09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УЗБЕКИСТАН. ЖАРКОЕ ЛЕТО 2005-ГО

Гусейнов Рафаэль
Опубликовано 01:01 22 Июня 2005г.
Название этого узбекского города в сердце Ферганской долины стало известно всему миру после драматических событий середины мая. 175 погибших, сотни раненых - таков итог двухдневной кровавой трагедии.

Что произошло в Узбекистане в майские дни? Ждет ли эту страну "хлопковая революция" по примеру Грузии, Украины и Киргизии? Кто стрелял и убивал людей на улицах Андижана? Что думает об этом президент Каримов? Обо всем этом - репортаж специального корреспондента "Труда", вернувшегося из Узбекистана.
ВЛАСТЬ ПОПРОБОВАЛИ НА ИЗЛОМ
Читателям "Труда" известна основная канва событий, вызвавших широкий резонанс во всем мире, немало обвинений со стороны Запада в адрес узбекских властей.
То, насколько стремительно разворачивались события в Андижане, стало неожиданностью для областных властей. Об этом нам говорили руководители области. В то же время все понимали, что недавние события в соседней Киргизии, и особенно в граничащей с Узбекистаном Ошской области, не могут не оказывать серьезного влияния на Андижан. Прежде всего потому, что именно в этом городе достаточно долго действовала немногочисленная, но крайне активная и агрессивно настроенная религиозная структура "Акрамия". Лидер "Акрамии" уже давно находится в ташкентской тюрьме, а его соратники в количестве 24 человек - в андижанском изоляторе. Все они проходят по статьям "организация преступного сообщества", "посягательство на конституционный строй". Суд над ними завершался, и, не сомневаясь в исходе процесса, "акрамисты" решили попробовать власть на излом, а также выручить соратников.
"Акрамисты" принадлежат к одному из течений "Хизб-ут-Тахрир" ("Исламская партия освобождения"), и их идеи, по существу, едины. Эти люди категорически против любого конституционного строя и светского пути развития.
Суннитская религиозно-политическая организация "Хизб ут-Тахрир" считает своей целью содействовать возвращению мусульман к исламскому образу жизни ("все стороны жизни должны основываться на нормах шариата") и распространению исламской веры в мире путем джихада - священной войны против неверных.
Согласно документам, название партии подчеркивает стремление ее членов достичь "полного освобождения от господства неверных, которые господствуют сегодня во всех уголках мира".
По мнению вице-премьера правительства Узбекистана, министра иностранных дел Эльера Ганиева, к созданию "Хизб-ут-Тахрир" были причастны масоны, поставившие целью расколоть исламское движение, начавшее набирать силу, сделать его непривлекательным и даже опасным в глазах миллионов людей.
АЛЬТЕРНАТИВА ЖЕСТКОСТИ
События в Андижане вызвали тревогу как у друзей Узбекистана, так и у тех, кто холодно наблюдает за развитием событий, расчетливо пытаясь извлечь свою выгоду. Узбекистан имеет протяженную границу с Афганистаном, Таджикистаном. Границы с Киргизией, переживающей смутное время, по существу нет. Совсем рядом Ирак, Пакистан. Американцы получили возможность базироваться на узбекской военной базе Ханабад после начала военной операции в Афганистане. Судя по всему, им хотелось бы остаться здесь надолго, если не навсегда. Отсюда понятна стратегическая важность республики.
Один из российских экспертов, входивший в состав нашей небольшой группы, уроженец Ферганы, а ныне советник мэра Москвы Нурали Латыпов имеет свою точку зрения на происходящие в Узбекистане события: "Экономика Средней Азии вообще и Узбекистана в частности всегда была крайне неустойчива. Неудивительно: климатические условия региона позволяют выживать лишь на пределе человеческих возможностей, к этому следует добавить перенаселенность Ферганской долины.
Естественно, устойчивость общества в таких условиях невозможна без мощных идеологических подпорок. После крушения коммунистической идеологии напряженность тут же дошла до взрывоопасного уровня. И на роль подпорок стали претендовать другие идеологии. Прежде всего, к сожалению, самые радикальные, вроде фундаментализма в исламе.
Если сегодня недооценить беспрецедентную активность фундаменталистов, дело может закончиться созданием радикального исламского государства, охватывающего всю Ферганскую долину. Понятно, что на этом движение, активно пропагандирующее нормы жизни седьмого века, не остановится, а попытается расширять сферы своего влияния.
Поэтому тем, кто спешит поверхностно осуждать власти Узбекистана, не мешало бы копнуть в своих изысканиях хоть немножечко глубже. Стратегические задачи, решаемые узбекскими властями в регионе, мало кому посильны.
Пример тому - соседняя Киргизия. Не столь густо населенная - да еще и обильно политая западными грантами. Но стоило чуть-чуть заиграться с институтами нарождающейся демократии, как шквал погромов снес не только множество магазинных витрин, но и всю "витрину демократии в Центральной Азии", как привыкли называть республику журналисты. Боюсь, что эти погромы - далеко не конец истории.
Зарубежные наблюдатели осудили применение оружия против "мирных" людей в Андижане. И даже не задумались, что человек, взявший в руки оружие, тем самым слагает с себя не только обязанности, но и права мирного гражданина.
Если мы в очередной раз осудим того, кто стрелял последним, вновь вырастет число желающих стрелять первыми.
Так что если мы не хотим вернуться в средневековье, а то и в откровенное варварство, поддерживать надо не мятежников, а законную, конституционную власть. Пусть и жесткую. Потому что альтернатива жесткости - жестокость".
ПОЧЕМУ УЗБЕКИСТАН?
С российскими политологами и журналистами президент Ислам Каримов встретился в своей резиденции Аксарай. Беседа длилась около двух часов и была достаточно откровенной, я надеюсь, с обеих сторон.
Ислам Каримов убежден, что события в Андижане нельзя рассматривать в отрыве от геополитической ситуации в мире, от того, что происходит в последнее время в соседних с республикой странах.
Понятно, что глава государства прежде всего имел в виду Киргизию, особенно Ошскую область - предмет особых забот многих стран этого региона и международных организаций. Ошская область, по мнению многих международных наблюдателей, давно превратилась в один из ключевых мировых пунктов по перевалке наркотиков. Управляют этим регионом наркобароны. И в президентской резиденции, и в других высоких кабинетах Узбекистана нам много говорили о политической нестабильности соседнего государства, опасности практически открытых границ, перетекания экстремизма в соседний Узбекистан.
В соседней Киргизии исламисты чувствовали себя в достаточно комфортной среде. В небольшой стране количество мечетей больше, чем в большом Узбекистане. Большая часть из них не зарегистрирована. Все это - результат огромных денежных вложений Саудовской Аравии, Пакистана, стран Персидского залива. После развала СССР со стороны этих стран была предпринята масштабная и хорошо профинансированная экспансия экстремистского исламизма в новые государства с мусульманским населением.
Киргизия в этом смысле оказалась идеальным плацдармом. Самая бедная республика Центральной Азии была широковещательно объявлена "самой демократичной". Филиалы различных неправительственных организаций активно работают в этой стране, объясняя "непросвещенным" гражданам принципы западной демократии. Таких структур в Киргизии действует около 5 тысяч (!). Первое время и в Узбекистане эти фонды функционировали достаточно активно, но с 2003 года власти стали пристальнее изучать их финансовые счета - и обнаружились нарушения, невозможные ни в одной цивилизованной стране. По словам одного из наших высокопоставленных собеседников, "деньги нагло привозили в чемоданах и без стеснения раздавали тем, кто считал себя обиженным властями".
Первый заместитель генерального прокурора Узбекистана Анвар Набиев рассказывал нам, что вооруженный бунт в Андижане - хорошо продуманная и тщательно спланированная акция. Сегодня, когда арестованные террористы дают показания, становится ясным их замысел. Помимо воинских арсеналов и администрации, планировалось захватить здания областной милиции, службы национальной безопасности, телевидение и аэропорт. "Акрамисты" организовали 15 групп, в каждую из которых входило по 16 человек. Две группы особо подготовленных и вооруженных людей были названы "спецназом". У руководителя штаба Кобула Парбиева существовал штат советников. В том числе по военным вопросам, по доставке и распределению оружия, по сбору и анализу информации, по организации безопасности штаба, по работе со СМИ и общественностью.
К тому времени, когда заговорщики приняли решение уходить, в их руках находилось 54 заложника. Часть из них была хладнокровно убита. В их числе руководитель городской налоговой инспекции, сотрудники милиции и СНБ. Прокурор Андижана Г. Абдурахимов, также оказавшийся в заложниках, дважды выводился на площадь с требованием публично объявить о невиновности находившихся в тюрьме "акрамистов". Оба раза юрист отказался это сделать и после пыток был убит. Всего было убито 14 заложников.
Ислам Каримов рассказывал нам, что интенсивные переговоры с "акрамистами" продолжались 9 часов. Им было предложено освободить заложников и уйти в предоставленных автобусах даже со своим оружием. Пошли на уступки их требованиям: выдать им шестерых подельников.
Как выяснилось, первое требование было всего лишь пробным шаром. Дальше последовал такой ворох ультиматумов, что стало понятно: речь идет о далеко идущих политических требованиях, свержении конституционного строя.
Были зафиксированы и телефонные переговоры мятежников с Афганистаном, Киргизией.
НАБЕРЕМСЯ ТЕРПЕНИЯ
...Со смешанными чувствами улетал я на этот раз из Ташкента. В памяти осталось усталое лицо немолодой женщины из Андижана. На встречу с российскими журналистами, о которой мы попросили, она пришла с фотографией сына. Капитан милиции был расстрелян в упор из автоматического оружия и растоптан толпой "мирных жителей"... В двух шагах от несчастной матери стоял испуганный молодой человек 18 лет. На руках - свежие следы от наручников. Задержанный в толпе экстремистов, он был без оружия и, попросив прощения, был прощен президентом и отпущен на волю. Паренек не понимал, почему он находится здесь, и все время говорил про старшего брата, который вовлек его в движение "акрамистов", а теперь бежал в Киргизию.
За три неполных дня наша небольшая группа совершила 6 авиарейсов, встретилась с сотнями людей. Примечательно, что не только мы задавали вопросы, о многом спрашивали нас.
По мнению наших собеседников (а российское телевидение в Узбекистане хорошо принимается, здесь читают российскую прессу), в России до конца не понимают всей опасности фундаменталистского агрессивного ислама и то, что Узбекистан оказался на переднем крае борьбы с религиозным фанатизмом. Узбеков, таджиков, русских, других граждан Узбекистана волновала позиция России, они с уважением, на хорошем русском языке рассказывали о своих проблемах, говорили о многовековой дружбе с русскими, надеждах, что эти отношения будут и дальше развиваться.
Ислам Каримов говорил о том, что в ближайшее время состоится его встреча в Москве с президентом России Владимиром Путиным. Понятно, что самые горячие проблемы будут обсуждаться на встрече.
Многие сегодня ждут завершения следствия по результатам кровавых событий в Андижане. Многое из того, что нам откровенно рассказывали наши собеседники, пока еще имеет пометку "не для печати". Будем и мы уважать тайну следствия и не торопиться с выводами.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников