18 февраля 2018г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 56.36   € 70.65
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛИСА ИВАНОВНА ИЗ СТРАНЫ ЧУДЕС

Князев Владимир
Опубликовано 01:01 22 Августа 2002г.
Алиса Ивановна Аксенова более сорока лет возглавляет всемирно известный Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Он первым среди подобных объектов страны в 1977 году получил Государственную премию, к которой в 2000 году добавилась еще одна. Сама Алиса Ивановна тоже удостоена двух Государственных премий РФ, премии президента страны, орденов и медалей.

- Алиса Ивановна, из вашей книги "История. Судьба. Музей" я узнал, что многолетняя работа сопровождалась не только успехами, но и горестями, постоянной борьбой с чиновничеством, строгими выговорами и даже угрозами увольнения с работы... Чего стоит, например, конфликт с Павловым, бывшим вождем комсомола страны. Как вы тогда отважились?
- А как не отважиться, если розовощекий комсомольский вождь несет чушь с трибуны пленума ЦК КПСС. Это сегодня данная аббревиатура уже ни у кого не вызывает эмоций, а тогда любое негативное упоминание на таком уровне грозило большими неприятностями. Павлов же, критикуя недостатки в работе организаций культуры страны, сослался на музей в Юрьеве-Польском Владимирской области. С негодованием рисовал он присутствующим такую картину: вместо пропаганды достижений отечественного автомобилестроения в упомянутом музее, видите ли, экспонируется карета с туалетным устройством. А еще там выставлен памятник собаке, который когда-то один помещик установил на ее могиле. Вот, мол, музейщики до чего докатились.
Да, есть и карета, есть и памятник собаке. Желающие и сегодня могут их посмотреть, потому как экспонаты эти - необычные. Та самая карета воскрешает трагические страницы войны 1812 года. На Бородинском поле смертельно ранен сподвижник Суворова и Кутузова князь Петр Багратион. Истекающего кровью, его привозят на телеге в Москву. Дороги запружены, а впереди неблизкий путь из столицы в село Симу Юрьева-Польского уезда. И вдруг один дворянин дает раненому Багратиону свою карету, в которой его и привозят в имение друга, князя Голицына. Здесь полководец умрет от ран, будет похоронен, а в память о нем карета будет сохранена сначала в имении, а потом - в музее. Редчайший экспонат!
Или памятник собаке. Услужливые помощники "забыли" доложить Павлову о том, что рядом с ним в музее хранится объявление о продаже и собак, и крепостных девушек, причем в ряде случаев цена людей ниже. Это производит большое впечатление на экскурсантов, о чем я и хотела сказать тогда Павлову. Но разве могли допустить до партийной трибуны человека без предварительной цензуры его речи! И все же позднее я публично ответила комсомольскому секретарю - на заседании идеологической комиссии ЦК. Что, в свою очередь, едва не закончилось плачевно для представительницы владимирской молодежи...
- Проходит время, и к вам засылают комиссию ЦК КПСС - изучать вопрос о состоянии идеологической работы в музее.
- И эта комиссия сделала убийственный вывод: мол, недостаточно убедительно пропагандируем преимущества советского образа жизни. Потом узнала, что готовится решение ЦК об идеологических перекосах в работе музеев на примере Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Для директора это означало - прощай, любимая работа...
- От увольнения вас спасла тогда встреча со вторым человеком в партии, членом политбюро Андреем Кириленко?
- Кириленко и секретарь ЦК Капитонов с женами решили как-то махнуть в Суздаль. Меня приставили к ним экскурсоводом. Ходим по городу, в то время здесь шли бурное строительство и реставрация. Кириленко, едва не упав на покачнувшейся плите тротуара, грозно изрек: "Сколько пишут о Суздале, а здесь нечего смотреть. Неустройство, грязь..." Тогда я возразила высокому партийному гостю: "Нельзя так говорить о Суздале! Вы же видите: идет огромная работа. А еще недавно в городе не было даже канализации, асфальта. Помните, как несколько лет назад вы ехали в Иваново и должны были остановиться в Суздале, но маршрут изменили: по раскисшей дороге нельзя было проехать. Пойдемте в наш кремль, и вы увидите, сколько сделано за последнее время в городе и музее". Кириленко слегка оторопел от такого напора и согласился. Кремль поразил московских гостей. Партийный чин сказал много самых добрых слов в адрес реставраторов и хранителей старины.
- А верно, что генералы КГБ были ярыми противниками созданной вами экспозиции "Узники Суздальской тюрьмы"?
- Верно. Начальник владимирского КГБ генерал Пономарев прямо мне сказал: "Алиса Ивановна, я был с высоким гостем по нашей линии в Суздале. Посмотрели в монастыре экспозицию по тюрьме. Этот товарищ рекомендовал ее закрыть. Вы должны понимать, что отраженный в ней период истории, 20 -30-е годы, может вызвать у посетителей ненужные и вредные вопросы". Мы это понимали, ведь тогда тюрьма фактически была политическим изолятором. К счастью, экспозицию удалось сохранить.
- Пытаясь спасти ценнейший памятник - "Царскую усадьбу", вы схватились с первым секретарем Владимирского обкома, по тем временам фигурой весьма могущественной, и, кажется, проиграли...
- Дворец лесопромышленника Храповицкого, построенный в XIX веке в псевдоготическом стиле, даже сегодня производит неизгладимое впечатление. Хотя находится он в ужасном состоянии. А когда-то его украшали рыцарский зал с коллекцией оружия, мраморные камины и вазы, расписные плафоны, огромные зеркала, дубовые панели, парк, насчитывающий более 100 видов кустарников и деревьев, фонтаны, каскады, фруктовый сад и теплицы, в которых выращивались абрикосы и персики. Такой памятник нужно было сохранить для потомков любой ценой, что мы и пытались делать. Я уже начала переговоры с руководством военного гарнизона о привлечении солдат к расчистке парка, как вдруг мне сообщили, что тогдашний первый секретарь обкома выразил недовольство: "Аксенова и так нахватала много. В этом здании мы устроим базу отдыха, будем принимать важных людей".
Сколько раз за свою жизнь я слышала это выражение - "нахватала"! Хотя ничего, кроме растущего объема работ и груза новых проблем, я не получала.
- Ну а как же вызвавшая в свое время такой ажиотаж "дача Аксеновой"?
- Наша семья имела неосторожность купить в деревне маленький деревянный полусгнивший домик за 500 рублей. Два отпуска ремонтировали его от фундамента до крыши. На все есть документы, квитанции. Но меня затаскали по комиссиям. Сколько проверяющих в деревню приезжали. Считали все до последнего гвоздя. Никаких нарушений не нашли... Наконец советско-партийная власть выдала мне такой аргумент: "Надо на вашем примере показать в области, что пора прекратить покупку домов. У человека должно быть одно жилище". Смешно? А нам тогда было не до смеха.
- Алиса Ивановна, вам доводилось быть экскурсоводом у многих известных людей. В том числе у Екатерины Фурцевой, Юрия Гагарина, Михаила Суслова, Дмитрия Устинова, Геннадия Зюганова, Михаила Касьянова, наконец, у Владимира Путина. Чем запомнились вам эти люди?
- Памятных встреч было много! Гагарин запомнился на удивление тихим, печальным, погруженным в себя...
Суслов - старик с холодным взглядом серых глаз, в узком черном пальто и резиновых калошах. Ночевал не в гостинице, а на железнодорожной станции в специальном вагоне. На просьбу оставить запись в книге почетных посетителей строго спросил: "Зачем"? Потом вывел одно слово - "М.Суслов".
Михаил Соломенцев, бывший в ту пору председателем правительства РСФСР, решил отобедать в трапезной Суздальского кремля. На столе была редька по-архиерейски, закуска дворецкая, щи по-царски, жаркое по-купечески, рыба по-монастырски... Соломенцев возмутился: "Что это такое? Кухня должна быть народной!" На следующей неделе в меню значилось: редька "Нерль", закуска по-суздальски, щи по-деревенски, жаркое по-крестьянски и просто блины.
Странное впечатление производит Зюганов: вроде бы волевое лицо мыслителя - сократовский лоб, но глаза... Без теплинки, без искры живого интереса.
А глаза Путина поразили - очень внимательные. Всегда отличишь, кто формально "интересуется", а кто непосредственно. Он умеет слушать, что дано не каждому высокопоставленному чиновнику, реагирует на шутку, моментально дает поручения по просьбам.
- Удивительно, что в этом списке нет Бориса Ельцина. Он же приезжал во Владимир...
- Приезжать-то приезжал, только молодой губернатор-демократ Юрий Власов, зная мою прямоту, побоялся допустить до президента. А с Борисом Николаевичем мы потом все же встретились. Он вручал мне орден "За заслуги перед Отечеством" в Кремле...
- За заслуги перед культурой и Отечеством вы награждены четырьмя орденами. А сколько раз вас снимали с работы?
- ...Но так ни разу и не сняли. Находились добрые, честные, порядочные люди, которые понимали меня. Крепкой опорой был всегда и скромный коллектив музейных работников. Это - бессребреники, влюбленные в Суздаль и в свое дело.
В 2004 году у нас будет большой юбилей - 150 лет со времени открытия музея во Владимире. Мечтаю вместе со своим коллективом достойно встретить ее.


Loading...





МОК разрешил ехать на Олимпиаду 169 российским спортсменам, запретив им выступать под национальным флагом. А может, ну её, Олимпиаду эту?