Петр Павленский и его вечный бой

Перед Павленским встала перспектива депортации. Только зачем он в России - с дырявой мошонкой, отрезанным ухом и подмоченной репутацией? Фото: © Anton Belitsky, globallookpress.com

Теперь скандальному борцу за свободу самовыражения светит стать жертвой преследования во Франции


Скандальный борец за свободу самовыражения Петр Павленский рискует стать жертвой преследования со стороны Франции — той самой страны, которая в 2017-м предоставила ему политическое убежище, спасая от притеснений в России. Но беглец, прославившийся на весь мир приколачиванием своей мошонки к Красной площади, и там принялся за старое — протестовать. А как еще бороться со скукой?

Павленский уже отсидел в предварительном заключении 11 месяцев за поджог дверей отделения Банка Франции на площади Бастилии, получив еще два года условно. Теперь ему грозит обвинение в сознательном очернении репутации кандидата в мэры Парижа, близкого к президенту Макрону. За решетку может угодить и французская подруга борца Александра де Таддео, ставшая, по словам художника, объектом домогательств того самого политика.

Что случилось? На этот раз акционист Павленский на своей странице в Facebook разместил ссылку на интимное видео, в котором фигурирует теперь уже экс-кандидат в мэры Парижа от партии «Республика на марше» Бенжамен Гриво. Претензии не самого большого пуританина Павленского к Гриво состоят в том, что политик, мол, врал избирателям насчет семейных ценностей. Ведь в переписке с девушкой он называл свою семью и детей тюрьмой, а еще отправил даме эротические съемки с собой любимым в главной роли.

Откуда у Петра такой компромат, предположить несложно, поскольку он сам крутит роман с Александрой. Но в минувшую субботу полиция задержала Павленского при выходе из отеля в 16-м округе Парижа по другому поводу. Оказывается, тот уже со 2 января находился в розыске за «причинение ущерба в составе организованной банды». По данным Le Figaro, 31 декабря Павленский стал участником драки, в ходе которой порезал столовым ножом двоих собеседников за новогодним застольем на квартире адвоката в квартале Сен-Жермен-де-Пре. К приходу полиции его с дамой след простыл, с января его вяло искали, а нашли по удивительному совпадению как раз с публикацией компромата...

В российском МИДе сообщили, что задержанный Павленский помощи в посольстве РФ не просил. Сам же он заявил прессе, что не жалеет о произошедшем и не боится лишиться политического убежища во Франции. Более того, собирается развивать обличительный проект. При этом Павленский уверен, что во Франции «никакой свободы слова нет». «Если я ничего не могу сделать против большой лжи, это огромное лицемерие», — добавил он.

Никакого сочувствия странный персонаж у французского истеблишмента больше не вызывает. Более того, депутаты парламента и СМИ стали выдвигать версии о причастности российского государства к атаке на Гриво. Абсурд, ведь о существовании такого политика в России до этого никто не знал. Но Павленского тем не менее записали в агенты ФСБ (зря он дверь на Лубянке поджигал)!

«Метод, использованный художником Петром Павленским, сильно напоминает тот, которым давно пользуются российские и советские спецслужбы», — на полном серьезе пишет корреспондент Le Figaro в Москве. А официальный представитель правительства Сибет Ндиайе предположила на телеканале LCI, что Петру Павленскому, «вероятно, помогли», не рискнув, однако, уточнить, кто именно. Хорошо хоть госсекретарь по цифровым технологиям Седрик О признался, что у него «нет никаких доказательств или каких-либо признаков того, что позволяет думать о причастности России».

Зато «бомбой, заложенной под демократию и вопиющим примером попрания свободы личности» назвал компрометацию Гриво экс-директор Charlie Hebdo Филипп Валь. Он утверждает, что в результате «посягательства на личную жизнь миллионы парижан лишились права выбора». Такая патетика со стороны издания, которое не гнушалось ничем, чтобы поднять тиражи, не кажется искренней.

Тем временем Бенжамен Гриво снялся с выборов и подал жалобу в полицию Парижа по поводу «распространения изображений сексуального характера без его согласия». Прокуратура начала расследование и открыла уголовное судопроизводство. Что будет с мучеником-борцом, который уже зашивал себе рот, отрезал мочку уха, сидя голым на крыше Института Сербского и — да! — прибивал мошонку к брусчатке? У нас его лечили, журили, терпели. Но французы могут и обидеться за такие выходки. Похоже, светит Петру лет пять за просветительскую деятельность в стране Вольтера. А ряд депутатов от правящей во Франции партии призвали лишить Павленского статуса политического беженца и выдворить его из страны. Хорошо, хоть гильотину отменили...

Только зачем нам в России снова Павленский — с дырявой мошонкой, отрезанным ухом и подмоченной репутацией?..



Власти «ряда регионов» оказались готовы не подчиняться правительству, отстаивая свое право закрывать границы во время эпидемии. Кто прав?