04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОСОБО ОПАСНЫЙ

Не секрет, что темпы распространения наркомании и ее трагических последствий обрели масштаб

Не секрет, что темпы распространения наркомании и ее трагических последствий обрели масштаб общенациональной беды. Именно поэтому в прошлом году многие губернаторы, особенно сибирские, под напором общественного мнения высказались за ужесточение наказания, вплоть до смертной казни, за распространение наркотиков.
На днях редакция получила письмо-обращение в адрес председателя Верховного суда РФ В.ЛЕБЕДЕВА. Десятки тысяч разгневанных родителей со всей России, обеспокоенных либеральным отношением судей к наркодельцам, требуют прислушаться к их мнению. Письмо пространное, поэтому публикуем его в изложении, сохранив суть содержания.
Постоянно сталкиваясь с катастрофически растущей смертностью молодежи, которая напрямую связана со свободным распространением наркотиков в нашей стране, говорится в письме, мы невольно пришли к выводу, что государство, по сути, безразлично к судьбе наших детей. Почему мальчишку, укравшего плитку шоколада, можно запросто привлечь к уголовной ответственности, в то время как преступнику-наркоторговцу, который, в сущности, является массовым убийцей, часто удается уйти от ответственности перед законом?
Напомним, что, на наш взгляд, препятствует задержанию преступников, расследованию уголовных дел и осуждению наркоторговцев. Для этого обратимся к конкретному уголовному делу. Жителя Таджикистана арестовали в Сургуте в декабре 1999 года за сбыт крупной партии героина. По словам наркоторговца, паспорт он потерял. На дактилоскопическом учете МВД России не значится. С целью установления личности задержанного были найдены свидетели, подтвердившие, что видели его паспорт, и он именно тот человек, за которого себя выдает. После этого в соответствии с требованиями закона уголовное дело отправили в суд, а тот в ноябре 2000 года вернул его для дополнительного расследования в связи с тем, что не установлена личность преступника. Что же может предпринять в этой ситуации следователь? Только одно: выпустить наркоторговца на свободу. Таким образом, преступники, зная о несовершенстве законодательства РФ в этой части, используют его в своих интересах. Сколько убийц наших детей выпущено на свободу на этом основании? Сколько молодых людей они еще погубят? Кто ответит на эти вопросы?
Известно, что закон об оперативно-розыскной деятельности предусматривает так называемую контрольную закупку наркотических средств сотрудниками милиции. Однако суд обычно трактует данный факт как провокацию преступления сотрудниками правоохранительных органов и на основании этого препятствует осуждению наркодельцов.
И еще любопытный нюанс. Согласно Конституции милиционер, как и любой гражданин, может являться свидетелем по любому уголовному делу. Практика же показывает, что суды зачастую не принимают во внимание показания сотрудников милиции, ссылаясь на то, что они - "лица заинтересованные". В качестве примера можно привести дело об известной всему Сургуту торговке наркотиками Сациты Абдулазизовой. 4 декабря 1998 года суд приговорил ее к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Однако по жалобе адвоката А.Бохан 23 марта 1999 года судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа в составе А.Черных, С.Станиславова, Ю.Вдовиной вынесла определение: приговор сургутского горсуда от 4 декабря 1998 года в отношении Абдулазизовой отменить. Дело отправить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. С нее взяли подписку о невыезде и отпустили. С тех пор наркоторговка находится в бегах. Судебная же коллегия так объяснила свое решение: мол, милиция вошла в квартиру Абдулазизовой без понятых и пригласила их через несколько минут. Возникает вопрос: имеют ли право сотрудники милиции, не исключая возможности вооруженного сопротивления, приглашать неподготовленных граждан в качестве понятых до того, как преступник обезврежен и не в состоянии оказать сопротивление? Считаем, что в подобных ситуациях свидетельские показания сотрудников милиции должны приниматься судом к рассмотрению на общих основаниях.
Авторы письма требуют разработать программу по обеспечению защиты свидетелей, обязать судей считать действительными показания свидетелей, полученные во время следствия. В послании председателю Верховного суда есть предложение отменить распространение всех смягчающих обстоятельств на лиц, преступные действия которых связаны с распространением наркотиков, в том числе и условно-досрочное освобождение. Практика показывает, что, как правило, осужденные по части 4 статьи 228, минимальный срок по которой - 7 лет лишения свободы, возвращаются на волю через 3-6 месяцев после приговора и вновь берутся за старое.
"Мы требуем, чтобы все изложенные пункты были рассмотрены Верховным судом, откорректированы и приведены в соответствие с законом для повышения эффективности работы следственных и судебных органов с целью применения заслуженного наказания в отношении лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков", - говорится в письме.
Хочется надеяться, что этот крик души российских матерей будет услышан высшей судебной властью страны. Ответ председателя Верховного суда мы готовы опубликовать на страницах "Труда".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников