09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕ МИЛОСТЬ, А МИЛОСЕРДИЕ

Все экономические реформы, какие бы благие намерения не лежали в их основе, бессмысленны, если их целью не является человек. Сегодня же в российском обществе есть категория людей (и к тому же немалая), которой необходимо уделить самое пристальное внимание. Это инвалиды. Чтобы облегчить их жизнь, сделать социально активными гражданами своей страны нужна полномасштабная реформа системы социальной защиты инвалидов в Российской Федерации.

СКОЛЬКО В РОССИИ ИНВАЛИДОВ?
У нас сейчас более 11 миллионов людей, имеющих инвалидность, причем 80 процентов из них - первой и второй групп. Ежегодно инвалидами становятся около одного миллиона человек. Многие - в трудоспособном возрасте. И только 5 процентов из них имеют шанс полностью восстановить свое здоровье. Поэтому одна из главных задач - обеспечение реабилитации инвалидов и их занятости.
Прежде всего, конечно, речь идет о преобразовании существующего порядка их трудоустройства, организации трудовой деятельности в особых условиях труда, создании для этой категории граждан дополнительных рабочих мест. Не стоит забывать, что труд (а вернее, трудоустройство) - жизненно важное условие для достойного существования человека. Тем более актуальны эти проблемы для инвалидов, особенно молодых, только-только открывающих двери во взрослую жизнь.
Сейчас люди с инвалидностью, несмотря на свою профессиональную квалификацию и способности, повсеместно сталкиваются со значительными трудностями при устройстве на работу. До 90 процентов инвалидов в России не имеют работы, а многие из оставшихся десяти процентов работают только "на бумаге". Так, в течение 2004 - 2005 годов на отдельных предприятиях Москвы численность рабочих мест для инвалидов уменьшилась более чем в пять раз, и это притом, что количество людей с ограниченными возможностями возросло до одного миллиона.
Многие предприимчивые деятели используют инвалидов в качестве "ширмы" для минимизации налогообложения своей фирмы. Еще совсем недавно считалась обычной ситуация, когда официально работающий инвалид даже не ходил на работу, а в обмен на трудовую книжку лишь получал минимальную зарплату. Правда, затем подобные компании лишились соответствующих налоговых льгот и из-за этого начали просто увольнять инвалидов. Даже предприятия, принадлежащие общественным организациям инвалидов, обычно предоставляют им не требующие квалификации, а потому низкооплачиваемые должности. А ведь для многих это единственная возможность работать и зарабатывать.
Все это не только не позволяет людям с инвалидностью получить хорошую работу, но и в немалой степени способствует их изоляции от общества.
По данным социологических исследований, и российских, и зарубежных, в трудоустройстве инвалидов во многих странах наблюдаются схожие проблемы. Где-то они решаются более эффективно, где-то менее. Но везде организация, готовая принять на работу человека с ограниченными возможностями, в первую очередь сталкивается с необходимостью дополнительных затрат. Инвалиды же, в свою очередь, боятся потерять жизненно необходимые для них социальные гарантии при трудоустройстве.
Эти проблемы должны быть уже в самое ближайшее время решены в российском трудовом законодательстве. Ведь для многих инвалидов работа является истинным смыслом жизни. Именно так они могут реализоваться, проявить свою независимость, индивидуальность, творческие способности. Сегодня же только трое из ста инвалидов находят силы и возможность жить активной жизнью.
ГЛАДКО ТОЛЬКО НА БУМАГЕ
Еще в 1995 году Федеральный закон "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" декларировал, что задачей государства является предоставление инвалидам равных с другими гражданами прав и возможностей. Прошло более десяти лет, а эта декларация так и осталась во многом на бумаге. Конкретные действия по интеграции людей с инвалидностью в общественную и экономическую жизнь по-прежнему отличаются инертностью и недостаточной эффективностью. Так, например, Министерство образования и науки уже довольно продолжительное время практически не развивает такое направление, как "инклюзивное образование", обеспечивающее право детей-инвалидов учиться в обычных школах рядом со своими сверстниками.
Вообще же здесь у нас проблем - не счесть. Например, с трудоустройством матерей, воспитывающих детей-инвалидов. Плохо развиты надомные формы трудовой деятельности инвалидов. Весьма неохотно решается на производствах вопрос о гибком трудовом графике или неполном рабочем дне для них. А сколько уже говорили о хроническом недостатке средств передвижения или слуховых аппаратов для инвалидов! Немало "прорех" и в том же образовании детей и молодежи с ограниченными возможностями... Этот список можно продолжать практически до бесконечности.
Вот уже почти два года при председателе Совета Федерации действует Совет по делам инвалидов. Проведенный им анализ российского законодательства выявил, что наиболее существенным его недостатком является неполнота имеющихся механизмов реализации важнейших правовых норм в области профилактики инвалидности и реабилитации инвалидов. Например, с введением в действие части второй Налогового кодекса значительно ухудшилось положение общественных объединений инвалидов и создаваемых ими предприятий и учреждений. До сих пор в России не существует даже официальных данных о количестве людей с потерей слуха. Но достаточно уверенно можно вести речь о 6 процентах населения нашей страны. При этом 90 процентов из них пользуются языком жестов. И хотя действующим законодательством предусмотрены меры государственной поддержки этой категории граждан, то, что происходит в жизни, пока не обнадеживает.
В последнее время удалось добиться введения сурдоперевода и включения "бегущей строки" в некоторые телевизионные программы, но этого явно недостаточно. Людям с ограниченными возможностями по слуху по-прежнему сложно получать услуги сурдоперевода в государственных учреждениях, несмотря на законодательные гарантии.
Только для обслуживания московских инвалидов по слуху (а их более 20 тысяч человек) требуется не менее тысячи переводчиков, в то время как в штате организации, на которую возложены эти обязанности, работают всего 18 человек. Также не наблюдается пока и должного понимания того, что законодательный статус языка жестов обязательно нужно повышать. Хотя бы потому, что его используют как минимум два миллиона российских граждан. При этом, например, в США человек, не знающий его основ, не сможет получить работу в службе "911" (оказания экстренной помощи), в правоохранительных и других органах, непосредственно работающих с людьми.
Резюмируя, следует признать, что основной задачей в этой сфере становится не только развитие законодательных положений, защищающих интересы людей с инвалидностью, но и разработка государством четких механизмов реализации уже предоставленных им прав.
СЫНЫ ИЛИ ПАСЫНКИ?
Известный 122-й закон о "монетизации" льгот, по сути, изменил социальную модель закона "О социальной защите инвалидов в РФ" на примитивное толкование ограничения способности к трудовой деятельности. За время, прошедшее после вступления 122-го закона в силу, Совет Федерации обращался к правительству с предложениями о защите интересов инвалидов. Ряд предложений был учтен при издании подзаконных актов. Например, восстановлены права регионов при решении вопроса о защите прав инвалидов. Однако сделано еще далеко не все необходимое. Во многом - из-за упорного нежелания увеличивать бюджетные расходы.
Но если уж государство взяло на себя обязанность обеспечить достойную жизнь всех своих граждан, то тут исключений быть не должно. И в первую очередь для наиболее уязвимой части населения, которая нуждается не в нашей жалости (причем порой весьма абстрактной), а в реальной поддержке и заботе. Чтобы в итоге инвалиды могли чувствовать себя полноправными членами общества, которым нужна не милость, а как минимум - милосердие.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников