10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БАБУШКА И МАРКЕТИНГ

Левина Ариадна
Опубликовано 01:01 22 Августа 2000г.
Месяц назад наша газета сообщила о самой, наверное, пожилой предпринимательнице России - 90-летней Валентине Павловне ОЛЕЙНИК из подмосковного Королева. Эта давно уже прабабушка, ничуть не смущаясь своего преклонного возраста, открыла на дому мини-цех по производству вязаных изделий. После публикации нашей героиней живо заинтересовались многие газеты и телерадиокомпании, в том числе "Би-би-си". Но Валентина Павловна, которая много лет читает "Труд", дала согласие на интервью только нам.

- Ну, называть меня предпринимательницей - преувеличение, - улыбается жизнерадостная старушка. - Больших денег я не зарабатываю, вяжу в основном родным, друзьям, знакомым. Главная цель - не прибыль, а удовольствие, которое от этого получаю.
Вяжет Валентина Павловна почти всю жизнь. Первые стежки крючком мама ей показала, когда Вале было 3 года. Оставила дочке нитки и пошла молоко на кухню кипятить. Возвращается - а малышка вяжет платочек. Его бабушка Валя хранит до сих пор.
- Мы жили тогда в городе Кургане на Урале, - вспоминает моя собеседница, ни на минуту не переставая постукивать спицами (заканчивает кофточку внучке). - Из детства мне запомнилось, как мама вышивает, сидя у окна, синих птиц мне на платье. Это было так красиво, что я от радости заплакала. А через год, когда мне исполнилось 5 лет, мама умерла от туберкулеза...
Отец женился вновь. Стали рождаться один за другим дети. Валя как старшая выполняла обязанности няньки. Потом заболела золотухой. Врачи приходили, смотрели, качали головами и выносили жесткий приговор: протянет недолго. "Уже умерли все мои младшие братья и сестры, а я вот живу, - замечает баба Валя. - Врачи удивляются: сердце - как у 20-летней, давление - как у спортсменки. Сплю крепко, даже если накануне понервничала. В еде неприхотлива. Главное - чтобы черный хлеб был. Аппетит отменный. Если не пообедаю вовремя, настроение портится. Это, наверное, с голодного детства привычка осталась".
Голодной, впрочем, была почти вся жизнь Валентины Павловны. Ей было 14, когда от воспаления легких умер отец. На мачеху, говорит, я не обижаюсь: она тоже учила шить, вязать, вышивать. Но прокормить всех детей мачехе было трудно, и Валя из 8-го класса ушла в педучилище. А жила у слепой бабушки. Приходила с занятий - желудок от голода сводило. Поэтому ночами вязала шарфики, носки, салфетки, а рано утром, до занятий бежала продавать добро на рынок. С первых заработков практичная девочка покупала не леденцы, а картошку и сало.
Распределили ее, 17-летнюю учительницу, в глухое уральское село. Школы там не было, отвели ей угол в сарае. Люди учиться не шли и детей не пускали. Прямо как в фильме "Сельская учительница": и угрожали ей, и учебники сжечь обещали. "Помню, проведу урок, голову в шкаф спрячу, чтоб никто не видел, и реву", - вспоминает бабушка. И ее черные, от природы блестящие глаза даже сейчас наполняются соленой влагой. Конечно, она победила. Люди потянулись в школу, к кареглазой учительнице, которая плачет, но никогда не отчаивается...
Потом был вечерний пединститут в Челябинске, замужество по страстной любви за комсомольским активистом, похожим на молодого Блока. В качестве первого знака внимания кудрявый красавец Иван подарил ей ... коробку тонких чулок. О такой роскоши Валя стеснялась даже мечтать.
В 32-м у них родилась дочь. А в 37-м среди ночи Ивана забрали в НКВД. Больше Валя его не видела. В конце 50-х, когда его посмертно реабилитировали, выяснилось, что расстреляли его через 2 недели после ареста по нелепому обвинению в шпионаже и службе в белой армии...
"Но это мы узнали потом, - вздыхает Валентина Павловна. - А тогда, в 37-м, меня выгнали с казенной квартиры с ребенком, в ночь, в безвестность. Никого у нас не было, бабушка давно умерла. Я лишилась работы в школе, Люсю выставили из садика. Родители запрещали своим детям с ней играть. Дочь врага народа... Одна директор школы, век ей буду благодарна, пустила нас жить в подсобку среди ящиков и коробок с ветошью. Так мы и прятались там довольно долго"...
Но и этот кошмар Валентина как-то вынесла. А затем многие годы была завучем, директором разных челябинских школ. Во время войны возглавила профсоюз Южно-Уральской железной дороги. Потом опять вернулась в школу. А в 66-м году, выйдя на пенсию, перебралась в Подмосковье, поближе к детям и внукам.
"Вязать и вышивать в жизни было особо некогда, - говорит. - Только к старости опять вспомнила мамины "фирменные" стежки. Обвязала всех родных, внуков, правнуков. А сейчас времени много, глаза, слава Богу, еще видят, а сидеть на шее у родных не хочу. Нет, они меня не обижают, не считаются. Но не так я воспитана, чтоб даром щи хлебать. Вот и стала потихоньку вязать. Расценки у меня простые - "сколько не жалко". Да и не оставляют меня благодарные клиенты: звонят, приходят, то яблок принесут, то пряников. Я люблю пряники...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников