11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРЫЖОК ДЕЛЬФИНА

- Да, возможно, - сказал в беседе с нашим корреспондентом капитан 1 ранга запаса Иван

- Да, возможно, - сказал в беседе с нашим корреспондентом капитан 1 ранга запаса Иван ПАХОМОВ.
Холодное Баренцево море как раз к августу сильнее всего прогревается, вернее - верхние его слои. Это резко ухудшает гидрологию моря и его прослушиваемость гидроакустической аппаратурой. Образуется явственный "слой скачка", отделяющий прогретую воду от холодной, который даже самые современные ГАК делает глухими именно на ближних расстояниях по направлениям как снизу вверх, так и сверху вниз. Впрочем, неизвестный объект если и слышал "Курск", то никак не мог предположить, что лодка предпримет резкий рывок к поверхности. О том, что он был, неопровержимо свидетельствуют поднятые выдвижные устройства корабля.
Для чего же "Курск" всплывал? С наибольшей вероятностью - для доразведки обычным локатором, что, бывает, предпринимается при торпедной стрельбе в условиях малоудобных для качественного гидроакустического наблюдения. Такой прием еще лет 20 назад начал применять на Северном флоте известный советский подводник-атомник Герой Советского Союза вице-адмирал Евгений Чернов. Назывался этот прием "прыжок дельфина". Перед торпедной атакой, когда главная цель была определена, но для верности очень бы не мешало глянуть на нее радиолокатором, атакующая подводная лодка резко перекладывала рули на всплытие, поднимались выдвижные устройства, корабль едва выносил антенну радиолокатора над водой, один его "мазок" по горизонту - и подводная лодка, переложив рули, так же стремительно уходила на глубину. При этом надводники засечь ее просто не успевали, а на экране радиолокатора подводной лодки оставалась четкая картина надводной обстановки. Результаты таких торпедных атак были успешными. Однако быстро оценить обстановку, рассчитать и исполнить стрельбу, не подвергая корабль опасности, дано далеко не всем. Даже опытным командирам. Во время Великой Отечественной войны подводник-североморец Магомет Гаджиев, преследуемый тремя вражескими надводными кораблями противника, внезапно всплыл, утопил артиллерией два корабля, третий обратив в бегство. И никто в мире не мог повторить этот прием. Все последователи Гаджиева погибли. Не пытался ли сделать этот сложнейший "прыжок дельфина" командир "Курска"? А далее события, предположительно, развивались по тому сценарию, что уже писал "Труд": возгорание в первом отсеке и взрыв, эквивалентный 100 кг тринитритолуола, детонация других боевых торпед - и второй мощный взрыв, который услышали американцы и норвежцы. Как это ни печально, но самые сильные крепости всегда брались изнутри.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников