10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"АЛЕКС" - ОН ЖЕ ШЕФ ШТИРЛИЦА, ОН ЖЕ КОРОТКОВ

Владимиров Александр
Статья «"АЛЕКС" - ОН ЖЕ ШЕФ ШТИРЛИЦА, ОН ЖЕ КОРОТКОВ»
из номера 135 за 22 Июля 2000г.
Опубликовано 01:01 22 Июля 2000г.
18 января с.г. "Труд" опубликовал статью "Смерть - последняя тайна фюрера", в которой впервые были приведены рассекреченные документы, касающиеся гибели фюрера и идентификации его останков. Но кто же раньше всех передал в Москву это известие, основываясь не на слухах, а на показаниях очевидцев? Рассекреченные документы архива Службы внешней разведки РФ не оставляют сомнений: это известие поступило в Центр от резидента Первого управления НКГБ полковника госбезопасности Александра Короткова. Постоянным читателям "Труда" знакома эта фамилия. Коротков, если вспомнить эпопею Юлиана Семенова о незабвенном Штирлице, был тем самым "Алексом", который давал инструкции "Юстасу" - гауптштурмфюреру СС Вилли Леману, в известной мере послужившему прототипом главного героя "Семнадцати мгновений весны". Уехав из Берлина в июне 1941 года в оцепленном эсэсовцами вагоне советской дипломатической миссии, Александр Михайлович всю войну возглавлял немецкое направление в центральном аппарате внешней разведки НКВД - НКГБ, а в апреле 1945 года вернулся в Германию для организации разведывательной деятельности в поверженном рейхе.

ЯД ДЛЯ ФЮРЕРА
Одна из первых его шифровок как раз и касалась судьбы нацистских главарей. Пламя пожара еще бушевало в захваченной штурмом рейхсканцелярии, а в Москву в первых числах мая 1945 года уже поступила шифровка: "Задержанные в имперской канцелярии эсэсовцы и сотрудники министерства пропаганды сообщили, что Геббельс отравил своих детей, застрелил жену и застрелился сам. Перед бункером, где размещалась его квартира, обнаружены обгоревшие трупы мужчины и женщины, а в квартире - тела шести детей с признаками отравления. Арестованные опознали в трупе мужчины Геббельса. Женский труп настолько обгорел, что его невозможно опознать. Труп мужчины, осмотренный мною, имеет известные приметы Геббельса - его рост, нос, длинные зубы, удлиненную затылочную часть черепа, правая ступня вывернута внутрь. Рядом остатки коричневой фашистской формы и золотой партийный значок с номером 22".
"Арестованные показывают, что Гитлер отравил свою жену Еву Браун и отравился сам, - докладывал далее берлинский резидент. - Перед этим он приказал сжечь свой и жены трупы и рассеять пепел. Один из врачей Гитлера (фамилия в шифровке не называлась. - Авт.) сообщил следующее. В день самоубийства Гитлер вызвал его к себе, чтобы проконсультироваться насчет силы имевшегося у него, Гитлера, яда. В присутствии врача этот яд был дан собаке Гитлера, и она сразу околела. О том, что произошло дальше, задержанный знает от личного врача Гитлера бригаденфюрера СС Штумпфеккера. В сжигании трупа Гитлера якобы участвовали Борман, Штумпфеккер и слуга Гитлера Линге. Среди задержанных их нет. По некоторым сведениям, эти лица ушли из города вместе с группой эсэсовцев численностью три тысячи человек, прорвавшейся из кольца окружения 1 мая и уничтоженной в северных предместьях Берлина в тот же день".
Как известно, версия о чудесном спасении Бормана имеет хождение и по сей день - его якобы видели то в Испании, то в Аргентине. Любопытно, что советские органы госбезопасности практически никогда не пытались опровергнуть эти слухи. Как пояснил мне в приватной беседе один из сотрудников Центра общественных связей ФСБ, делалось это якобы для того, чтобы в обществе не угасал интерес к проблеме розыска и наказания нацистских военных преступников.
КАК ОУНОВЕЦ СТАЛ "КОММУНИСТОМ"
Шифровки "Петра" (таков был оперативный псевдоним Короткова) касались многих проблем послевоенной немецкой действительности. Часто его доклады выдержаны в несвойственном профессиональным разведчикам тоне - это не сводки информации, поступившей из агентурных источников, а некая сумма наблюдений или данных, содержавшихся, видимо, в аналитических документах советской военной администрации. Коротков честно признавался: "Прошу учесть, что, не имея агентуры, мы не в состоянии пока добывать более глубокую информацию". Но его донесения содержат множество любопытнейших подробностей, проясняющих суть происходивших в Германии событий.
"Многие из фашистских руководителей отправились на Запад сдаваться союзникам, - доносил Коротков, ссылаясь на сведения фронтовой контрразведки СМЕРШ одной из армий. - Вместе с этим проводится массовая замена документов для активных членов партии и СС. Арестованные сообщают, что руководство фашистской партии активно занимается насаждением своей агентуры с задачей террора против наших генералов и офицеров. Гранатой, брошенной в окно, во Франкфурте-на-Одере убит наш полковник, выстрелами из винтовки - подполковник и майор".
Коротков подмечает, что с приходом Красной Армии со многими немцами начинает происходить занятная метаморфоза: "...почти повсеместно стало появляться значительное число лиц, называющих себя членами компартии. Они вербуют новых членов, создают партийные организации и претендуют на административные должности... Если среди них и найдутся люди, действительно принадлежавшие раньше к коммунистической партии или более или менее честно державшие себя при Гитлере, то большинство - все же разного рода проходимцы, спешно меняющие цвета".
Резидент приводит конкретный пример такого рода: "Наиболее активным "коммунистом" оказался, например, украинец Михаил Короташ, живущий в Германии с 1921 года. Случайно он проговорился, однако, что был оуновцем".
А КЕЙТЕЛЬ ВСЕ ВРЕМЯ ЗАБЫВАЛСЯ
Полковнику ГБ Короткову довелось участвовать и в церемонии подписания Акта о капитуляции фашистской Германии. Г.К. Жуков обязал Короткова неотлучно находиться возле фельдмаршала Кейтеля и следить, чтобы немец не выкинул какого-нибудь фортеля, способного испортить торжественную минуту. Любопытно, что в докладе Сталину Коротков умолчал, какого рода обязанность возложил на него Георгий Константинович, хотя на многих фотоснимках наш резидент и в самом деле запечатлен за спиной Кейтеля, буквально в нескольких сантиметрах. Вот что пишет Александр Михайлович в своей шифровке.
"Немцы были доставлены из Реймса в Берлин на английском самолете. Их сопровождал майор американского генерального штаба Оппенгеймер. Немецкая делегация была изолирована от союзников и не принимала участия в церемониях приема и предварительных переговорах. Немцы были вызваны только в зал приема, где маршал Жуков спросил их, ознакомились ли они с текстом декларации и готовы ли ее подписать. После того как немцы это сделали, их вывели из зала".
После подписания эпохального документа последовал обед в отведенном для немцев особняке. Никого из советских полководцев на нем, разумеется, не было, а вот Александр Михайлович не упустил возможность понаблюдать за военачальниками противной стороны в неформальной обстановке, послушать их речи. И вот как он описывал свои впечатления: "Уже внешний вид членов делегации показывал, что они рассматривают себя в качестве представителей еще существующей фашистской Германии. Кейтель поднимал для приветствия руку по нацистскому образцу и имел на мундире золотой фашистский значок, заявив, что это личная награда Гитлера. Он рассказал, что ушел из Берлина на север, а не на юг только потому, что хотел принять все меры для спасения Гитлера из окружения путем прорыва кольца наших войск вокруг Берлина. За обедом Кейтель, Фриденбург и Штумпф предъявили свои полномочия, подписанные гросс-адмиралом Деницем как главой государства. Кейтель, Фриденбург и Штумпф много вспоминали о прошлых, до 1933 года, связях между немецкими и советскими генералами и офицерами, взаимных поездках на маневры. Кроме того, Кейтель дважды подчеркивал, что в этой войне только русский и немецкий народы, продемонстрировав свою силу и способность, перенесли большие страдания, в то время как англичане и американцы почти не пострадали..."


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников