04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕТРАДИЦИОННО ОРИЕНТИРОВАННАЯ КРИТИКА

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 22 Декабря 2001г.
Московская театральная жизнь кипит, волнуется, подбрасывая все новые сюжеты. Театров много, есть кого возводить на пьедестал, а кого - сбрасывать с него...

Благо теперь и в прессе можно писать обо всем, в том числе и о театральных деятелях, помеченных "голубизной", нетрадиционной секс-ориентацией. А если оскорбленная сторона подаст, предположим, в суд - это опять же на руку гоняющемуся за сенсацией журналисту. Был бы скандал.
Прочитав в одной из газет статью Елены Ямпольской "Критика ниже пояса", я подумала: ну вот, ребята, мы и приехали! В ней она не только в пух и прах разносит вахтанговский спектакль "Ночь игуаны", но и обвиняет режиссера Сергея Яшина в том, что он своей "голубой" постановкой растлевает молодежь. И делает это с молчаливого согласия "натурала" и по совместительству худрука театра Михаила Ульянова. Понимая, что Сергей Яшин особо не нуждается в моей защите, поскольку своими спектаклями давно доказал свою состоятельность, как, впрочем, не нуждается в том и Теннесси Уильямс, которого, как утверждает автор статьи, режиссер ставит только потому, что тот тоже гомосексуалист, - я все-таки решила вступить в спор с Ямпольской. В первую очередь просто потому, что мне стало неловко за профессию критика и за то, что некоторые из нас пытаются таким вот образом делать себе имя.
Ну почему бы той же Ямпольской не написать со всей прямотой, что спектакль в этот раз получился у Яшина действительно сереньким - несмотря на все усилия режиссера. И о том, что как ни пытается артист Евгений Князев передать душевные муки бывшего пастора, переквалифицировавшегося в гида и живущего с разладе с собой, Богом и людьми, - он сам порой не понимает, куда ведет его "кривая" роли. Но тогда это была бы обычная, может быть, толковая статья в ряду других критических рецензий... Но автору очень хочется выделиться из ряда, и он берет быка за рога: "Ужасно надоело, дамы и господа, педерастическое искусство". Хоть стой, хоть ложись.
Пожалуй, на этом мне можно бы и остановиться и больше не надоедать ненужными советами моей коллеге, поскольку цель у нее другая: "дать под зад" (пользуюсь ее выражением) "голубым", заполонившим, дескать, театральные подмостки. Но тут я некстати задумываюсь: а как бы прореагировал на изгнание "порочного" Теннесси Уильямса из репертуара театров ушедший из жизни Андрей Гончаров, потративший несколько лет на пробивание знаменитой (и блестящей) пьесы "Трамвай "Желание"? С одной стороны, ни его, царство ему небесное, ни исполнителя главной роли Армена Джигарханяна уж никак нельзя заподозрить в пресловутой "голубизне" - наверняка они отстаивали пьесу исключительно с точки зрения ее художественности. А с другой стороны: чем же "прогрессивная" Ямпольская сегодня отличается от перестраховщиков сравнительно еще недавних времен, не пущавших "извращенца" Уильямса на подмостки глубоко нравственного, сексуально здорового социалистического театра?
Мне лично, как и многим другим, всегда казалось, что главным мерилом в творчестве является талант, а не копание в том, что касается сексуальной ориентации писателя, композитора, танцора, - Бог им судья. Это касается личной жизни каждого человека, а она вполне суверенна, если, понятно, не выходит за рамки законности. И в конце концов: разве Сергей Параджанов, осужденный в советские времена за гомосексуализм, стал от этого для нас, "традиционно ориентированных", менее талантливым художником и кинорежиссером? Или мы по этой же причине перестали читать произведения французского писателя, лауреата Нобелевской премии Андре Жида? Перестали ценить роли Жана Маре? Вовсе нет. (Стоит ли говорить, что это отнюдь не означает одобрения "нетрадиционной ориентации" - это совсем другая, весьма непростая тема.) Но зачем, спрашивается, раздувать кадило на ровном месте?
Я все время пытаюсь понять: почему некоторые мои коллеги с таким удовольствием топчут служителей сцены, благодаря которым, между прочим, зарабатывают на кусок хлеба? Ведь в конечном счете не критики, при всем их самомнении, определяют творческую позицию театров. Полагаю, прежде чем остановиться на той же пьесе "Ночь игуаны", Яшин перечитал немало других пьес, прикидывая, как она может "разойтись" на артистов Вахтанговского театра. И даже если не все исполнители смогли освоить сложную природу Теннесси Уильямса, то как можно не заметить прекрасную работу молодой актрисы Нонны Гришаевой в роли Ханны, создавшей забытый нынче в театре образ кристально чистой героини? Или как можно пройти мимо финального монолога Александра Граве, исполнившего роль 97-летнего поэта, наконец-то завершившего свою поэму и тихо скончавшегося после того, как он ее прочитал?..
Пожалуй, почти в любом, даже слабом, спектакле можно найти крупицы подлинности, талантливости. По сути, режиссеры, артисты и ждут этого от критики. Они готовы совершенствовать свои спектакли, свои роли. И, может, не последнее наше дело - помогать им в этом, ведь доброе слово не только кошке приятно...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников