08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕСЯТЬ ШАГОВ К АБХАЗИИ

Сегодня об Абхазии говорят и пишут очень много. Ее рассматривают и в плане геополитических интересов России, и в плане экономическом, и как субъект, влияющий на национальную безопасность. И говорить о том, что эта республика нам, россиянам, безразлична, было бы по меньшей мере лукавством. И дело тут не только в том, что наши люди еще не отвыкли отдыхать на Черноморском побережье, и не в том, что абхазские мандарины вкуснее и полезнее турецких. Все гораздо сложнее и глубже.

Социология - наука не всегда точная, но ее представители (ВЦИОМ) в минувшем октябре определили, что 39% россиян за то, чтобы включить Абхазию в состав России, а 19% за признание независимости приморской республики от Грузии. За "сдачу" Абхазии грузинской стороне выступили примерно 5% опрошенных. Итак, нужна ли нам эта страна, если нужна, то зачем и в каком статусе? Вопросы ставлю с оговорками по одной простой причине: вокруг этой небольшой республики столько проблем, что их хватило бы на десяток более стабильных территориальных образований.
Если не забираться в глубокие исторические изыскания, то Абхазию доперестроечных времен можно было назвать "райским уголком". В понимании большинства рядовых советских граждан это была полоска земли длиной в 160 и шириной до 54 километров между морем и горами, климат в которой был даже более комфортным, чем в Сочи, всесоюзной здравнице. Недаром там так любили отдыхать советские и партийные руководители: от Сталина до Горбачева. В экономическом плане Абхазия была даже чуть-чуть посвободнее, чем соседний Краснодарский край: там сквозь пальцы смотрели на зарождающиеся частные инициативы: торговлю, общепит, мелких цеховиков. О курортном обслуживании и мандаринах я уже и не говорю. Большинство абхазских семей, живших в "шаговой доступности" от моря, в течение всего курортного сезона зарабатывали себе на жизнь, пуская "дикарей" на постой, а осенью наступала "мандариновая пора". И везде: от Калининграда до Находки абхазский мандарин был традиционным дополнением к новогоднему столу.
Значительная часть местных жителей была занята в обслуживании "организованных курортников", работая в пансионатах и домах отдыха. Другие же занимались сельским хозяйством и работали в местной промышленности. Преступность же традиционно была на низком уровне. В общем, рай, да и только!
Конечно, были у этого "рая" и свои слабости. По общему уровню развития инфраструктуры и качеству обслуживания Абхазия не дотягивала до Сочи. Но и в Сочи, согласитесь, этот уровень был не самым высоким. Жители СССР, правда, об этом не знали, поскольку туристические поездки в зарубежные страны с проживанием в пятизвездочных отелях и прочими турблагами могли себе позволить очень немногие.
Чтобы не бередить старые раны, не будем касаться без малого пятнадцатилетней давности грузино-абхазской войны. Ее раны до сих пор не зажили ни в Грузии, ни в Абхазии. О ней напоминают и сожженные безлюдные высотки в Гаграх, и пустые частные дома, и их бывшие хозяева, почти полтора десятилетия живущие в пансионатах, домах отдыха и гостиницах Грузии...
Формально являющуюся территорией Грузии, Абхазию можно назвать таковой с большой натяжкой. Граница на западе - с Россией, на востоке - тоже с нашей страной, которую здесь представляет миротворческий контингент. Почти у всех граждан - российские паспорта, валюта - российский рубль. Даже доллары и евро не пользуются там особой популярностью, а о грузинских лари и говорить не стоит. Нет никаких грузинских структур - ни политических, ни правительственных, ни силовых. Законодательство, принятое в Тбилиси, для Сухуми - пустой звук. В общем, это уже не Грузия, хотя есть и этнические грузины, и потихоньку возвращаются беженцы, и грузинские села на западе.
Но при всем дружеском и я даже бы сказала, братском отношении жителей Абхазии к нам Абхазия - это все-таки не Россия. И дело тут не только в принятом десять лет назад по инициативе Грузии решении глав стран СНГ о санкциях, препятствующих более широкому сотрудничеству. При всей нашей политической, экономической, культурной и духовной близости есть вещи, которые могут стать препятствием для возможного вхождения Абхазии в состав России.
С абхазской стороны это в первую очередь необходимость пожертвовать ради такой цели кровью, завоеванной национальной независимостью. Все ли в этой республике готовы отказаться от этого завоевания? А ведь придется распустить армию и милицию, других силовиков, сдать оружие и боевую технику, исполнять российские законы. В Абхазию пойдут инвестиции, но вместе с ними придет и Министерство по налогам и сборам, и Чубайс, и Зурабов. Сможет ли Абхазия пережить переход от полунатурального хозяйства, замешанного на диком капитализме и осколках социалистической экономики, к современному гражданскому обществу и экономическим реформам? Сможет ли абхазский крестьянин или предприниматель отказаться от принципа: все заработанное - мое? Сдадут ли абхазские мужчины тысячи винтовок и автоматов, хранящихся у них в потаенных местах? И наконец готова ли будет современная нарождающаяся национальная элита исполнять все законы Российской Федерации?
Вопросов, подобных заданным, великое множество. И каждый из них может требовать длительной проработки и являться предметом переговоров. Но есть еще и целый ряд проблем и с российской стороны. Во-первых, присоединяя Абхазию, мы уничтожаем своего рода "буферную зону" между нами и не самым дружественным образом настроенной к нам Грузией. Можно, правда, построить по примеру Израиля стену в Кодорском ущелье, но нужно ли? Во-вторых, повторяюсь, при всем миролюбии абхазцев, у нас рядом с Сочи окажется "открытый" регион с довольно большой массой боевого оружия, находящегося у населения. Помните сюжет о том, что если в первом акте пьесы появляется висящее на стене ружье, то в последнем оно стреляет? В-третьих, для развития Абхазии нужны миллиарды долларов инвестиций. А для их вложения нужны соответствующие условия. Будут ли они созданы и когда? Есть еще масса других проблем, которые нужно решить для того, чтобы субтропическая республика стала субъектом Российской Федерации и безопасным динамично развивающимся курортом.
Важнейшая часть абхазского вопроса - это отношения между Грузией и Абхазией, между этими государствами и Россией, а также позиция стран СНГ. О последней мы уже говорили - в отношении Абхазии введены санкции, которые можно снять только решением глав стран СНГ. Есть, правда, и другой путь. Грузинские политические деятели и организации периодически заявляют о том, что Грузии нечего делать в этой организации и что необходимо из нее выйти. Считаю, что при нынешнем режиме Грузия ни при каких условиях не выйдет из СНГ, поскольку это может привести к снятию санкций с Абхазии и изменению ее статуса. Возвращение же Абхазии в лоно Грузии является не только одним из главных предвыборных обещаний Саакашвили, но и важной составной частью современной политики грузинского руководства.
Так что же делать с Абхазией, что делать Абхазии для того, чтобы приблизиться к России?
Первое. Если абхазское руководство действительно готово интегрировать республику в состав России, то важной задачей для него может быть приведение местного законодательства в соответствие с российским. Если Абхазия начнет жить по российским законам (со своими особенностями, конечно), то это наряду с российским гражданством и денежной системой еще более сблизит ее с нами. В рамках этого процесса вполне возможно развитие межпарламентского и межгосударственного сотрудничества.
Второе. Абхазские силовые структуры также должны формироваться по российскому образцу и действовать по нашим уставам. Это облегчит их переход на службу России без периода пребывания в качестве "незаконных вооруженных формирований".
Третье. Экономика Абхазии должна быть подготовлена к слиянию с российской. Для этого нужно укреплять экономическое, торговое, инвестиционное сотрудничество. Можно это делать не только на федеральном, но и на региональном уровне.
Четвертое. Для Абхазии важнейший вопрос развития - это инвестиции. Она должна пытаться создать благоприятный инвестиционный климат. Сегодня гарантий для компаний, желающих вкладывать деньги в республику, очень немного. Частью из-за ее неопределенного статуса, частью из-за непроработанного законодательства. Здесь есть большой простор для работы, в том числе и совместной с Россией.
Пятое. Экономические санкции не мешают нам развивать научные, культурные, спортивные связи с соседней республикой. Чем шире будут развиваться эти контакты, тем легче будет процесс взаимного сближения.
Шестое. Сегодня еще не все россияне считают, что отдых в Абхазии безопасен. При более широком развитии туризма необходимы твердые и ясные гарантии безопасности для туристов со стороны руководства Абхазии и активная работа местных силовых структур в этом плане. С российской стороны силовики должны координировать свои действия с абхазской стороной в случае возникновения каких-то проблем.
Седьмое. Необходимо гораздо более мощное информационное обеспечение россиян в отношении происходящего в Абхазии. Нужно сделать доступной и понятной информацию о законодательстве, политике, инвестиционных гарантиях, обеспечении безопасности, экономических возможностях, пограничных, таможенных правилах и пр.
Восьмое. Всю территорию Абхазии нужно сделать доступной для приема телевизионных сигналов основных российских телеканалов.
Девятое. Важным шагом было бы распространение деятельности основных российских мобильных телефонных сетей на всей абхазской территории.
Десятое. Учитывая то, что большинство населения Абхазии - православные, сотрудничество в этой сфере тоже могло бы развиваться более активно.
Вполне естественно, эти предложения не могут быть развиты одномоментно, на это потребуются годы. Но от подобного постепенного движения выиграют и Абхазия, и Россия. И не столь уж важно, будет ли признана независимость непризнанной республики, войдет она в состав России или нет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников