перед поездкой в Англию и даже забил гол. Тот матч со швейцарцами завершили вничью 2:2, и стал он моей последней, официальной игрой. Как раз накануне 29-летия.
- А сейчас с астмой даже бьют мировые рекорды.
- Я рад, что медицина шагнула вперед и облегчила жизнь астматикам. Но мне неприятно, что, прикрываясь болезнью или имитируя ее, некоторые спортсмены под видом лекарств принимают допинг.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников