Анн Парийо: Я же не всегда была Никитой!

Патронесса смотра – всемирно известная французская актриса Анн Парийо. Фото: РИА Новости
Ольга Абдуллаева
Опубликовано 00:01 23 Января 2014г.

 В столице прошел традиционный зимний фестиваль «Французское кино сегодня».


Патронесса смотра – всемирно известная французская актриса Анн Парийо, запомнившаяся нашему зрителю прежде всего по картине Люка Бессона «Никита»,– поделилась с корреспондентом «Труда» секретами актерского мастерства, рассказала о своих недавних работах, а также оценила французский и российский кинематограф.

Анн, говорят, в юности вы долго колебались: стать актрисой или адвокатом...

– Это так, но когда я уже снялась в своем первом фильме, я вдруг поняла: актер и есть адвокат своего персонажа. Ты представляешь зрителю некий характер, который нужно правильно подать, как бы защитить перед публикой. Так что можно сказать: оба моих жизненных устремления осуществились благодаря кино.

– По отношению к Никите «адвокатский» подход к роли более чем обоснован: заставить зрителей во всем мире полюбить образ наркоманки, ставшей киллером на службе у государства, не так-то легко.

– Для актера персонажи не делятся на хороших и плохих. Если герой тебя цепляет, вызывает желание разобраться в его внутренних проблемах, значит, у тебя есть шанс тронуть его образом зрителей. Не бывает абсолютных злодеев. И уж точно не была таковой Никита.

– Иногда артисты не любят говорить о тех ролях, которые сделали их знаменитыми. Может быть, и вы считаете, что Никита заслонила собой более дорогие вам творческие работы?

– Нет, я устроена проще и откровенно признаю, что благодарна фильму «Никита». До него в моей биографии уже были восемь ролей, но только тут режиссер предложил мне роль, которую, во-первых, я смогла полностью прочувствовать, как бы раствориться в ней. И во-вторых, это была настоящая героиня – со всеми сложностями и противоречиями ее внутреннего мира. Подлинное открытие для меня. Хотя Никитой я была не всегда.

– Правда ли, что, вживаясь в образ, вы, подобно своей героине, длительное время провели в полностью изолированном от внешнего мира бункере?

– Да, это действительно так. Работа в фильме делится на несколько этапов. Есть съемочный процесс, а есть предшествующий ему подготовительный период – очень важный для меня. Я всегда очень серьезно отношусь к погружению в тот мир, в котором живет персонаж. Если мне доведется играть эскимоску, я обязательно поселюсь на Чукотке. Если же играю монашку, то какое-то время проживу в монастыре.

– Через семь лет после вашего фильма на экраны вышел канадский сериал «Ее звали Никита», где главную роль сыграла Пета Уилсон. Как вы отнеслись к ее работе?

– Начнем с того, что ни этот сериал, ни другие фильмы о Никите я не видела. Единственное – посмотрела ленту на тот же сюжет «Возврата нет» с Бриджит Фондой в главной роли. На одном приеме ко мне подошла эта актриса и сказала: «Когда я увидела ваш оригинальный фильм, поняла, что сделала огромную глупость, согласившись на этот проект. Вы настолько точно сыграли этот образ, что любые попытки его переиграть станут большой ошибкой. Поэтому прошу вас не ходить в кино и не смотреть фильм с моим участием».

На меня этот честный жест Бриджит произвел такое впечатление, что я, наоборот, ответила: «Теперь я считаю, что просто обязана увидеть ремейк на саму себя!» Но только не судить работу актеров. Фильм, конечно, мне не понравился...

– Вы согласились стать патронессой фестиваля «Французское кино сегодня». А что вы сами думаете о современном кинематографе вашей страны?

– На мой взгляд, он становится художественно беднее. Для коммерческих структур, занимающихся инвестициями в кинематограф, артистическая сторона вторична, им важнее всего окупаемость фильма. Из фильмов ушло то, что мне нравится в искусстве больше всего: смелость и вызов. Я считаю, что режиссер должен быть провокатором в хорошем смысле этого слова, а актер – рисковым человеком. Но поскольку Франция сейчас находится в состоянии экономического кризиса, соответственно, страдает и кинопроизводство. Производители фильмов боятся потерять кассу, такой настрой подрезает крылья творческим людям.

– Анн, чем вам запомнился 2013 год?

– Тем, что у меня, в отличие от большинства предыдущих лет, не было полнометражного фильма. Но я сыграла в двух короткометражках, чего со мной раньше тоже не случалось. И мне чрезвычайно понравился этот опыт, потому что в обоих случаях довелось поработать с очень интересными режиссерами. Первую короткометражку снимал совсем еще юный постановщик, совершенно неизвестный. Вообще-то у него была идея полного метра, но для того, чтобы понять, насколько он способен справится с такой работой, мы попросили его для начала сделать короткометражку, и ему она, на мой взгляд, удалась. Другой режиссер – тоже дебютант кино. Хотя уже известен как автор музыкальных клипов.

– А хотели бы сняться у наших российских режиссеров?

– Конечно, это был бы чрезвычайно интересный опыт. Мне нравятся такие режиссеры, как Михалков, Лунгин, Кончаловский и... Звягинцев – очень трудная для произношения фамилия. Если говорить об актерской школе, мне ближе не французская манера, а британская – то есть не сыграть персонаж, а воплотить его. Традиционная русская школа, насколько я понимаю, учит тому же. Вообще очень интересно играть за границей: это прекрасный способ понять чужую культуру и вдохновиться ею.

– Вам не приходила мысль как-нибудь встретить Новый год и Рождество в России?

– Наверное, такой Новый год и Рождество запомнились бы надолго. Во Франции снег – редкость, а у вас тут огромные сугробы и даже метели. Это здорово! И у вас любят сумасшедшие гулянья. Но для меня Рождество уже много лет – неизменно и исключительно семейный праздник. Наши родители, к сожалению, стареют, да и сами мы не становимся моложе, поэтому надо стараться быть вместе, пока жизнь позволяет. Кто знает, как она сложится дальше.

Женщины, которых прославил Люк Бессон

Люк Бессон – не только известный режиссер и продюсер, он знаток женской красоты и силы. Анн Парийо – отнюдь не единственная женщина, прославленная им, но одна из первых. К 1990 году у Анн был за плечами десяток ролей в средних французских фильмах, после выхода «Никиты» ее позвали сниматься в Голливуд. Хотя дело, конечно, не только в Бессоне, но и в выносливости самой актрисы. Члены съемочной группы «Никиты» рассказывали, что на съемках Парийо жила в комнате без магнитофона, телевизора и книг, а главное – у нее две недели не было возможности принять душ, сменить одежду и даже посмотреть на себя в зеркало.

Но такая скромность была присуща не всем актрисам Бессона. 12‑летняя Натали Порт­ман, дебютировавшая в главной роли в «Леоне», сразу поставила ультиматум: никаких обнаженных сцен. «Это не соответствует ни характеру героини, ни замыслу фильма», – заявила Натали. «Да откуда ты знаешь, какой у меня замысел?» – взорвался Бессон. «А откуда вы знаете, что чувствуют девочки моего возраста?» – парировала Портман.

Еще одна актриса, подаренная миру Бессоном, – Милла Йовович, снявшаяся в любимом всеми «Пятом элементе». Бессон обратил на Миллу внимание, когда та была с похмелья, и тут же устроил кинопробы в своем гостиничном номере, уверяя, что исполнительница роли Лилу должна понимать его на 100 %, и только в этом случае она станет сенсацией года. Во время работы Йовович было запрещено заниматься музыкой и танцами. Но Бессон угадал – сенсацией она стала. Как, собственно, и другие его актрисы.

Наше досье

Анн Парийо родилась 6 мая 1960 года во Франции. Уже в 16 лет впервые попала на съемочную площадку. Дебютный фильм «Отель у пляжа» не принес Анн мировую славу, однако вскоре актрису заметил известный актер и режиссер Ален Делон. Впоследствии Парийо снялась в его фильмах «За шкуру полицейского» и «Неукротимый», которые принесли Анн популярность. Но мировое признание Парийо получила за роль в фильме Люка Бессона «Никита». Первой голливудской работой Анн стал фильм Джона Лэндиса «Кровь невинных». Парийо воспитывает дочь Джульетту от первого брака с Люком Бессоном.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?