05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ - "ДРУГ ЕВРЕЕВ"

Гейзер Матвей
Статья «ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ - "ДРУГ ЕВРЕЕВ"»
из номера 155 за 22 Августа 2000г.
Опубликовано 01:01 22 Августа 2000г.
Конец 40-х, начало 50-х годов - борьба с космополитизмом, "дело врачей" - и трагический финал: приговор, вынесенный Военной коллегией Верховного суда СССР 18 июля 1952 года: 13 бывших руководителей Еврейского антифашистского комитета приговорены к смертной казни. Среди обреченных: известный еврейский писатель Давид Бергельсон, поэты Перец Маркиш и Лев Квитко, видный политический деятель ленинской группы Соломон Лозовский. Все они были давнишними друзьями Ильи Эренбурга. Можно не сомневаться в том, что во время следствия, сопровождаемого ночными допросами и пытками, из них пытались выбить показания и против него - писателя, общественного деятеля, публициста, горячо любимого миллионами читателей. Из Эренбурга наверняка хотели сделать "главного космополита страны".

13 МАРТА 1952 года, когда судебный процесс над жертвами Еврейского антифашистского комитета еще не начался, а зловещее дело "убийц в белых халатах" находилось в состоянии "расследования", в следственной части по особо важным делам МГБ было принято постановление начать расследование по делам всех лиц, имена которых упоминались в протоколах допросов по делу ЕАК. Там значились имена В.Гроссмана и С.Маршака, М.Блантера, Б.Слуцкого... Фамилия Эренбурга в этом списке была первой.
Есть еще люди, среди них писатели и политики, утверждающие, что в 1953 году не существовало предпосылок для "окончательного решения еврейского вопроса в СССР", не было антисемитизма.
Из мемуаров Н.С. Хрущева: "Вспоминается, когда Сталину однажды понадобилось публичное выступление с заявлением о том, что в СССР нет антисемитизма, он решил привлечь к составлению, точнее - к его подписанию (авторов для такого документа у него имелось вполне достаточно), Эренбурга и Кагановича.
Среди авторов - составителей заявления, о котором упоминает Хрущев, были в основном евреи: небезызвестный историк, академик И.И. Минц, журналисты Д. Заславский и Я. Маринин (Хавенсон).
Вот отрывки из письма, отправленного ими в редакцию газеты "Правда":
"Есть люди, которые, выдавая себя за "друзей" и даже за представителей всего еврейского народа, заявляют ...будто все евреи связаны между собою общей целью. Эти люди - сионисты...
Каждый трудящийся человек понимает, что еврей еврею рознь, что нет и не может быть ничего общего между людьми, добывающими себе хлеб собственным трудом, и финансовыми воротилами.
Следовательно, два лагеря существует среди евреев - лагерь тружеников и лагерь эксплуататоров - угнетателей трудящихся... Непроходимая пропасть разделяет тех и других...
Государство Израиль на деле стало плацдармом американской агрессии против Советского Союза (заметим, в ту пору население Израиля едва достигало 1,5 миллиона, а в СССР - свыше 200 миллионов и была уже атомная бомба. - М.Г.).
...Интересы каких евреев отстаивает международная сионистская организация "Джойнт", являющаяся филиалом американской разведки? Как известно, недавно в СССР разоблачена шпионская группа врачей-убийц. Преступники, среди которых большинство составляют еврейские буржуазные националисты, завербованные "Джойнтом", - М.Вовси, М.Коган, Б.Коган, А.Фельдман, Я.Этингер, А.Гринштейн, - ставили своей целью путем вредительского лечения сокращать жизнь активным деятелям Советского Союза, вывести из строя руководящие кадры советской армии и тем самым подорвать оборону страны. Только люди без чести и совести, продавшие свою душу и тело империалистам, могли пойти на такие чудовищные преступления...
В Советском Союзе осуществлено подлинное братство народов, больших и малых. Впервые в истории трудящиеся евреи вместе со всеми другими трудящимися Советского Союза обрели свободную, радостную жизнь..."
И далее следуют фамилии тех, кого "назначили" подписать это письмо. Среди них член Политбюро Л.М.Каганович, министр тяжелой индустрии Д.Я. Райзер, академики С.И.Вольфкович, Б.М.Вул, Л.Д.Ландау, Г.С.Ландсберг, член-корреспондент Академии наук с запоминающейся фамилией Талмуд Д.Л.; военачальники Я.Г.Крейзер, А.Д.Цырлин, дважды Герой Советского Союза Д.А.Драгунский. Много фамилий видных деятелей культуры и искусства: И.Г.Эренбург, М.О.Рейзен, М.И.Ромм, И.И.Дунаевский, М.И.Алигер, Д.Ф.Ойстрах, М.И.Прудкин, С.Я.Маршак, Л.А.Кассиль. Были, как водилось в те времена, и подписи "простых советских евреев": рабочий-наладчик Второго часового завода К.И.Золотарь, зоотехник райотдела сельского хозяйства А.М.Шафран, заместитель начальника цеха шарикоподшипникового завода со звучной фамилией Ерусалимский А.С. ...
