04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШПИОНЫ НЕ ВЕРНУТСЯ С ХОЛОДА

Сиснёв Виссарион
Опубликовано 01:01 22 Августа 2000г.
Как меняются времена! Еще недавно подробностями того, что происходило на этих днях в Федеральном апелляционном суде в Ричмонде (штат Вирджиния), были бы полны первые полосы всех газет, с них бы начинались телевизионные программы новостей. Теперь же это событие удостоилось девятистрочной телеграммы агентства АП, которая не попала ни в газеты, ни на голубой экран.

И СМИ, и публика, похоже, сыты по горло шпионскими историями, и хотя они время от времени появляются как отголоски "холодной войны", но к ним, по образному выражению поэта, "отношение плевое".
Никого особенно не заинтересовала даже необъяснимая пропажа из недоступного для посторонних помещения Государственного департамента портативного компьютера, начиненного секретной информацией, и исчезновение из хранилищ знаменитой лос-аламосской ядерной лаборатории дискеток с еще более важными данными. Ну сообщили об этих казусах, и больше не вспоминают, образовались, как выражаются профессионалы, "висяки", а люди с улицы, видимо, равнодушно думают: "Еще один Эймс небось орудует..." За последние годы столько проколов у американских спецслужб было, что они никого уже не удивляют, никто их уже не запоминает.
Забыли и об арестованных в конце 1997 года супругах-шпионах Курте Стэнде и Терезе Марии Сквиллакоут, которые были главными персонажами судебного действа в Ричмонде. Между тем по прежним временам они были бы достойны пера какого-нибудь мастера детективного жанра вроде Ле Карре. Сюжет тут очень крутой и как раз в его вкусе. Стэнд - представитель профсоюза работников пищевой, сельскохозяйственной и табачной промышленности в Вашингтоне, то есть лоббист, имевший законный доступ в любые коридоры власти. Сквиллакоут - юрисконсульт министерства обороны, работавшая с документами, представляющими естественный интерес для разведок враждебного лагеря.
В 1972 году Стэнда действительно прямо по Ле Карре завербовала Штази - разведслужба приказавшей долго жить ГДР. Чуть позже он обрел подручного в лице частного детектива Джеймса Кларка, а где-то в 80-х годах начал работать на пару с женой, которая куда больше интересовала Штази, чем он сам. По данным ФБР, у супружеской пары никаких моральных препон для такой антиамериканской деятельности не было, так как оба были фанатичными коммунистами, о чем, впрочем, власти не подозревали. Благодаря этому они пережили ГДР и стали предлагать свои услуги сначала советской, а затем российской разведке.
"Заложили" эту группу с двух сторон. Бывший офицер Штази сообщил о ней контрразведке ФРГ, а та проинформировала коллег в Вашингтоне. Другой провальный вариант будто специально придуман для триллера: в 1995 году Мария Тереза связалась с одним из лидеров компартии ЮАР, с тем чтобы он передал своему правительству: она готова снабжать его американскими секретами. Но "товарищ по борьбе" оказался с двойным дном - тут же сообщил о ее предложении своей спецслужбе, а она, как и немцы, поставила в известность ФБР.
Одним словом, группа оказалась "под колпаком". За время слежки, как сказано в обвинительном заключении, троица провела за границей около десяти конспиративных встреч с представителями "иностранных спецслужб". А затем ФБР провела операцию, которая на здешнем полицейском жаргоне называется "стинг" - "укус". Фэбээровцы вступили с группой в контакт, выдавая себя за разведчиков ЮАР. И получили несколько секретнейших документов Пентагона и ЦРУ. После чего последовал арест. Кларк сразу признал себя виновным и в 1998 году был приговорен к 12 годам тюрьмы. Больше он, как говорится, не возникал.
А вот супружеско-шпионская чета, тоже получившая сроки в октябре 1998 года (он - 17 с половиной лет, она - 21 год и 10 месяцев), продолжали доказывать свою невиновность и в конце концов добились рассмотрения своего дела в Федеральном апелляционном суде. Но все, увы, кончилось утверждением прежнего приговора и, как уже сказано, никем не замеченной мини-заметкой АП.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников