09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИЗ АМЕРИКИ С ЛЮБОВЬЮ

Мухтаров Евгений
Опубликовано 01:01 22 Сентября 2005г.
По официальной статистике, в Ярославской области проживает около пяти тысяч ребятишек, оставшихся без пап и мам. Одни отказались от своих детей сами, другие лишены родительских прав по вердикту суда. Детские дома переполнены, вовсю идет строительство временных приютов. А желающих усыновить или удочерить ребенка среди местных жителей мало.

В конце прошлого года в такой очереди значилось всего восемь ярославских семей. По мнению заместителя директора областного департамента образования Ольги Калугиной, это связано с тем, что сироты часто больны. Вот и получается парадокс: богатые россияне состраданием к чужому горю обычно не отличаются, а бедные и рады бы принять в семью ребенка, но нет средств, чтобы обуть-одеть малыша, а уж тем более на его лечение. Больным мальчишкам и девчонкам остается только ездить на креслах-каталках по тусклым коридорам да печально смотреть на мир через казенные окна. Смотреть и все-таки надеяться на чудо, когда "прилетит вдруг волшебник", пусть даже издалека...
Своих настоящих папу и маму, проживающих в одной из маленьких деревень Ярославского района, Машенька ни разу не видела. "Отказница" - так написано в свидетельстве о рождении. Дело в том, что девочка появилась на свет со страшным диагнозом - патология костной системы. Выглядела она так, что медики даже не хотели показывать новорожденную матери. Один лишь раз принесли туго запеленатого младенца и строго-настрого запретили разворачивать. Но материнское сердце не выдержало - женщина все-таки решилась и посмотрела...
Через некоторое время родители Маши подписали "отказные" документы. Мало кто верил, что девочка вообще выживет: в детское отделение Карабихской больницы ребенка, скажем прямо, везли умирать.
- Маше было всего-то 17 дней. Очень слабенькая, она лежала, почти не двигаясь. Мы как могли ее выхаживали. А вскоре произошло чудо: она начала есть, - вспоминает Мария Николаевна, сотрудница больницы.
Машеньку здесь особенно полюбили. Работницы навязали девочке шапочек и носочков, а зав. отделением настояла на том, чтобы не отдавать ее в специальный детдом для инвалидов. Вместо этого врачи на выходные по очереди стали брать ребенка к себе домой. А сами украдкой плакали - ведь Машеньке требовались дорогостоящие операции, которые местные медики провести не могли.
Девочка прожила в больнице больше трех лет без надежды на выздоровление и, главное, на обретение семьи. Не было русских пар, желающих усыновить больного ребенка.
- А она очень ждала маму, - вздыхает Мария Николаевна. - Бывало, подойдет к телефону, снимет трубку и разговаривает как будто бы с ней.
И вот однажды в больнице появилась женщина и на ломаном русском языке сказала: "Я твоя мама". Машенька ничуть не удивилась - только спросила серьезно: "Почему ты так долго не приходила?"
Даже сегодня, рассказывая об этом, Симона Дэвидсон из Нью-Йорка не может скрыть волнения. Тогда она объясняла Машеньке, что ехала почти через весь земной шар, а до этого занималась воспитанием сына Зоуи - старшего брата Маши. Потом достала из сумки игрушки, и девочка простила маме столь долгое отсутствие, крепко обняв ее за шею. Вскоре в свидетельстве о рождении Маши появилась запись: "Мария Дэвидсон. Место рождения - Россия".
Симона увезла ее за океан, к папе Стиву и братику Зоуи. Девочку провожала со слезами на глазах вся Карабихская больница. Потом усыновители звонили, рассказывали, что Машенька быстро учит английский. Говорила в трубку и сама девочка. Радостно сообщила, что у нее есть собака, много фруктов, и звала ярославских врачей в гости. В Америке ей сделали несколько сложнейших операций - благо, что приемный отец Стив - сам довольно известный врач,- и в результате ребенок получил возможность ходить.
Сейчас, спустя 12 лет, мы вместе с Симоной, Стивом, Машей и Зоуи сидим в фойе ярославской гостиницы и рассматриваем фотографии. Передо мной благополучная, дружная семья, и на вопрос, какую страну Маша считает своей родиной, девочка, не задумываясь, отвечает: "Америку".
- Но Маша знает, что она русская - отмечает Симона.- Ведь и у меня, и у Стива предки были выходцами из России. Поэтому мы воспитываем девочку так, чтобы она не забывала, откуда родом. Специально нашли другие семьи, усыновившие детей из России, и наша дочь с ними общается. А еще мы регулярно водим ее в православную церковь.
Неудивительно, что со временем Маша стала все чаще мечтать о поездке в Россию. Хотела посмотреть на нее собственными глазами - но в первую очередь, конечно, встретиться с биологическими родителями и врачами маленькой районной больницы, которые ее выходили. Американская семья отнеслась к этому с пониманием.
- Среди документов, с которыми я увозила девочку из России, оказался адрес ее родной матери и отца, - говорит Симона. - Потребовалось много времени, чтобы выяснить, как они воспримут визит своей дочери, которую, в общем-то, никогда не видели, захотят ли общаться. Мы написали письмо в Ярославль, эта семья нам ответила. Потом второе, третье. В ходе переписки выяснилось, что у Маши в Ярославле есть еще и младшая сестра...
Состоялась встреча, ради которой Маша и ее семья проделали такой длинный путь. Переводчица еще раз позвонила биологическим родителям - не передумали ли, готовы ли встретить гостей? Нет, ждем, но только они против присутствия прессы, - был ответ.
Общалась Маша со своими русскими родителями через переводчика. Не обошлось и без слез, но они быстро высохли. Маша рассказала о себе, причем выяснилось, что она очень любит выращивать цветы - точно так же, как и ярославская семья. Люди это, кстати, вполне благополучные, интеллигентные, - и, конечно же, все минувшие годы они переживали, что в свое время оставили новорожденную дочь, не поверив, что та выживет. Еще девочка увлекается фотографией, играет на фортепиано, много общается с друзьями. "Маша вообще очень быстро сходится с людьми", - улыбается Стив.
В России Маше понравилось: она говорит, что люди здесь лучше, очень доброжелательные, стараются помочь - в Нью-Йорке такого нет.
Уезжали Дэвидсоны из Ярославля в отличном настроении. С родителями Маши и ее сестрой Катей они договорились, что будут дружить, поддерживая постоянную связь через электронную почту и по телефону. Не исключено, что Маша еще не раз побывает в скромном деревенском доме под Ярославлем, да и сами его хозяева когда-нибудь отправятся в гости к девочке и ее иностранным родителям.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников