09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76


Татьяна Михалкова: «Я работающая бабушка и пока не могу засесть с внуками»

О клане Михалковых, об их работе и семейственности корреспонденту "Труда-7" рассказала жена Никиты Сергеевича Татьяна Михалкова.

«С малышами Никита словно мальчик»

— Почему вы, жена режиссера и мама актеров, не снимаетесь в кино?

— Я по натуре не актриса. Вот Аня может перевоплощаться, умеет переживать чужую жизнь. Я же в прошлом модель, а модели играют очень редко, к тому же меняются только внешне, но не внутренне. Это совсем разные вещи.

— Но вы так давно живете в мире кино и так к нему и не приблизились?

— Мир кино и модельный мир имеют совершенно разную специфику. Многие режиссеры снимают своих жен в фильмах и делают им карьеру. Никита Сергеевич не из этой породы, мне кажется, это даже принизит его как личность.

— Со стороны он выглядит серьезным, строгим. А дома он какой?

— Он и на самом деле человек строгий и суровый. Все подчинено его делу, это не обсуждается. Многие, наверное, хотели быть бы Михалковым, но такие люди просто не знают, как Никита всего достиг. Они, скорее всего, не смогли бы так жить. При подготовке к роли: 10 километров пробежка, три часа сна. Когда у него режиссерская работа, он себя вообще не щадит. Так что семье остается немногое. Но он с удовольствием позволяет внукам ползать по нему, кидать в него что-то. С малышами он, как маленький мальчик. Но в остальном — нет, даже дети обращаются к нему не просто как к отцу, а как к профессионалу. Артем, например, показывает только готовую картину и не заходит к нему за советами, как лучше делать или снимать. Когда уже все готово, он говорит отцу: «Пап, такого-то числа в такое-то время включи телевизор — мой фильм будут показывать». Все наши дети очень самостоятельные, и я этому рада.

— А когда они были маленькими?

— Никита всегда много работал. В нашей семье не такой отец, как у других, главное, что он дал детям, это отношение к работе. Это не папа, который каждый день гуляет с детьми в саду. Я помню, как он тренировался, а дети читали ему «Войну и мир». Он действующий режиссер, актер, общественный деятель, он ещё пока не созрел для того, чтобы сидеть с детьми и внуками — очень много работает. Я не помню времени, чтобы он отдыхал.

— Но в отпуск же вы ездите?

— Нет, бывают фестивали, переговоры, тогда мы выезжаем. Но такой идиллии, чтобы всей семьей собрались, купили путевки и поехали отдыхать, — это не в семье кинематографистов и режиссеров. Даже все праздники Никита старается работать.

«Важно не забыть, что есть своя жизнь»

— Дети занимались в каких-то кружках или спортом?

— Что касается спорта, то я уважаю родителей, которые могут систематически водить детей на секции, подталкивать их, когда малыши не хотят заниматься. Я не такая. Мои дети играли в теннис, Аня посещала актерский кружок при театре Станиславского. Увлечений было много, но не профессиональных.

— А Надя чем занималась?

— Горными лыжами. Немного играла в теннис и иногда даже с папой. А Артем однажды выиграл у отца, что сделать крайне сложно. Ведь Никита — профессионал.

— Вы сами в теннис играете?

— Иногда, немного. Но люблю лыжи. Даже в соревнованиях участвую. А из последних моих увлечений — я встала на водные лыжи. Правда, после поездки на лыжах по воде все тело затекло от длительного напряжения. Массируя мне плечи, Никита отчитывал меня за неосторожность. Ещё люблю велосипед. Помню, как 30 лет назад ездила по Николиной Горе, и за день можно было встретить только одну телегу.

— Теперь Николина Гора — элитный поселок.

— А в то время вообще ничего не было. Наш дом и чуть дальше деревня Аксиньино. Помню, мне уже рожать надо было, и я боялась, что ни одна машина «скорой помощи» в такую глушь не поедет. Зима, все дороги занесло. Это были вторые роды, они более быстрые. Поэтому я держала на даче самоучитель на случай, если не успею в роддом.

— Кстати про Аксиньино. Говорят, что в этой деревне есть церковь, которую поддерживает ваша семья?

— Вера в семье Михалковых идет от мамы Никиты Натальи Петровны. Сергею Владимировичу нельзя было верить в Бога — он занимал высокий пост. И моя мама была членом партии, ей тоже было нельзя. Чтобы окрестить Артема, пришлось ехать за Загорск — крещение детей не приветствовалось. В то время церковь в Аксиньино была, но разрушенная до основания. Потом Никита решил храм восстановить. Церковь отстроили заново, отлили новые колокола. Теперь мы часто в ней бываем.

— Надежда определилась с выбором работы? Решила связать свою жизнь с кино?

— Она и раньше снималась, и сейчас задействована в съемках. К тому же стала продюсером двух картин. Надя очень трудолюбива: несмотря на праздники, каждый день на работе. Конечно, она выбрала мир кино, как и Аня. Она вообще очень трепетно относится к работе: готова последнее отдать на пользу дела.

— Это хорошая черта характера.

— Не знаю. Аня и в детстве была такой же. Придет из школы и чуть не плачет: «Мальчик шапочку и порт-фель потерял». Я её спрашиваю: «А твой портфель где?» А она мне: «Не знаю, но мальчика жалко».

— Вам не обидно, что ваши дети пошли по стопам отца, а не по вашим?

— Я пыталась сначала обратить внимание детей на мир моды. Надя в детстве даже участвовала в некоторых показах, но что-то не сложилось. Теперь у меня осталась надежда на мою внучку Наташеньку. Она такая худенькая — в её фигуре я вижу свою. Мы уже сделали её первую фотосессию. Но я считаю, что столь раннее развитие ни к чему: ей сейчас только шесть лет. Пока Наташенька ведет спокойный образ жизни в деревне, ходит в детский сад. А что касается кружков моделей или актрис, все это придет со временем, не с такого возраста надо начинать.

— А к музыке приучать не планируете?

— Понимаете, если заниматься музыкой, то это должно быть серьезно, нужно ходить в музыкальную школу. Я тоже раньше занималась, но только на любительском уровне — поиграть дома для родных.

— Как-то в разговоре мы совсем забыли про Степана.

— Степан вырос. Он живет рядом, на Николиной Горе. Часто приезжает к нам в гости вместе с детьми.

— Как он вас принял, ведь незнакомая тетя заняла место мамы рядом с его отцом?

— Ему было тогда, по-моему, года четыре. Как он мог принять? Родители разошлись: у мамы началась своя жизнь, у отца своя. Сначала он приезжал к нам в гости. А к 16 годам совсем к нам переехал.

— Степан для вас ещё один сын?

— Ну, конечно, мама есть мама. Я злилась на Степана, когда он приглашал на дачу огромную компанию и они гуляли по два дня. Если бы это был мой ребенок, я бы ему просто запретила, а здесь другая ситуация. Своим я многого не разрешала, а ему, наоборот, многое было можно. Друзья же Артема приходили только на дни рождения.

— Тяжело, когда дети уходят из семьи?

— Конечно. В первый момент кажется, что ещё можно повлиять на ребенка, а он уже хочет жить своей жизнью. И здесь важно не забыть, что есть своя жизнь, а то получится, что дети уже уехали, а ты все ещё живешь только ими. Я так долго сидела с детьми и жила их интересами, что теперь мой запас просто исчерпан. К тому же, мне кажется, они тоже испытывают наслаждение от того, что воспитывают своих детей уже сами.

-То есть вы не готовы бросить работу и заняться исключительно внуками?

— Нет. Да и мои дети этого не хотят. Им уже не до мамы-папы.

-То есть вам не подкидывают внуков?

— Нет, у нас шустрые мальчики, и я, честно говоря, уже даже и не справилась бы. Сейчас вообще другой ритм жизни, от него у меня голова идет кругом. А когда я увидела, что Наташенька ползает по перекладинам и крутится, готова была пить валерьянку. Она ещё такая маленькая, но залезает наверх со взрослыми мальчиками. В такие моменты я очень сильно нервничаю. Я сидела со своими детьми, теперь я работающая бабушка и пока не могу засесть с внуками.

«Мой бантик ещё из тех времен, когда я работала в доме моделей»

— Как проходит ваш обычный день?

— Сейчас я живу исключительно на даче. На дорогах постоянно пробки, поэтому слетать в Самару или в Нижний Новгород-то же самое, что съездить в Москву и обратно. Последний раз из Останкино я возвращалась четыре с половиной часа. Работы много: Московский кинофестиваль, Канны, мой фонд. Но сделать все, что планируешь, не получается из-за пробок. А вот Никита не такой, как я, у него все расписано.

— Вы сами водите машину?

— Нет, что вы! Мой водитель остается без сил после 12-часового рабочего дня, а если бы мне ещё приходилось столько времени проводить за рулем, я бы ничего не успевала.

— Откройте секрет: у кого вы одеваетесь?

— Когда идет показ и в конце выходит дизайнер, на нем простая одежда. У меня было столько ежедневных показов… Поэтому я минималист и очень люблю черный. Любой другой цвет обязывает продумывать все до мелочей, и я искренне завидую тем женщинам, которые могут носить разноцветные вещи.

— Вы, наверное, покупаете много вещей молодых дизайнеров?

— Однажды с нами в Сибирь ездил Британский совет. Одна из представительниц тут же зашла за кулисы, выбрала себе наряд, купила его и с гордостью сказала, что таким образом она поддержала молодого модельера. Мне же иногда даже некогда пройтись по торговым рядам или просто поговорить с дизайнерами. Ведь на конкурсе решаются судьбы людей. Да, у меня в гардеробе много вещей от наших дизайнеров. Кроме того, все знают, что я люблю шарфы и сумки, поэтому мне их дарят.

— Вы ещё очень любите бантики.

— Кто-то говорит, что это PR-ход, кто-то — что визитная карточка. Так вот мой бантик ещё из тех времен, когда я работала в Доме моделей и ходила в Ленинскую библиотеку любоваться знаменитым фото Коко Шанель с бантиком в волосах, в то время она ещё была неизвестной. Слава Зайцев как-то сказал: «Татьяна столько всего сделала, что имеет право носить этот бантик без вопросов о нем. Лучше сами носите и подражайте ей».

— Как начинался ваш фонд «Русский силуэт» 10 лет назад, помните?

— Наступили новые времена. Рухнула стена между Европой и Россией, и к нам устремились французские и итальянские дома мод. Мы, русские женщины, молились на них, произносили эти имена с придыханием. Мы плохо понимали, что в России проходит показ с опозданием на полгода. Но для нас и это был праздник. Зато про российских дизайнеров забыли, Дом моделей просто стал умирать. В это время у меня и появилась идея создать фонд. Ведь можно понять интерес женщины к моде: каждая россиянка думала, что если поменять наряд, то и жизнь изменится к лучшему. Многие связывают свою жизнь с внешним обликом.

— Вы тоже так думаете?

— Думала. Но если серьезно, все в нашей голове: женщина может быть одета недорого, но быть при этом королевой. И наоборот.

— А что скажете о наших моделях?

— Мы можем гордиться ими. У нас замечательные красавицы, Россия — модельная держава. Это очень трудолюбивые девочки, которые не соблазняются поездками на виллы олигархов. Сегодня модель — это очень целеустремленная девушка.

— Вас часто видят на светских мероприятиях, а вот ваши дети на них вообще не появляются.

— Я принадлежу миру моды. Это моя профессия и моя жизнь. Выходя в свет, я отдаю дань уважения своим партнерам. Мои дети принадлежат миру кино, поэтому их можно застать в основном на премьерах в кинотеатрах. Они настолько все заняты, что на светские вечеринки им ходить некогда.

— У вас большая семья, требующая внимания, и работу тоже трудно назвать спокойной.

— У меня были разные периоды в жизни. Когда-то я ушла из Дома моделей, оставила удачную карьеру, поездки за границу — а в то время моя работа приравнивалась к полету в космос, целиком посвятила себя дому, семье, детям. Это было для меня важнее. Пока сидела с Артемом и Аней, пересмотрела свой график, чтобы быть ближе к семье. Сейчас, когда мои дети выросли, они хотят быть со своими семьями, а у меня теперь большую часть времени занимает работа, я много езжу по России и по всему миру. Иногда даже просыпаюсь и не понимаю, где я и какая это страна.

Наше досье

Татьяна Евгеньевна Михалкова. Родилась в Германии в семье военного. Переехала в Воронеж. Окончила Институт иностранных языков. Занималась переводами и преподавала в училище им. Строганова. Увидев объявление «Требуются манекенщицы», решила попробовать. Удачно: более пяти лет проработала моделью в Общесоюзном доме моды на Кузнецком Мосту. Вышла замуж за Никиту Михалкова. У них трое детей: Анна, Артем и Надежда. Трое внуков: Наталья — дочь Артема; Андрей и Сергей — сыновья Анны. В 1997 году создала благотворительный фонд «Русский силуэт».

Никита Сергеевич Михалков. Родился 25 октября 1945 года. Родители: отец — поэт Сергей Михалков, мать — переводчица Наталия Кончаловская. Учился в Театральном училище имени Щукина. Женился на актрисе Анастасии Вертинской. Родился сын Степан. Брак закончился разводом. В 1966 году его отчислили, перешел во ВГИК. В 1971 году, получив диплом, уходит в армию. Вернувшись, во второй раз женился на манекенщице Татьяне Соловьевой. От сына Степана с Аллой Сиваковой у Никиты Сергеевича трое внуков — Василий, Петр и Александра.


Loading...








В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников