Лет через десять: в Москве снова заговорили о единой валюте с Белоруссией

Фото: © Kremlin Pool globallookpress.com
14:51 23 Января 2020г.
Опубликовано 14:51 23 Января 2020г.

Проект может не состояться, Москва и Минск по-разному видят Союзное государство, считает эксперт


Общая валюта России и Белоруссии появится лишь к 2030 году, полагает первый зампред комитета Госдумы по делам СНГ Виктор Водолацкий.

«Единая валюта у нас может быть не ранее 2030 года. Настолько медленно идут подписания (дорожных карт – TRUD.RU)», - сказал депутат РИА Новостям. По словам народного избранника, страны уже подписали порядка 90% дорожных карт, хотя по некоторым есть вопросы.

Несмотря на подвешенное положение с единой валютой, Россия и Белоруссия успешно сотрудничают в промышленности, обороне, культуре, медицине в рамках договора о Союзном государстве, добавил Водолацкий. 

Летом о единой валюте России и Белоруссии упоминала и глава Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Это союз, который должен на том или ином этапе иметь единую валюту, потому что трудно с разными валютами определять финансово-денежную, валютную политику», - говорила она белорусскому телеканалу ОНТ. В то же время Москва не рассматривает сценарий слияния республик: речь о полноценном союзе «с точки зрения одинаково развивающейся экономики», подчёркивала сенатор. В похожем ключе высказывался и президент РФ Владимир Путин.

В Минске доминирует иной подход: в рамках интеграции Белоруссия не намерена отказываться от национальной валюты, говорил в декабре вице-премьер белорусского правительства Дмитрий Крутой. Он напомнил о выходе республиканского Банка развития на рынок еврооблигаций, что указывает на доверие к белорусскому рублю.

Впрочем, экономических условий для равноправного союза не просматривается. Объём экономик России и Белоруссии отличается в разы в пользу первой. Также в последние годы на РФ приходится около 42% белорусского годового экспорта, а доля России в импорте составляет 56%. В то время как доля Белоруссии в российском импорте и экспорте достигает примерно по 5%. 

Отметим, положение 2000 года о Союзном государстве России и Белоруссии предусматривает максимальную интеграцию двух стран, а в перспективе – и единую валюту. По мнению ряда экспертов, в начале 2019 года Кремль принялся будить «спящий» институт Союзного государства. С точки зрения Москвы, за скидки на нефть и газ Минск должен проявлять большую политическую лояльность. Активность Кремля именно в это время связана с неизбежным транзитом власти в самой России, с выборами президента Белоруссии в 2020 году, экономическим кризисом и истощением финансового «пирога», а также с продолжающейся санкционной войной России и Запада.

Один из ключевых тормозов интеграции республик – налоговый манёвр в РФ. К 2024 году экспортная пошлина на нефть обнулится, её компенсирует рост налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а он взимается с точки добычи. Как итог: Белоруссия рискует получать российскую нефть по мировым ценам. Из-за налогового манёвра Минск потеряет порядка 400 млн долларов, а Москва не спешит компенсировать потери и заявляет о форсировании интеграции республик.

В новый 2020 год страны вошли без ясности по нефтяному спору. Белоруссии удалось заключить контракты только с двумя российскими компаниями, а полученных объёмов нефти хватило бы республике лишь на внутренние потребности. Прочие компании не обновили договоры с белорусской стороной, поскольку Минск настаивал отказаться от премии к экспортному паритету (6-10 долларов за тонну). Тогда Минск провёл эксперимент и заказал 80 тысяч тонн нефти – в рамках идеи белорусского руководства о диверсификации поставок. Этот объём равен одной трёхсотой части в 24 млн тонн, которые Минск ежегодно получал от Москвы. В будущем президент РБ Александр Лукашенко надеется снизить зависимость своей страны от российской нефти до 30-40%.

«Водолацкий демонстрирует непрофессиональный подход. Пока у власти находится Александр Лукашенко, никакой интеграции не будет. Что и подтвердил в декабре Путин, говоря про 90% нереализованных вопросом», - сказал порталу TRUD.RU замдекана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев. 

С 1995-го стартовала единая таможенная зона, и, по сути, на этом дело остановилось: нужно было двигаться к наднациональным органам, сказад эксперт. «В Россию шли окорочка, спирт «Рояль», Лукашенко на этом зарабатывал, он держался за таможенную зону», - заметил Суздальцев. – А с годами объёмы дотаций Москвы росли». И тогда в Кремле решили подойти с политической стороны. Пассаж про единую валюту есть в документах о Союзном государстве, напомнил эксперт. «Лукашенко всё подписал, но ничего не выполняется, - сказал Суздальцев. – В начале нулевых президент Белоруссии потребовал 2,5 млрд долларов компенсации за отказ от своего рубля, Москва денег дала. Но воз и ныне там». Позднее Минск потребовал создать второй, белорусский центр эмиссии общей валюты, но в Кремле на это не пошли. В 2015 году о единой валюте в режиме Евразийского экономического союза заговорил Путин, но его осадили Лукашенко и тогдашний президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, рассказал Суздальцев.

«А сейчас вопрос про валюту вбит в 31-ю дорожную карту. Лукашенко никогда её не подпишет. Ничего не ясно по дорожным картам о нефти, газе и унификации налоговых систем. Между тем, за 20 лет общая сумма дотаций для Минска достигла 133 млрд долларов», - резюмировал эксперт.



О предложениях для голосования по поправкам в Конституцию знают менее четверти россиян (по данным ВЦИОМ). А вы о них знаете?