09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРЯДЕТ РЕВОЛЮЦИЯ УПРАВЛЯЮЩИХ?

Михеев Владимир
Опубликовано 01:01 22 Сентября 2007г.
Вскоре страна узнает новый состав кабинета министров. А с его сменой в России начнется и новый этап административной реформы. Эта так же неизбежно, как уже случившийся отказ от кредитов МВФ, начавшееся избавление от топливного крена в экономике и существующая в проекте статья УК о конфискации имущества у взяточников в среде чиновничества.

Как публично признал на недавней встрече с участниками Международного дискуссионного клуба "Валдай" президент Владимир Путин, существующая ныне трехуровневая структура правительства России неэффективна: "Мы создали такую систему управления на уровне правительства, при которой взяли кальку с некоторых государств, где министерства являются методическим центром, а ряд других структур занимаются либо субстантивной работой, либо контрольными функциями. В течение последних трех с лишним лет стало ясно, что это для нашей действительности неэффективная модель".
Напомним, трехуровневая структура правительства появилась как результат административной реформы в 2004 году еще в бытность премьером Михаила Касьянова. Впрочем, единичные попытки перестроить госаппарат предпринимались и ранее - то в вялотекущем режиме (составление новой нормативно-правовой базы), то кавалерийским наскоком (усечение количества министерств и размножение всяких служб и агентств). Но ее промежуточный итог, по мнению аналитиков, вызывает одно желание: все начать сызнова. Почему?
Кто только не брался за системный и комплексный пересмотр содержания и формы работы властных структур: Михаил Касьянов, Борис Алешин, Дмитрий Козак, Александр Жуков, наконец, Сергей Нарышкин. Все искренне и в меру своей компетенции хотели повысить качество государственного управления путем, процитируем официальный документ, "кардинального улучшения деятельности органов исполнительной власти". В итоге в 2005 году была принята Концепция административной реформы на ближайшие три года.
Готовилась почти что "революция управляющих", которым стали воздавать должное как источникам умных решений, меняющих жизнь сограждан к лучшему. Приобщились и к зарубежному опыту: прислушались к советам экспертов Секретариата доноров при Всемирном банке и Департамента международного развития Великобритании. Приглашали к сотрудничеству Российско-европейский центр экономической политики, созданный Евросоюзом в рамках технического содействия странам СНГ (программа ТАСИС). Переписывали под копирку идеи, воплощенные в жизнь в Германии, Франции и других развитых демократиях. А что получилось?
Текущий 2007 год по старорежимным меркам можно было назвать "решающим годом трехлетки" второго этапа административной реформы, рассчитанного на 2006 - 2008 годы. Собирались ввести за правило "управление по результатам". Провести "стандартизацию и регламентацию". Осуществить "оптимизацию функций органов исполнительной власти и противодействие коррупции". Наконец, повысить взаимодействие власти и общества...
Насколько эти правильные рационализаторские мысли принялись и пошли в рост, судить трудно. Единственное, что заметили сами чиновники всех уровней и рядовые граждане, так это царящую неразбериху, вызванную переходом при Дмитрии Козаке на трехзвенную или трехуровневую структуру исполнительной власти. Тогда наравне с министерствами, выполняющими задачу установления норм, появились службы по контролю за соблюдением этих норм и агентства по оказанию разного рода "государственных услуг".
Реформа привела к тому, что хотя количество министров и сократилось с 30 до 17, включая премьера, его зама и руководителя аппарата, но в целом число федеральных органов власти увеличилось с 54 до 73, поскольку на месте 30 ведомств было образовано 58 служб и агентств. Возникла путаница: кто под кем? Кто кому докладывает и от кого получает деньги? Начались выяснения отношений между топ-менеджерами: самая известная распря приключилась между министром культуры Александром Соколовым и руководителем Федерального агентства по культуре Михаилом Швыдким - они никак не могли решить, кто из них "культурнее".
Даже Дмитрий Медведев однажды в сердцах признал: "Реформа слишком дорого обошлась". За этой фразой стоит констатация грустного факта: реформа почти парализовала процесс выработки и принятия ответственных решений.
...Повысить ходовые и маневренные качества государственной машины в России пытались всегда. Иногда даже успешно (вспомним хотя бы ломку боярско-думской бюрократии Петром Первым). Но в народе бюрократию недаром часто сравнивают с образом сказочного чудовища, у которого сколько ни руби головы, они отрастают вновь - "Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лайяй..." Бюрократия во все времена плодилась с упорством ринувшегося на нерест лосося. Наши дни - не исключение.
При Ельцине, который боролся с породившими его партийными структурами, число обслуживавших его госчиновников стало в три раза больше, чем работников аппарата так знакомого ему ЦК КПСС. По статистике на конец прошлого года в органах федеральной и региональной власти (без учета силовых структур) было занято 1 580 000 человек, что почти на восемь процентов превышало показатель на конец 2005 года.
Впрочем, сегодня само по себе увеличение числа аппаратчиков не есть зло - эта общемировая тенденция, связанные с тем, что функции управления становятся сродни задачкам по высшей математике. Тут уж никакая уборщица не сможет рулить государством. Плохо другое: если управленцы являют собой не просвещенных топ-менеджеров, а корыстных и малограмотных чинуш.
Почти пять лет спустя, оценивая результаты переустройства госаппарата РФ, приходится резюмировать: мало что удалось. И это также способствовало тому, что слово "реформа" стало чуть ли не ругательным. На инстинктивном уровне граждане связывают его с "перестройкой", которая за двадцать лет не привела к тем результатам, на которые рассчитывал простой люд. Как после этого не понять мотивы Александра Жукова, остроумно предложившего еще в 2005 году заменить слово "реформа" на словосочетание: "изменение к лучшему".
Новому составу правительства под началом Виктора Зубкова хочешь не хочешь, а придется продолжить реформу. Весь вопрос в том: каким образом?
ИЗ ДОСЬЕ "ТРУДА"
В 1913 году в императорской России при населении 155,4 миллиона человек насчитывалось 575 тысяч чиновников, то есть по одному на каждые 270 жителей. За три года до этого соотношение количества управленцев к гражданам равнялось: в Англии - один на 137 человек, в США - один на 88, в Германии - один на 79, во Франции - один на 57, в России - один на 161. Заметно, что у нас число бюрократов было существенно меньше. В советской России в 1922 году ряды управленцев насчитывали 700 тысяч при населении в 133,5 миллиона. В СССР в 1985 году чиновников стало 2,4 миллиона при населении 276 миллионов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников