08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОЛЬШАЯ РУБКА

Ивойлова Ирина
Опубликовано 01:01 23 Марта 2001г.
"Пишу вам от имени многих тысяч бокситогорцев, которые с болью в сердце воспринимают варварское уничтожение лесов в районе. Если раньше заготовку древесины вели лишь несколько леспромхозов и делали это по правилам: чистили делянки, строили дороги и высаживали на вырубленных участках новые деревья, то сейчас лес отдан на откуп мелким заготовителям. А они работают по принципу: "после нас хоть трава не расти". Уничтожаются зеленые, санитарные, водоохранные зоны вокруг городов и поселков, спиливаются лучшие деревья, при этом лесозаготовители берут лишь две трети дерева, остальное оставляется в лесу. Создается впечатление, что кем-то поставлена задача уничтожить все живое вокруг нас. Неужели никто не слышит, как "стонет и плачет" русский лес?"Алексей ВЕСЕЛОВ, депутат собрания представителей МО "Бокситогорский район". Ленинградская область.

Получив это письмо, корреспондент "Труда" отправился в Департамент использования и восстановления лесного фонда Министерства природных ресурсов РФ, чтобы узнать, разделяют ли тут тревогу читателей нашей газеты? И вот что выяснилось.
Каждый год в России под плановую рубку леса определяется 900 млн. кубометров древесины. Ожидаемые доходы от ее продажи заносятся в доходную часть бюджета. Но реально вырубается только 22 процента от разрешенной квоты. Почему? Потому что легальные лесозаготовки, по уверению министерских чиновников, - бизнес невыгодный. Надо платить за аренду угодий, где предполагается вести вырубку, вывозить лес с делянок, расчищать их под новые посадки, самим искать потребителей да еще и покупать лицензию на торговлю. При всем этом цены на лес очень низкие. Усугубляет ситуацию еще и то, что вся доперестроечная промышленность, использующая древесину как основную составляющую своей продукции, умерла. Вот такой, оказывается, заколдованный круг, и в итоге бюджет недополучает запланированные денежные поступления. За что министерских "лесничих" нещадно критикует Минфин. И поделом. В Швеции и Финляндии лес дает половину национального дохода, а у нас лесное хозяйство не окупает само себя.
Что интересно, на северо-западных границах идет Большая Рубка. Куб древесины там стоит в среднем 30 долларов. По этой цене мы гоним бревна на Запад. Спрос на них всегда есть. Англия, например, ввозит 100 процентов древесины, сохраняя свои природные запасы. То же самое - Голландия. "Но даже на экспорт мы торгуем себе в ущерб, потому что продаем "кругляк", а не пиломатериалы или готовые изделия, которые всегда стоят в несколько раз дороже сырья. К сожалению, на разработку или приобретение новых технологий переработки нет денег". Это - слова Леонида Маклюкова, вице-президента Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России.
А теперь заглянем в Лесной кодекс. Тут сказано: всякий, кто рубит лес, должен навести порядок на делянке, убрать мусор, посадить новые деревья (между прочим, леса растут медленно: хвойные - 100 лет, березовые - 50. - И.И.) или провести иные "лесовосстановительные работы". За нарушения - штраф, как и водится у нас, копеечный. Так что многие дровосеки готовы заплатить его чуть ли не заранее, чтобы больше не возвращаться к этому вопросу. К тому же "контролирующий орган" представлен в одном лице - лесником, с которым в случае необходимости всегда можно договориться. Слушая рассказ Владимира Степанова, заместителя руководителя Департамента использования и восстановления лесного фонда об обязанностях защитников леса, диву даешься - чего только им не вменяется должностной инструкцией. За зарплату в тысячу рублей лесники обязаны регулярно обходить территорию в 1000 -1500 гектаров, присутствовать на крупных рубках, лично следить за тем, как идут восстановительные работы на делянках, проводить освидетельствование лесосек и наказывать нерадивых арендаторов. Однако такие издержки профессии, видимо, мало кого пугают. Устроиться на должность лесника очень сложно, вакансий нет, все 60 тысяч мест заняты, хотя, на первый взгляд, казалось бы, "плюсы" этой работы весьма сомнительны: изба - в буреломе, лошадь - в качестве транспортного средства да грибы-ягоды. Есть, стало быть, иные выгоды?
На вопрос об экологическом ущербе от "самопальной" вырубки леса ни один из чиновников Минприроды ответить не захотел. Оно и понятно. Кто ж будет рубить сук, на котором сидит? Недавно бывший Рослесхоз отдельной структурой вошел в федеральное природоохранное ведомство: стало быть, критиковать себя же - просто глупо.
Зато сотрудники Всемирного фонда развития дикой природы весьма откровенны: "В России почти не осталось доступных лесов, о цивилизованном лесопользовании нет и речи, местные администрации часто расходуют деньги, отпущенные для восстановительных работ, на иные цели".
Но кто-то же должен контролировать этот процесс! Может, Юрий Стрельников, руководитель отдела по надзору за соблюдением природоохранного законодательства Генпрокуратуры России? Он пояснил, что подобные прокурорские подразделения созданы и существуют в местах наибольшего произрастания лесов, однако не во всех. И еще посетовал на то, что россияне очень пассивны и, судя по количеству их обращений в прокуратуру, мало озабочены проблемами экологии, хотя здесь готовы работать по каждому тревожному сигналу.
Так что, граждане, дело - за вами. Пишите в Генеральную прокуратуру, теребите Минприроды, иначе говоря, действуйте. Мы же, искренне поверив в заверения Юрия Алексеевича Стрельникова, посылаем ему письмо нашего читателя Алексея Веселова. Для прокурорского реагирования.
в прошлом году в России было зафиксировано 33 000 нарушений Лесного кодекса
1 млрд. 113 млн. га - такой была площадь российских лесов в 2000 году
25 процентов вырубленного леса идет из России на экспорт. В ос-новном - в Японию и Финляндию


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников