11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕРГЕЙ ИВАНОВ: "В БОРЬБЕ С ТЕРРОРОМ МЫ И США СОЮЗНИКИ"

Ищенко Сергей
Статья «СЕРГЕЙ ИВАНОВ: "В БОРЬБЕ С ТЕРРОРОМ МЫ И США СОЮЗНИКИ"»
из номера 216 за 22 Ноября 2001г.
Опубликовано 01:01 22 Ноября 2001г.
Чем серьезно озабочен сегодня обитатель самого важного кабинета военного ведомства России, - гадать не приходится. На длинном рабочем столе у самого окна разложена подробнейшая, в несколько метров длиной, топографическая карта Афганистана, страны, где сейчас рвутся бомбы и грохочут выстрелы. С Афганистана и начался наш разговор с министром обороны РФ Сергеем ИВАНОВЫМ.

- Вы не раз категорически заявляли как о полной поддержке антитеррористической кампании, так и о том, что ни один наш солдат не будет воевать в этой стране. Однако на днях в Кабул отправилась для переговоров так называемая передовая группа с вооруженной охраной. Это не противоречит вашим утверждениям?
- Нисколько. Речь идет лишь о физической охране российских специалистов, которые действительно вылетели в Афганистан вовсе не для участия в боевых действиях. Обстановка в Кабуле сейчас спокойная, предсказуемая. Все в столице контролируется Военным советом во главе с генералом Факим Ханом, с которым у нашей страны очень хорошие отношения. Но там идет война. И общая ситуация такова, что доставка людей в город - неважно, каких людей, - это пока обязательно полувоенная операция. Перелеты, переезды, связь, охрану в Афганистане любого нашего персонала в состоянии обеспечить только Министерство обороны РФ. А цель передовой группы, - участие в консультациях по созданию переходного правительства, которое должно представлять все политические силы и все народы этой страны.
Хотя главное, бесспорно, в постталибском урегулировании предстоит сделать самим афганцам. Иногда звучат предложения, что эту населенную многими народами страну целесообразно разделить на части или зоны влияния. Убежден, такой путь - тупиковый. Исторический опыт свидетельствует: попытки насадить извне что-либо в Афганистане всегда заканчиваются плачевно. Слава Богу, сейчас у всех заинтересованных сторон есть полное взаимопонимание: талибам ни при каких раскладах не должно быть места в будущем государственном устройстве страны. С самого начала мы настаивали на этом и предупреждали: иначе через несколько лет там снова придется бороться с тем, с чем мировое сообщество борется в Афганистане сейчас.
Что касается российских интересов, то от руководства, что придет к власти в Кабуле, нам нужно немногое. Важно, чтобы оттуда больше не исходила военная угроза для нас и наших союзников по СНГ. Чтобы прекратился поток наркотиков, объем которого пока измеряется тоннами. Чтобы не было учебных лагерей для подготовки террористов. А политическая окраска будущего правительства Афганистана Россию мало интересует.
- Звучат предложения о вводе международных миротворческих сил в Афганистан. Как вы к этому относитесь?
- Весьма настороженно. Талибы ведь никуда оттуда не ушли, они просто попрятались, укрылись в горах, оставили некоторые позиции и базы. В этой стране события вполне могут развернуться по чеченскому сценарию. Афганистан - это не Косово. Там все намного сложнее. Поэтому у нас нет планов участвовать в подобной операции.
- События в Центральной Азии как-то отражаются сегодня в Чечне?
- Связь происходящего там и на Северном Кавказе давно очевидна, мы не раз об этом говорили. А неделю назад мне доложили, что в Интернете появилось обращение Масхадова к мулле Омару, лидеру "Талибана". Масхадов просит: "Не делайте ничего такого, что оттянуло бы иностранных наемников из Чечни в Афганистан, давайте не будем закрывать второй фронт. Вам сейчас тяжело, но нам еще тяжелее. Русские нас давят".
Масхадову в Чечне иностранные наемники нужны потому, что это опора чеченского сепаратизма. Вот у меня список 101 "солдата удачи", который был убит в боях на Северном Кавказе, начиная с 1999 года. Это только те, кто доподлинно установлен. Еще порядка сотни-двух нам неизвестны и похоронены в горах самими боевиками. Но много и осталось. Некоторые из них вопреки просьбам Масхадова сейчас пробираются в Афганистан. Недели 2-3 назад большая группа наемников из Чечни грузинскими спецслужбами была передана туркам. По списку, с паспортами и визами. Спецслужбы стран, которые реально занимаются борьбой с террористами и являются нашими союзниками, давно об этом проинформированы. Тбилиси информировать, естественно, мы не стали. Там все знают лучше нашего.
Почему в Панкисском ущелье на территории Грузии сейчас настоящий рай для международных террористов? Да потому, что это теперь единственное в мире место, где их никто не преследует. Ты можешь спокойно печатать фальшивые доллары, торговать наркотиками, захватывать заложников. С тобой никто ничего не сделает. А в других странах, где есть бандиты, их худо-бедно поддавливают. Попасться можно.
- А как вы относитесь к другим наемникам - тем, кого неизвестно кто пытается вербовать из наших сограждан для участия в боевых действиях в Афганистане? Сообщения такого рода недавно опубликовал "Труд".
- Первое. Мы внимательно отслеживаем ситуацию, ведь в России предусмотрено уголовное наказание за наемничество. Второе. Ни одного вербовочного пункта иностранного государства на российской территории однозначно нет, и никто не позволит впредь их развернуть. Третье. Не исключаю, что попытки вербовки наших солдат и офицеров запаса через Интернет делают ушлые анонимные российские граждане или организации, которые решили на этом заработать. Предложат наивным людям, которые откликнутся, сдать, допустим, по 200 долларов за оформление паспорта или визы. И исчезнут с этими деньгами.
- Только что завершился визит нашего президента в Соединенные Штаты. Главными темами состоявшихся там переговоров были Договор по ПРО и проблемы стратегических вооружений. Можно ли считать, что сделан серьезный шаг вперед в этой области?
- Россия давно заняла тут определенную и ясную позицию. Мы уже год спрашиваем американцев: вас не устраивает Договор по ПРО? Скажите, чем именно. Какие конкретно параметры? Нам отвечают: этот документ ограничивает проведение испытаний. Каких? Не говорят. Договорились продолжить консультации по этому вопросу.
Что касается сокращения стратегических вооружений, то тут все гораздо яснее. Параметры в ходе визита президента названы. Немного странно было слышать от руководителей США, что инициатива здесь якобы принадлежит им, что они ждут ответа от России. На самом деле наш ответ прозвучал еще полтора-два года назад. Американцам мы свой потолок сокращений стратегических вооружений, на который готовы согласиться, передали давным-давно, и добавить тут нечего.
Вы заметили, как изменились разговоры по поводу опасности распространения оружия массового поражения? Три года нас пытались трамбовать: "Какая плохая Россия, поставляет запрещенные к экспорту товары в Иран". Мы три года просили: назовите, что конкретно вас беспокоит. Так ни разу толком ничего и не услышали. Теперь об Иране забыли потому, что такой проблемы и не было в природе. Зато обеспокоились тем, о чем мы предупреждаем как минимум уже год: "Не на Иран смотрите. Смотрите рядом..."
Вообще проблема нераспространения оружия массового уничтожения по масштабам равна проблеме международного терроризма, с которой борется едва ли не весь мир. А может в будущем стать и еще серьезнее. Ведь нет же сомнений, что бен Ладен очень хотел бы получить в свое распоряжение что-либо как можно более смертоносное. Вряд ли это мог бы быть ядерный боеприпас. Такое вооружение - слишком сложная вещь. А какое-нибудь радиоактивное вещество, которым можно просто нагадить или заразить местность... Или химическое, бактериологическое оружие - чтобы применить все это, особого мастерства или специальной техники не требуется. Поэтому в том, что бен Ладен стремится заполучить такие средства поражения, - сомнений нет. За подобными процессами надо внимательно смотреть. И тут мы с Соединенными Штатами действительно союзники.
- Все эти выводы как-то отразятся на реформировании нашей армии? На прошлой неделе на сборах руководящего состава Вооруженных сил были подведены итоги 2001 года. У вас есть удовлетворение от сделанного?
- Да, есть. Мероприятия, запланированные на нынешний год в области строительства, подготовки и повседневной деятельности Вооруженных сил, в основном выполнены. Другое дело, что в целом такая армия, какая есть у России сегодня, ни руководство страны, ни Министерство обороны не устраивает. Проблем в реформировании очень много. Но за все сразу хвататься бесполезно. Поэтому нами выделены приоритеты. Прежде всего, это новые вооружения. Удалось добиться, чтобы в проекте бюджета на 2002 год ассигнования по этой статье значительно возросли - до 28 миллиардов рублей.
И второе - это социальная сфера Вооруженных сил, статус военнослужащих, их положение в обществе. Начинаем реальное реформирование денежного довольствия. Правда, на этот счет уже много спекуляций. Одни говорят, что будто бы льготы военным с 1 января 2002 года отменят, а перерасчет жалованья произведут лишь с 1 июля. Другие утверждают, что льготы не все отменят, но зарплату почти не повысят. На самом деле все гораздо проще. У военнослужащих сегодня около 30 различных социальных льгот, я специально посчитал. От бесплатного проезда в общественном транспорте до, извините, погребения за казенный счет. Отменить после весьма существенного повышения со второго полугодия будущего года денежного содержания мы собираемся всего две льготы. С 1 июля военнослужащие, как и все граждане, станут платить подоходный налог. Согласитесь, если генерал не платит налоги, а учительница и медсестра платит - глупость получается.
И отменим льготу по 50-процентной плате за коммунальные платежи. Военные за жилье станут платить полностью. Не сделаем этого - завалим реформу жилищно-коммунального хозяйства в стране в целом. И тогда как жил лейтенант в доме с гнилыми полами и протекающей крышей, так и будет жить. Ни ремонтировать, ни строить будет не на что.
Повторяю, в целом со второй половины будущего года военным станет жить полегче. Далее. Когда (как я надеюсь, с 2003 года) сумеем поднять еще и оклады по воинским званиям, тогда военнослужащий перестанет получать меньше государственного служащего. Наоборот, с учетом различных надбавок станет получать больше. И это будет справедливо, потому что армейские офицеры зачастую жизнями рискуют, а не по кабинетам сидят.
Многие предлагают подумать и об отмене призыва на срочную службу. Я очень опасаюсь неоправданного радикализма в деле обороны страны. В принципе мы давно идем в нужном направлении. Контрактников в войсках с каждым годом становится все больше. Но о полном отказе от призыва говорить преждевременно. У Соединенных Штатов на это ушло 10 лет и уйма денег. А вот когда Российская армия получит новую технику и вооружения, когда окладов своих военные перестанут стыдиться, когда снова вырастет престиж службы, - тогда подумаем и над этим вопросом.
- В последнее время вам пришлось выслушать немало упреков по поводу решения России оставить военные базы в кубинском городе Лурдесе и на вьетнамском острове Камрань. Вы обосновываете этот шаг прежде всего экономическими соображениями. Да и политически наш уход оттуда сегодня выглядит логичным. Но ведь политика переменчива. Когда-то и положение с финансированием изменится в лучшую сторону, а названные военные объекты уже займут другие. Не придется ли потом кусать локти?
- Наш уход из Камрани продиктован не только экономическими соображениями. Меняется внешнеполитическая ситуация вокруг России, меняется и наше отношение к размещению российских сил за пределами национальной территории. За последние годы существенно изменился характер и объем задач, стоящих перед Вооруженными силами. Сегодня наше постоянное военное присутствие в зоне Индийского океана уже не диктуется интересами безопасности государства. А отдельные задачи в этом регионе ВМФ РФ может решать путем осуществления деловых заходов в порты дружественных государств. Сами понимаете, средств для этого требуется намного меньше.
Словом, шаг этот всесторонне взвешен. Я с полным основанием заявляю, что, покинув Камрань и Лурдес, мы не поступились ни интересами военной безопасности России, ни интересами военной безопасности традиционно дружественных нам Вьетнама и Кубы.
- Сегодня мы уходим не только из дальнего зарубежья. Только что завершен вывод российской военной базы из Абхазии. Из Приднестровья уходит эшелон за эшелоном с оружием и техникой 14-й армии. И там, и там общее одно: протесты местного населения против вывода российских войск. Что бы вы ответили встающим на пути воинских колонн простым людям, долгие годы жившим "под сенью дружеских штыков", а теперь искренне обеспокоенным своей, как им представляется, грядущей беззащитностью?
- Вывод российской военной базы из Абхазии, а также излишней техники и вооружения из Приднестровья производится в соответствии с международными обязательствами, принятыми Российской Федерацией на стамбульском саммите в 1999 году. В то же время после вывода нашей базы из Гудауты в Абхазии там остается российский воинский контингент, выполняющий миротворческие функции в зоне грузино-абхазского конфликта.
Россия как страна-гарант взяла на себя обязательства выполнять миротворческие функции и в Приднестровской Молдавской Республике до полного урегулирования конфликта, то есть до определения международно признанного статуса Приднестровья. Находящиеся здесь 48 тысяч тонн боеприпасов 14-й армии - это самый крупный военный склад в Европе. Сейчас наши военнослужащие там занимаются не столько миротворчеством, сколько охраной полуразвалившихся хранилищ. Часть боеприпасов выпущена еще в 30-е годы. Разве это эффективное использование Вооруженных сил?
То есть речь главным образом идет о выводе избыточных, не нужных нам в тех местах вооружений и боеприпасов, а не о выводе военнослужащих.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников