03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ

Цереков Артур
Опубликовано 01:01 22 Октября 2004г.
Из командировки в Москву я возвращался домой во Владикавказ на поезде. Моим попутчиком в купе оказался подполковник армейской разведки, представившийся Виталием, - мужчина лет 35. Фамилию он свою, естественно, не называл, поскольку продолжает служить в одном из спецподразделений, дислоцированных в Чечне. Как водится у попутчиков, разговорились...

ОБ АРАБАХ И ТЕАТРЕ
Сегодня в Чечне против федеральных сил воюют в основном наемники - "дикие гуси" с Ближнего Востока, из Афганистана и из северной Африки. Ребята они от природы крепкие и выносливые, да и спецподготовка у них - высший класс. Однажды в горах мы засекли небольшую группу наемников. Они двигались бегом, пытаясь как можно скорее преодолеть открытое пространство между лесными массивами. Визуально определив старшего группы , я решил взять его живым и, побросав на снег всю свою амуницию, с автоматом в руках бросился за главарем, поручив задержание его спутников своим подчиненным. Тут стоит отметить одну очень важную деталь - у моего "клиента" за плечами возвышался огромный американский рюкзак с палаткой, вещами, инструментом и продуктами. Иными словами, у меня было явное преимущество в беге по заснеженным горным склонам. И тем не менее арабу удалось не просто бежать со мной наравне, а почти уйти - пришлось стрелять на поражение... Такая вот у них физподготовка.
А сами чеченцы сейчас составляют меньшую часть бандформирований, которые воюют против нас. Основное занятие местных "повстанцев" - военный "театр" с большими гонорарами и не особо пыльной работой. Представь себе такую картину: собираются в селе мужики, человек 20-30, отращивают бороды, берут автоматы и идут в ближайший лесок, где селятся в палатках и землянках. Изредка домой за провиантом да помыться бегают. Примерно раз в месяц в этот "пионерский лагерь" приезжает парочка арабов-финансистов с казной и видеокамерой. Перед объективом бородачи кровожадно скалятся, машут большими ножами - вот, дескать, какие мы непримиримые и ужасные. И получают до 500 у.е., а в арабских ведомостях расписываются за тысячу - разницу финансисты-операторы, говорят, кладут в свой карман. А куда-нибудь, допустим, в район Персидского залива отправляется видеоотчет: отряд такого-то полевого командира в непроходимых горных лесах геройски сражается с российскими оккупантами. И так - до холодов, когда "театральная труппа" расходится по домам и всю зиму живет со своими семьями на заработанное в лесу. А по весне - новый театральный сезон... Характерная деталь: если ловишь в лесу такого "актера", привлечь его к ответственности практически невозможно.
КАК ЛОВИЛИ ХАТТАБА
Однажды по нашим спецканалам прошла горячая информация - сам Хаттаб собирается совершить инспекционную поездку по одному из районов Чечни. Все спецслужбы "встали на уши" - были усилены посты, расставлены секреты. Весь проезжающий транспорт тщательно досматривали - искали всем знакомую бородатую личность в "чегеварском" берете. А результат - нуль. Позднее выяснилось, что Хаттаб все же провел инспекцию, изменив свою внешность. Причем кардинально: по селам разъезжала старенькая "шестерка", за рулем которой сидел классический "браток" - гладко выбритый и коротко стриженный в кожаной "косухе", с массивным распятием на толстой золотой цепи. И никому даже в голову не могло прийти, что этот мило улыбающийся бодрячок и есть Эмир Хаттаб.
ХМЕЛЬНАЯ МЕДАЛЬ
Как-то раз в моем блиндаже праздновали день рождения офицера-разведчика. Ну, посидели, как полагается в таких случаях, закусили, выпили немножко. Набор развлечений на войне невелик, вот мы и принялись за одно из самых распространенных - вышли по рации на волну боевиков и стали друг друга крыть в эфире по матушке да по батюшке. Гляжу, один наш приятель-артиллерист вдруг оживился, подсел к пеленгующему устройству и стал в свой служебный блокнот какие-то цифры записывать. А потом и вовсе покинул блиндаж. Ну а мы еще добавили за здоровье "новорожденного" и отправились на боковую.
А поутру нас всех вызвал комдив и предложил писать заявления об увольнении из вооруженных сил. Выяснилось, что ночью наш артиллерийский друг выпустил весь гаубичный боекомплект по ближайшему горному лесу. Ну, мы вернулись в блиндаж и, тяжко вздыхая, взялись за авторучки... Но тут нас вторично вызвали к комдиву, у которого находились два разведчика в камуфляже и раскрасе. Ребята только что вернулись из обстрелянного леса и сообщили об уничтожении лагеря боевиков - там остались одни головешки да убитые бандиты. Артиллериста представили к ордену, а мне дали медаль, которую я с тех пор величаю "хмельной".
ВЫСОКОГОРНЫЙ ОТЕЛЬ
Однажды, преследуя по пятам банду арабских наемников, мы забрались высоко в горы и вышли к небольшому чеченскому аулу. Пошли по домам проверять паспорта. Во время этой проверки я, глядя прямо в глаза одному из стариков, спросил: "Отец, где вы прячете арабов?" Тот, не мигая, отвечает, что посторонних в ауле нет. Тогда мы спустились немного ниже и устроили засаду, в которой провели несколько суток. И не зря - наемники вышли из аула и напоролись на наши стволы... Банда была разгромлена. После боя я зашел к тому самому деду и спрашиваю: "Как же ты мог в свои годы так бессовестно врать мне?" Старик усмехнулся: "Сейчас все мы живем в бедности да в разрухе, работы у молодых никакой нет, с воды на хлеб перебиваемся. А арабы эти расселились по дворам, и каждый из них платил хозяину дома по 200 долларов в день. Кто же в нашем положении может отказаться от таких заработков?"


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников