09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАПРЕТ НА ВЧЕРАШНЕЕ

Журава Андрей
Опубликовано 01:01 22 Июня 2005г.
По данным социологических опросов, 24 процента опрошенных называют основной причиной энергоаварии в Московском регионе изношенность оборудования и длительное отсутствие его ремонта. О проблемах, связанных с ремонтом и обновлением оборудования в энергетике, мы побеседовали с Андреем Вагнером, заместителем управляющего директора Бизнес-единицы N2 РАО "ЕЭС России".

- Соответствует ли уровень нынешней ремонтной кампании потребностям отрасли?
- В последние годы мы внедрили во всех энергосистемах новый подход к проведению ремонта. Ранее планирование проводилось по стандартной схеме: раз в пять лет ремонтируем турбину, раз в четыре года - котел. И так со всем оборудованием, независимо от того, в какой степени оно загружено. Бывали случаи, что турбина из-за отсутствия потребителей не эксплуатировалась несколько лет, а ей все равно назначали ремонт. Мы сейчас вышли на схему, которую называем "по наработке". Она подразумевает собой ремонт того оборудования, которое действительно выработало определенный ресурс.
- А при такой системе не может получиться, что какой-нибудь трансформатор или турбина окажутся просто забытыми?
- Нет, это исключено. Система ремонтов в РАО ЕЭС выстроена таким образом, что контроль за состоянием основного оборудования был и остается приоритетным. Сама эта система не позволяет "забыть". Каждое оборудование имеет свой план ремонта, в зависимости от того, как оно используется. Более того, есть регламенты эксплуатации, установленные государством, их исполнение контролирует Ростехнадзор. Также есть заводские инструкции, определяющие ресурсы и плановые технические работы каждого узла, будь то турбина, котел или трансформатор. Специалисты, обслуживающие энергетическое оборудование, не могут провести никакие изменения в турбине без согласования с заводом.
- И все-таки бывает, что оборудование выходит из строя...
- При нормативных нагрузках это практически исключено. Нагляднее всего сравнить энергетику с какой-либо механической системой. Если у вас при езде на автомобиле стрелка тахометра будет все время в красной зоне, то рано или поздно двигатель выйдет из строя. То же самое в энергетике: если увеличивать нагрузку, техника начинает работать в нештатном режиме и возможность аварий резко возрастает.
- И как же обстоят дела с нештатными ситуациями? Они имеют тенденцию к снижению или это некая постоянная величина?
- В РАО ЕЭС существует система учета технологических нарушений, что позволяет принимать последовательные меры по их устранению. Каждая нештатная ситуация отслеживается, производится анализ причин ее возникновения и принимаются меры к предотвращению подобных случаев в будущем. Если посмотреть данные департамента технического аудита и генеральной инспекции РАО ЕЭС, то уже несколько лет подряд отмечается устойчивая тенденция к снижению аварий. Тут есть и объективные факторы - повысились уровень и качество ремонта, вводится в действие новое оборудование. Значительно улучшилось психологическое состояние работников, люди вовремя получают зарплату, зачастую в энергосистемах она выше, чем в среднем по региону. Вместе с тем электроэнергетика во всем мире является высокотехнологичной, сложной отраслью, где нельзя исключить возможность аварий.
- Сейчас в энергосистеме страны упор делается на модернизацию оборудования или на его замену?
- Здесь есть две тенденции, дополняющие друг друга. Ставить вопрос о полной единовременной замене всех турбин и трансформаторов нельзя, это просто нереально сделать. Есть система контроля за поддержанием оборудования в рабочем состоянии. И в этой логике оборудование живет до достижения определенных наработок, то есть известен четкий срок его работы. Когда оборудование подходит к предельной наработке, комиссия, в которую входят энергетики, представители завода-изготовителя и государственные органы надзора, производит оценку его состояния и принимает решение. Либо ресурс продляется, либо монтируется новое оборудование.
Здесь есть важный момент - в начале этого года в РАО ЕЭС принята концепция технической политики, которая определила основные подходы к новой технике. Стратегическая установка концепции - внутренний запрет на использование устаревших образцов оборудования. Как пример, мы полностью отказались от строительства турбинных блоков классического цикла, теперь вводим только современное парогазовое оборудование. И идем в сторону увеличения именно технического перевооружения, которое дает возможность решить сразу две задачи: это и улучшение экономических характеристик, и улучшение состояния оборудования.
- А нет ли опасности, что после реформы энергетики снизится надежность энергосистемы?
- Я как профессиональный энергетик с 20-летним стажем не вижу никакой опасности в разделении компаний по видам деятельности на производство электроэнергии, ее передачу и сбыт. Мы и сегодня работаем по этим направлениям, такая структура отрасли существовала всегда. Реформа, она же не продумана так, что "давайте все перемешаем, и что-нибудь получится". За базу взято то, что наработано за многие годы.
- Какие, на ваш взгляд, нужно принять меры по повышению надежности энергосистемы страны после аварии в Московском энергоузле?
- Главное сейчас - досконально разобраться в причинах аварии и делать выводы только после их тщательного изучения. Нельзя терять голову. Система дублирования и аварийной автоматики должна иметь разумные пределы. Если поставить дополнительную защиту на имеющуюся защиту, то это может привести только к ухудшению ситуации. Хотя, конечно же, будут разработаны и дополнительные системы противоаварийной защиты. Сама по себе энергосистема сбалансирована и надежна. А вот от аномальных случаев никто не защищен. Есть версия, что необычайно высокие майские температуры в Москве послужили одним из толчков к возникновению аварии.
- Но в Сочи еще жарче и ничего при этом не ломается?
- Существуют технические нормы и требования, которые отличаются для северных и южных территорий. При проектировании системы для каждого региона эти факторы учитываются. В Сургуте - одни условия и оборудование, в Сочи - совсем другие. Нельзя же начинать все строить "под Африку" - такие затраты не вынесит ни один бюджет, ни одна компания. А для снижения количества аварий в РАО ЕЭС проводится системная работа. И если мы имеем технологическое нарушение в каком-то районе, то это сигнал для проверки в остальных энергокомпаниях, где стоит аналогичное оборудование, - оно моментально берется под особый контроль.
- А соответствует ли уровень подготовки энергетиков решению таких задач?
- Об этом можно говорить долго. Российская энергетика далеко не худшая в мире. А уровень квалификации наших сотрудников я бы назвал лучшим. Потому что машинист турбинного блока в Германии не очень-то и знает о процессах, которые происходят внутри турбины. А наши энергетики знают все! Да и вообще, наши спецы - совершенно другого уровня ответственности. Даже когда были трудные времена, когда месяцами не платили зарплату, все равно вставали ночью, днем, в выходные - работали, устраняли аварии. Адекватность энергетиков поставленным задачам просто не обсуждаема.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников