19 февраля 2018г.
МОСКВА 
-1...-3°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 56.36   € 70.65
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Хемингуэй, оказывается, бывал в Перу

Чародеев Геннадий
13:54 22 Августа 2005г.
Опубликовано 13:54 22 Августа 2005г.
Хемингуэй, оказывается, бывал в Перу

Поиски подходящего места для съемок фильма по своей повести "Старик и море" /1952 г./ привели Эрнеста Хемингуэя в Перу. О его пребывании в южноамериканской стране и своем общении с лауреатом Нобелевской премии полвека спустя рассказывает перуанский журналист-ветеран Марио Сааведра-Пинон. Собственно, попытки Хемингуэя поймать "большую рыбу" - марлина или меч-рыбу - у северного побережья Перу и способствовали знакомству автора "Праздника, который всегда с тобой" с 27-летним завотделом информации лимской газеты "Комерсио". Это была единственная поездка выдающегося американского писателя в какую-либо из стран Южной Америки, уверяет перуанец.

Стоит, наверное, напомнить, что "Старик и море" - это рассказ о рыбаке-кубинце Сантьяго, который после тяжелой полосы неудач поймал далеко в море огромную меч-рыбу. Долгие часы он мерился с ней силами, изнемогая в борьбе; когда же, наконец одолев ее (кончались третьи сутки), он буксировал добычу домой, на мертвую рыбу набросилась стая акул, которых он не смог отогнать, и они ее обглодали, сожрали огромную рыбину. В только что вышедшей в свет книге "Хемингуэй в Перу" Сааведра-Пинон собрал рецензии, газетные и журнальные статьи, а также никогда не публиковавшиеся фото о пребывании выдающегося американского писателя. Автор воскрешает в памяти Хемингуэя, который, на его взгляд, подтвердил свою славу искателя приключений, страстного любителя боя быков и неисправимого "поклонника Бахуса". В то же время он особо подчеркивает замечательные человеческие качества писателя, его чувство юмора и "правильный" испанский язык, на каком говорят в Кастилии /центральной части Испании/.

77-летний перуанец рассказал журналистам, что идея опубликовать такую книгу родилась у него несколько месяцев назад, когда он обнаружил в своем архиве около 50 забытых негативов с изображениями писателя, с которым он не раз беседовал о корриде и литературе. Не раз они встречались и за бутылкой виски, разбавляя горячительный напиток лишь "той жидкостью, что была в желудке".

Осознавая историческое значение своих никогда не публиковавшихся фото, Сааведра-Пинон включил дюжину из них в свою книгу. Есть среди них есть одна посвященная ему самому фотография, подписанная на испанский манер: "Эрнесто Хемингуэй". В 1956 году Хемингуэй прибыл из Майами /американский штат Флорида/ в Талару, на границе Перу с Эквадором, а затем перебрался оттуда в Кабо-Бланко, небольшую рыбачью бухту в 1140 км к северу от Лимы. "Его сопровождала,- свидетельствует Сааведра-Пинон,- свита из десяти человек, в том числе его жена Мэри Уэлш, тоже журналистка, и шкипер Грегорио Фуэнтес, старый кубинский рыбак из поселка Кохимар, под Гаваной. Он умер три года назад в возрасте 102 лет". Почти месяц Хемингуэй жил в отеле "Фишинг клаб", принадлежавшего клубу рыболовов, который основали американские мультимиллионеры и где предпочитали останавливаться кинозвезды, магнаты и знаменитые спортсмены. "В то время вокруг Кабо-Бланко вовсю процветала ловля меч-рыбы и марлина, но, судя по всему, течением Эль Ниньо всю рыбу отнесло к берегам Эквадора".

В книгу, изданную Перуано-Американским культурным институтом, включены очерки, которые Сааведра-Пинон печатал в своей газете "Комерсио". "В мою задачу входило расспрашивать Хемингуэя о его жизни, его отношениях с литературой и другими писателями, а также почему в его творчестве неизменно присутствует смерть?",- рассказывает он.

На этот последний вопрос автор "По ком звонит колокол" ответил, что "смерть - это шлюха, с которой я не хочу иметь дела". И тем не менее годы спустя застрелился, замечает перуанец. Много места в книге отведено под диалоги о тавромахии и лестные высказывания Хемингуэя об испанском тореро Антонио Ордоньесе, с которым оба дружили. Когда он в 50-е годы смог снова приехать в Испанию после того, как ему разрешили франкисты, он воспылал симпатиями к Луису Мигелю Домингину, хорошему тореро, но когда увидел в деле Ордоньеса, то стал его поклонником, утверждая, что никогда не видел никого, кто бы вел себя так на арене.


Loading...





МОК разрешил ехать на Олимпиаду 169 российским спортсменам, запретив им выступать под национальным флагом. А может, ну её, Олимпиаду эту?