Список подписавших (были и отказавшиеся) с титулами и званиями занял место почти такое же, как и само письмо.
Снова вернемся к воспоминаниям Н.С. Хрущева:
"Каганович буквально извертелся весь, когда Сталин разговаривал с ним по этому поводу... Но все же он сделал то, о чем ему сказал Сталин. Затем кому-то поручили переговорить на этот счет с Эренбургом. Эренбург категорически отказался подписывать такой текст... Это свидетельствует о том, что он обладал характером и решился противостоять воле Сталина..."
Отказавшись поставить свою подпись под процитированным письмом, И.Г. Эренбург решил лично обратиться к Сталину по этому поводу. В своих мемуарах он пишет: "Я... пытался... воспрепятствовать появлению в печати одного коллективного письма. К счастью, затея, воистину безумная, не была осуществлена. Тогда я думал, что мне удалось письмом переубедить Сталина, теперь мне кажется, что дело замешкалось, и Сталин не успел сделать того, что хотел".
Вот несколько строк из письма Эренбурга Сталину, написанного 3 февраля 1953 года:
"Дорогой Иосиф Виссарионович, я решаюсь Вас побеспокоить только потому, что вопрос, который я сам не могу решить, представляется мне чрезвычайно важным.
Тов. Минц и Маринин ознакомили меня сегодня с проектом "Письма в редакцию газеты "Правда" и предложили мне его подписать. Я считаю моим долгом изложить мои сомнения и попросить Вашего совета...
Опубликование письма, подписанного учеными, писателями, композиторами и т.д. еврейского происхождения, может раздуть отвратительную антисоветскую пропаганду, которую теперь ведут сионисты, бундовцы и другие враги нашей Родины...
Вы понимаете, дорогой Иосиф Виссарионович, что я сам не могу решить эти вопросы и поэтому я осмелился написать Вам. Само собой разумеется, что если это может быть полезным для защиты нашей Родины и для движения за мир, я тотчас подпишу "Письмо в редакцию".(Как видите, и таким видным деятелям, каким был Эренбург, приходилось в те годы лавировать).
Об этом же письме или, быть может, о другом, но по тому же поводу, пишет в своих воспоминаниях писатель Вениамин Каверин: "Антисемитизм перед процессом "убийц в белых халатах" достиг того уровня, который необходимо было как-то оправдать, объяснить, уравновесить". Каверин, один из популярных советских писателей, разумеется, получил "приглашение" на такую подпись. "Я прочитал письмо: это был приговор, мгновенно подтвердивший давно ходившие слухи о бараках, строившихся для будущего гетто на Дальнем Востоке". Заметив растерянность Каверина, журналист Маринин "успокоил" писателя, сообщив, что "этот убедительный документ" уже подписали многие известные люди, и назвал ряд фамилий, среди них - Василия Гроссмана и Павла Антокольского. Каверину это показалось непостижимым. Он спросил, есть ли подпись И. Эренбурга, на что получил дипломатичный ответ Маринина-Хавенсона: "С Ильей Григорьевичем согласовано. Он подпишет". В тот день Вениамину Александровичу удалось избегнуть подписи - он попросил время, чтобы подумать. В страхе проходили дни и ночи. Письмо в "Правде" не появлялось. И снова из воспоминаний В. Каверина: "Заглянула Ирина, дочь Эренбурга, наш близкий друг, и сказала, что отец написал Сталину и приглашает меня... - хочет прочитать письмо.
На этот раз Илья Григорьевич не скрывал своего волнения...
Сохранился ли текст этого послания, которое смело можно назвать историческим, потому что есть основание предполагать, что оно подорвало идею дальневосточного гетто..."
Прав ли был Вениамин Александрович Каверин в своем предположении? Если не полностью, то, вероятно, в значительной мере - да. Сегодня известно, что поставить свою подпись под упомянутым письмом тогда, в январе 1953 года, отказались Герой Советского Союза генерал Яков Крейзер, народный артист СССР, дважды кавалер Георгиевских крестов Марк Рейзен, сам Вениамин Каверин. Не умаляя значимости смелого поступка этих людей, заметим, что для И. Эренбурга подобный отказ был куда опаснее. И поэтому поступок Эренбурга вызывает большое уважение.
Когда-то сам И.Г. Эренбург заметил, что забвение - закон жизни, репетиция смерти. Но есть события, о которых забывать нельзя, не только во имя справедливости, но прежде всего во имя потомков, во имя Будущего.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников