05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖИЗНЬ, ПРЕВРАЩЕННАЯ В ПЫТКУ

Долгодворов Владимир
Опубликовано 01:01 22 Декабря 2005г.
После издевательств и пыток подозреваемый в изнасиловании и последующем убийстве несовершеннолетней девушки Алексей Михеев при проведении так называемых следственных действий в Ленинском РУВД выбросился из окна третьего этажа. В кабинете в этот момент находились пятеро сотрудников милиции.

Алексей упал на стоявший внизу мотоцикл, который еще как-то смягчил удар. Тем не менее Михеев навсегда стал инвалидом I группы. Долгих семь лет он вместе с матерью Людмилой Николаевной добивались справедливости, доказывали... но силы были явно не равны. И вот наконец состоялся суд, который приговорил двоих офицеров МВД к четырем годам лишения свободы. Но все точки над i не расставлены до сих пор.
Жизнь Алексея складывалась, казалось бы, как нельзя лучше. Он отслужил в армии, поступил на заочное отделение автомобильного факультета технического университета, прошел строгую медкомиссию и был принят рядовым в дорожно-постовую службу областного управления ГИБДД.
Но судьба сделала неожиданный зигзаг в сентябрьский вечер далекого уже 1998 года. Алексей и его друг детства Игорь Фролов оказались по делам в расположенном неподалеку от Нижнего Новгорода Богородске. Ребята приехали на "Жигулях", принадлежащих Фролову, а машиной управлял Михеев. Здесь они и познакомились с двумя, как впоследствии выяснилось, несовершеннолетними девицами - Юлей и Машей, которые попросили подвезти их до областного центра. Юлю высадили там, где она пожелала, а вот Маша потребовала вернуть ее в Богородск. Алексей, сославшись на позднее время и усталость, отказался. Тогда девушка согласилась выйти на ближайшей автобусной остановке. Однако домой ни в тот вечер, ни на следующий день Маша не вернулась.
Родные забили тревогу. Ее подруга хорошо запомнила номер автомашины, на которой они катались. Подозрение изначально пало на приятелей. Когда Алексей явился на службу, его вместе с Игорем доставили в Богородское ГОВД. Там их двое суток пытались "убедить", что они имеют непосредственное отношение к исчезновению девушки. В просьбе сообщить о задержании родственникам или адвокатам было категорически отказано. Однако богородские пинкертоны признательных показаний от задержанных не добились и отправили их в Ленинское РУВД Нижнего Новгорода - по месту жительства Алексея. Здесь методы воздействия оказались куда суровее: побои, угрозы посадить в одну камеру с рецидивистами, сообщив тем о месте работы и причине задержания. А в это время были проведены обыски квартиры и машины Алексея.
Необходимо отметить, что все это происходило тогда, когда уголовное дело по случаю пропажи Марии еще не было возбуждено.
Расследователям нужна была зацепка, чтобы продлить срок задержания подозреваемых и добиться от них признания. В машине Алексея они якобы обнаружили три пистолетных патрона, хотя понятые при осмотре автомобиля не присутствовали, их пригласили тогда, когда "боеприпасы" уже лежали на сиденье. Однако именно в связи с этой "находкой" и было поначалу возбуждено уголовное дело.
И вот наступил роковой день 19 сентября, когда в кабинете на третьем этаже Ленинского РУВД после многочисленных угроз и очередного избиения к мочкам ушей Михеева, а потом и к гениталиям подключили клеммы высокого напряжения. По его словам, он сидел на стуле лицом к спинке, руки скованы. Истязатели включили ток один раз, другой, третий... То ли из страха, то ли по причине каких-то смещений в психике подследственный согласился со следователем, что вместе с Фроловым убил Машу. Однако место захоронения трупа, естественно, показать не смог. Потом его вынудили признаться еще в четырех нераскрытых убийствах, так называемых "висяках".
Довольные таким успешным результатом своей работы, пятеро сотрудников милиции в присутствии подследственного уселись пить чай. В этот момент Алексей резко вскочил со стула, на котором его пытали, и через двойные окна нырнул вниз. "Как пуля, только дырка в стекле осталась!" - удивлялись потом сами оперативники. А психологи объяснили это чудо так называемым реактивным состоянием человека, когда он действует подсознательно.
Алексей Михеев упал на милицейский мотоцикл, получив тяжелые травмы, в том числе и компрессионный перелом позвоночника с размозжением спинного мозга. Только после этого с него сняли наручники.
По стечению обстоятельств именно в этот день, 19 сентября, Маша Савельева, которая находилась в розыске, сама вернулась в родительский дом.
С той поры минуло семь лет. И все эти годы Алексей Михеев и его мать жили в суровой нужде. Людмила Николаевна работать не смогла, потому что сын нуждался в постоянном уходе. Пенсию сыну не назначали, так как его задним числом уволили из ГИБДД стараниями непосредственного начальника Алексея, - заместителя командира батальона ДПС Самойлова. Документ был датирован 17 августа 1998 года. Но благодаря начальнику управления собственной безопасности ГУВД по Приволжскому федеральному округу Юрию Зайкину, который занял принципиальную позицию, рядовой Михеев был восстановлен в милиции и ему назначили пенсию по инвалидности - 1200 рублей в месяц. А еще 120 рублей получает Людмила Николаевна как пособие по уходу за сыном. Такое вспомоществование определено федеральным законом.
Не передать словами, какой выдержки, каких сил потребовалось Михееву, чтобы не дойти до отчаяния, когда от невозможности что-то изменить в жизни хотелось просто уйти из нее. Сдерживало одно: виновные должны быть привлечены к ответственности, наказаны по закону. Немного легче стало Михеевым, когда, узнав об их семейной беде, на помощь пришла местная общественная организация - Нижегородский комитет против пыток.
- Собственно, это было нашим первым серьезным делом, - говорит председатель комитета Игорь Каляпин. - Мы, юристы по образованию, до того времени и не подозревали, что в нашей стране, в нашем Нижнем Новгороде может твориться такой произвол. Люди в погонах откровенно издевались над своими жертвами, защищая собственный мундир. Высокий чиновник из областной прокуратуры прямо заявил: "Это дело не имеет и не может иметь судебной перспективы и никогда не дойдет до суда".
Расследование комитета откровенно саботировалось. Попытки возбудить уголовное дело против истязателей отвергались по разным, порой просто нелепым мотивам. Так, один из очередных отказов объяснили тем, что Алексей был якобы психически нездоров, хотя за несколько месяцев до ареста он прошел строгую медицинскую комиссию и без каких-либо замечаний был зачислен в состав батальона ДПС.
А всего за семь лет под разными предлогами местные правоохранительные органы 20 раз отказывали в возбуждении уголовного дела против милицейских офицеров, применявших по отношению к подозреваемому жестокие пытки. Три раза выносились постановления о его прекращении, еще три - о приостановлении. Менялись следователи и прокуроры, неизменной оставалась позиция чиновников в погонах. Дело это сдвинулось с мертвой точки лишь тогда, когда Алексей обратился в Европейский суд по правам человека и в минувшем году там приняли дело к рассмотрению. Ответчик - Российская Федерация.
После этого злоключениями Алексея заинтересовалась и Генеральная прокуратура РФ, в Ленинский районный суд поступило дело Михеева. Суду под председательством Натальи Варнаковой потребовалось минимум времени, чтобы доказать очевидное. Исполнители пыток - майор Игорь Сомов и бывший оперуполномоченный Ленинского РУВД, а ныне уже пенсионер Николай Костерин были приговорены к четырем годам лишения свободы. Наказание мягкое, если учесть, что обвинение было предъявлено по двум серьезным статьям УК РФ: 286-я, ч. 3 ("Превышение должностных полномочий") и 110-я ("Доведение до самоубийства"). Но подсудимые, судя по их реакции, и такого приговора не ожидали, надеясь на покровителей в больших погонах. Просчитались. Наручники на бывших блюстителей порядка надели в зале суда. Теперь предстоит суд европейский.
Кстати, пытавший Михеева майор Сомов за эти годы был повышен в должности до начальника отдела, а его коллега перед уходом на пенсию получил очередное звание. "Помогшие" Алексею стать инвалидом, искалечившие жизнь его маме нижегородские милиционеры, как и прокуроры, отбивавшие попытки несчастных людей добиться справедливости, так и не созрели до того, чтобы хотя бы принести Алексею и Людмиле Николаевне свои извинения.
А в далекой северной Норвегии после передачи одного из российских федеральных телеканалов о судьбе Алексея Михеева полицейские города Осло собрали необходимые средства для проведения сложнейшей операции на позвоночнике. Она была сделана, но всех проблем, увы, решить не удалось. Как не удалось Алексею за все эти годы получить и положенную ему российским законодательством коляску, без которой он лишен возможности передвигаться даже по собственной квартире. Коляску, правда, бывшую в употреблении, ему привезли тоже из-за границы. Но он и такой рад...
Как сегодня живут Михеевы? Людмила Николаевна изначально заявила мне, что у них все хорошо, что в помощи не нуждаются. Только вот, обмолвилась: на дорогостоящие лекарства денег не хватает. И добавила: если будете писать, непременно скажите о том, что таких, как мы, немало. В этом она убедилась, мотаясь по больницам. Дело не во мне, да и не хочу я быть человеком с протянутой рукой. Помогать надо всем. И делать это должно государство, не ограничиваясь подачкой 120 рублей в месяц, которых на неделю и на хлеб не хватает.
- А так у нас все хорошо, - сказала Людмила Николаевна. - В квартире тепло, телевизор работает. Одного боюсь - вдруг заболею: ведь сыну требуется постоянный уход, его состояние и сегодня врачи оценивают как тяжелое.
Кстати, Алеша за годы мытарств окончил юридический институт, только вот с работой проблема. Впрочем, и сама Людмила Николаевна, инженер с высшим образованием, не может устроиться даже уборщицей: не принимают.
Уважаемые читатели! Если вы в состоянии оказать помощь Алексею Михееву и его матери, сообщаем их расчетный счет.
Получатель - Михеев Алексей Евгеньевич
Волго-Вятский банк Сбербанка России, Автозаводское отделение N 6056/0421, г. Нижний Новгород
ИНН 7707083893
к/с 30101810900000000603,
р/с 42307810142043101334/48,
БИК 042202603.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников