04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОХИЩЕНИЕ ДИНОЗАВРА

Петров Александр
Опубликовано 01:01 23 Января 2003г.
Рабочий распорядок Владимира Михайловича Ефимова, заведующего филиалом Ульяновского краеведческого музея в селе Ундоры, был прерван сообщением: на территории палеонтологического заказника неизвестные люди откапывают скелет динозавра. Ефимов бросился к месту раскопок. И увидел, что трое молодых людей хлопочут около скелета плиозавра. А надо сказать, что встречаются эти доисторические ящеры - нечто вроде гигантского прообраза крокодила, питавшегося своими собратьями по классу, ихтиозаврами, - довольно редко. Причем в данном случае экземпляр был крупным. Размер его черепа составил почти два метра...

Ну а самое любопытное, что старшим у самодеятельных копателей оказался сотрудник Ульяновского госуниверситета и, как выяснилось, давний ефимовский знакомец Глеб Успенский.
... Когда-то Успенский занимался в клубе "Плутоний", которым руководил Владимир Михайлович, участвовал в экспедициях, однако потом их дороги разошлись. Успенский занялся экзотическим бизнесом, в основе которого - сбор древних костей и изготовление из них поделок на продажу. Кстати, называется его предприятие "Тирекс" - сокращенное имя "тиранозавра рекс", грозного хищника давно минувших эпох. И хотя вымер этот зверь миллионы лет назад, но своего хозяина подкармливает.
А Ефимов стал заведующим филиалом областного краеведческого музея. В летний сезон занимается раскопками в Ульяновской, а также и в Самарской области, где в районе рудника Кашпир находится довольно крупное кладбище ящеров. Здесь однажды и пересеклись их дороги...
Как-то Ефимов заехал на рудник поинтересоваться, не встречались ли кости древних животных. Ему рассказали, что глубоко под землей, рядом с пластом горючего сланца, добычу которого ведут горняки, обнаружился скелет динозавра. И "для науки" его забрал аспирант Саратовского университета, прибывший в сопровождении двух студентов. Трое молодцев предъявили письмо из университета, еще какие-то документы. А прежде чем спуститься в рудник, прошли инструктаж по технике безопасности и отметились в журнале. Аспирантом был, если верить записям, некто Глеб Николаевич Сперанский. Тогда Ефимов сразу же вспомнил о другом Глебе Николаевиче - Успенском.
По рассказам работников рудника Ефимов понял, что под землей был найден скелет крупного плиозавра. Находкой заинтересовались в Самарском краеведческом музее и корпункте газеты "Труд". Мы связались с Саратовским университетом, но узнали, что "аспирант" Сперанский в вузе не числится, как, впрочем, и те двое студентов. Скелета плиозавра, естественно, тоже не оказалось.
Кости, а то и целые скелеты нередко находят в шахтах, сланцевых рудниках, карьерах. Закон "О недрах" предписывает предприятиям сообщать о находках в органы, выдавшие лицензию. Как правило, это управления охраны природных ресурсов и местная власть. Но статью 33 этого закона вряд ли кто из горняков дочитал до конца. Разные там скелеты только мешают работать, так что их обычно отдают без проблем, если предъявить набраные на компьютере самые немудренные бумаги. Такой способ "скрадывания" доисторических животных обкатан давно.
На территории обеих областей в те годы плиозавров больше не находили. Раскопки крупных скелетов ведутся не один день и не одним человеком, так что скрыть такой факт вряд ли бы удалось. Поэтому можно предположить, что именно "тот" ящер был выставлен в Японии года два спустя под условным названием "скелет из Поволжья". Наша газета писала об этой истории в 1997 году (корреспонденции "Бизнес на костях", "Охотники за динозаврами"). Сумма, за которую японцы приобрели того ящера, в сообщениях варьировалась. Один из вариантов - полмиллиона долларов, хотя целый скелет плиозавра стоит гораздо дороже. Относительная дешевизна вскоре стала понятной: отдельные кости в том динозавре оказались... коровьими.
После этого вдруг появились публикации, обвинявшие Ефимова в том, что именно он откопал и всучил японцам злополучную находку. И ему пришлось подавать в суд иск о защите достоинства, который, разумеется, выиграл.
Всем, кто интересовался тогда этим делом, известен был некий ушлый германский гражданин, переправлявший из России кости и целые скелеты за рубеж. В сферу его деятельности входило и Поволжье. В 90-х годах на Запад ушло немало наших палеонтологических редкостей. Они пополнили не только музейные запасники, но и частные коллекции. Оленьи рога или медвежья голова в прихожей - это привычно. Оскаленная пасть динозавра - вот писк моды! Когда на таможне стало больше порядка, нелегальный бизнес на костях ушел в глубокое подполье, а тот немец, говорят, отправился в Китай.
Вот среди его поставщиков, судя по всему, была и бригада "аспиранта Глеба Сперанского". Обнаружить его мне так и не удалось. Не слышно было на палеонтологическом поприще и о любителе окаменелостей Глебе Успенском. И лишь недавно он объявился в роли директора музея Ульяновского госуниверситета. Вот тут у Ефимова, да и у других появилась постоянная головная боль. Успенский активно занялся поиском скелетов доисторических животных. Разумеется, для университета и науки. Но при этом не утруждая себя соблюдением установленных правил.
- С 2001 года мы не раз напоминали Успенскому, чтобы он ставил в известность областной краеведческий музей о своей работе, но так ничего и не добились, - говорит Александра Турова, заместитель начальника отдела Главного управления охраны природных ресурсов по Ульяновской области.
И вот находка в Ундорах. История повторилась. О находке плиозавра Успенский сообщил в музей лишь после того, как Ефимов, "застукавший" его, составил акт. Скелет имеет немалую научную ценность, но находится почему-то лично у Глеба Николаевича. На баланс в университете его вряд ли примут - не тот профиль. Значит, учет за областным краеведческим музеем. Сделать это можно будет через полгодика, когда Успенский проведет необходимую обработку. Только ведь за это время скелет может и исчезнуть из его мастерской, мало ли что бывает. Исчез ведь кашпировский скелет. И что тогда? А ничего - взятки гладки...
Я долго искал встречи с бизнесменом "от ящеров", но толковой беседы у нас не получилось. Во-первых, на вопросы журналиста он отвечать не обязан. До кашпировского скелета никому уже дела нет, а скелет ундоровский добыт без особых нарушений. Успенский признает, что не информировал музей в установленном порядке о своей работе. По его словам, просто не было времени.
Впрочем, за границу, где можно получить настоящую цену, динозавра переправить сегодня сложно. Это мне, кстати, объяснил сам Глеб Николаевич, а уж он, надо полагать, проник в самую сердцевину проблемы. Досадно только, что там такие находки ценят и даже из небылиц о доисторических зверюгах умеют извлекать выгоду. А у нас в Ундоровском музее стоит не выдуманный - реальный плезиозавр. Этакий красавец с длинной шеей и свирепой пастью. Ефимов с помощью сыновей Дениса, Владислава и дочери Ольги реконструировал его из найденного скелета. Экскурсанты из местных санаториев с удовольствием глазеют на такое чудо, но финансовое положение самого музея экзотический экспонат не улучшил. У сотрудников- мизерная зарплата, у музея - крохотное помещение. Нет денег даже для того, чтобы откопать, вывезти и реконструировать скелеты ихтиозавров, коих немало на территории заказника.
Наша газета еще пять лет назад предлагала дать музеям право на продажу "динозавров" в стране и за рубежом, разумеется, после описания, изучения и определения их научной ценности. Пусть сами зарабатывают деньги, коль государство дает так мало. Но с того времени мало что изменилось. Правда, Самарский областной краеведческий музей открыл киоск по продаже различных поделок и не имеющих научной ценности палеонтологических находок. Необработанные белемниты и аммониты на сувениры раскупили мгновенно...
В подобном бизнесе есть ниша и для частных предприятий. Пусть ищут мамонтов и динозавров по всей нашей великой стране, но не на границах палеонтологических заказников, у которых, как известно, заборов нет.А пока директор частного предприятия "Тирекс" Глеб Успенский в заявке на лицензию указал участки для сбора останков, вплотную примыкающие к запрещенным для бизнеса территориям. Между тем у "Тирекса" главная цель - получение прибыли за счет продажи палеонтологических находок. У госуниверситета, в музее которого директорствует тот же Успенский, задачи другие.
По пути ли им?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников