06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВАЛЕНТИН ЛЕБЕДЕВ: КОСМОНАВТ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ

В таком полете космонавты останутся наедине с техникой в незнакомых условиях и должны быть

В таком полете космонавты останутся наедине с техникой в незнакомых условиях и должны быть способны обеспечивать навигацию, просчитывать варианты управления полетом, принимать решения - вплоть до возвращения на Землю. Экипаж будет полностью определять успех полета. Но решиться на это можно не раньше, чем космонавты на орбитальных станциях перестанут быть только монтажниками и ремонтниками, из заложников техники, системы обеспечения полета станут хозяевами положения.
Чтобы достичь этого, необходимо ориентироваться не только на выносливых и технически грамотных, но и на тех, кто способен мыслить на уровне поставленных задач и брать ответственность на себя. Таковыми могут быть разносторонне развитые люди, которым придется находить нестандартные решения в не всегда предсказуемых условиях. К тому же им легче будет создать атмосферу взаимодополняющих интересов, чтобы полет был не только проверкой крепости духа и нервов...
Сегодняшняя практика показывает, что космонавты на борту заняты выполнением множества операций, часто рутинных, по техническому обслуживанию и ремонту систем, разгрузке грузовых кораблей; тратят много усилий на поддержание физической формы и медицинский контроль. На осмысление картины мира, открывающейся с орбиты, на поиск новых знаний через наблюдения и решение исследовательских задач у них остается совсем мало времени. Поэтому стимулы к интеллектуальному развитию деятельности космонавта отсутствуют. Так, на Международной космической станции с экипажем из двух человек 111 часов из 120 рабочего времени в неделю уходит на обслуживание жизнедеятельности МКС и экипажа. В таких условиях ожидать от них серьезной творческой отдачи нельзя (так как у них на это просто не остается времени). А смысл пребывания там человека в этом-то и состоит.
Это произошло вследствие противоречия между провозглашаемым статусом станции как научно-исследовательской и практикой ее эксплуатации в рамках летно-конструкторских испытаний. Поэтому место человека в исследовательских программах оказалось неопределенным. Космонавтов нацелили на совершенствование космической техники, проверку и отработку конструкторских решений, приобретение надежных навыков - на этом до сих пор сосредоточены все усилия служб, обеспечивающих подготовку и проведение полета. Космонавты стали посредниками между постановщиками экспериментов и научной аппаратурой. Выполняют действия по контролю и обеспечению хода этих работ по указаниям и подсказкам с Земли.
Чтобы изменить ситуацию, надо определиться не только с ролью человека в космосе, но и с отбором кандидатов, поставив во главу угла такие качества, как живой ум, нестандартность мышления, изобретательность и кругозор в области изучения космоса. Разглядеть их при формальном подходе не представляется возможным. Это под силу сделать специалистам, ученым в ходе собеседования, а не чиновникам.
С первых полетов повелось, что отбор проходит в основном из летчиков и инженеров, после того как одни полетают в воинских частях, а другие поработают года три в качестве сотрудников головной ракетно-космической корпорации. И при хорошем здоровье не всегда лучшие, но обязательно при расположении руководства зачисляются в отряд. Поэтому среда космонавтов складывается из тех, кто оказался "ближе к отбору" и по своим качествам не противоречит его требованиям. После 45 лет романтики полетов в космос контуры профессии космонавта уже проявились и можно говорить о призвании, искать талантливых и одержимых. Пора открыть широкий доступ к ней молодежи, чтобы на достаточно длинной временной дистанции разглядеть тех, кто своими успехами на школьных олимпиадах, через подготовку по ориентированным студенческим программам способны доказать, что их выбор не случаен и они обладают всем необходимым для этой работы.
Космонавты - штучная профессия. В ней важно раскрыть возможности конкретного человека, развить его задатки, склонности. Для этого надо изменить существующую программу подготовки.
При изучении техники, а это процесс длительный, космонавтов надо учить не только понимать последовательность действий и выдаваемых команд, а проникать в сущность их прохождения, анализируя отклик систем. К тому же они должны быть готовы к расхождениям в характере показаний приборов, "поведения" систем на стендах, тренажерах с реальным полетом и даже к возможным просчетам и ошибкам Земли. Поэтому им надо вырабатывать собственный взгляд на развитие событий и способность при необходимости принимать решения, изменяющие их ход. Такая глубина освоения техники даст уверенность и свободу действий в ситуациях, когда нет подсказки Земли, а время ограничено.
Техническая грамотность в пилотируемом полете - необходимое условие, но не решающее. Главное - реализация творческих возможностей человека, его способность при широте базовых знаний в той или иной области находить новое. Поэтому каждый космонавт, помимо обязательной, должен иметь собственную программу (по влечению), а мир космоса столь богат, что найти себя там может каждый: полярные сияния, геология, верхняя атмосфера, ледники, вулканы, океан - выбирай, формируй программу и готовься к ее выполнению. Участвуя в экспериментах, мало понимать их смысл, надо разбираться в той области, куда направлены исследования, - в астрофизике, медицине, биологии, материаловедении, тогда сможешь быть нацелен на результат. Когда этого нет, трудно сконцентрировать внимание на изучаемом объекте, чтобы выявить его наилучшие проявления и донести с максимально полной информацией до специалистов и ученых. Прокладывая такую дорогу, космонавт оказывается в иной колее - не исполнительской, а творческого роста.
В ходе недавней беседы в Звездном городке с космонавтами 13-го набора с удивлением узнал, что подготовка в этой части мало в чем изменилась. До сих пор молодые космонавты лишены возможности знакомиться с опытом своих товарищей по их послеполетным отчетам, так как экипажи их не пишут. И даже с докладом Ю. Гагарина они не знакомы. А он был не просто первым человеком в космосе, он был первым его исследователем, который по тому времени очень полно ответил на многие вопросы о состоянии невесомости, о звездах, о Земле - как он это увидел и почувствовал там. К сожалению, в дальнейшем эта нацеленность размылась, и все свелось к грамотному выполнению полета, а индивидуальность космонавта растворилась. Я убежден, венцом полета должен быть личный отчет, по которому можно судить о профессионализме экипажа и каждого космонавта. Это объективный критерий уровня их достижений. Но на написании послеполетного отчета так никто и не настаивает, а желание писать мало кто испытывает. Поэтому их опыт недоступен. А ведь только по документированному отчету с анализом работы техники, своих успехов и неудач можно было бы оценить каждого, его способность к этой работе и возможность дальнейшего использования. А космонавты различались бы не по количеству полетов и суток, проведенных в космосе, а по реальному вкладу в дело. Это придало бы им уверенности высказывать свою точку зрения и отстаивать ее, чувствуя себя защищенными от конъюнктуры оценок и предвзятых мнений при назначении в экипаж.
К сожалению, неправильная расстановка акцентов в предназначении долговременных орбитальных станций затормозила не только творческий рост космонавтов, но и развитие научных исследований на беспилотных аппаратах. Погоня за увеличением длительности пребывания человека в космосе привела к тому, что научный выход станций "Салют", "Мир", МКС оказался низким. Это произошло потому, что до сих пор нет четкого представления, какие эксперименты целесообразно поручать человеку, а какие проводить без него. Ведь человек своим присутствием значительно удорожает исследования и ухудшает чистоту условий их проведения. Не случайно главный конструктор межпланетных станций "Венера", "Марс", кораблей, доставивших лунный грунт, Г. Бабакин говорил: "Может быть, я пристрастен, но я не знаю, чего не могут автоматы". Определившись с кругом задач, которые недоступны беспилотным аппаратам, только тогда поймем, что должен взять на себя человек с уникальным сочетанием в нем пытливого ума и умений, позволяющих находить решения в непредвиденных ситуациях, корректируя каждый шаг анализом предыдущих.
До сих пор нет четкого определения профессии космонавта. К примеру, мореплаватель отличается от моряка тем, что осваивает нехоженые просторы морей и океанов. В понятии "космос" заключена вся Вселенная вместе с нами и нашим миром. Космонавт - тот же мореплаватель, а мы уподобили его моряку. Отталкиваясь от Земли, он уходит в неизведанное, как в свое время землепроходцы, которые прошли Сибирью до Тихого океана. Их описания - уникальные документы, ориентиры в земном пространстве. Поэтому те, кто будет удаляться от Земли, никогда не станут рядовыми космоса, и выбирать их предстоит из тех, кто в полетах у Земли докажет свое право олицетворять нашу планету. Таких можно и надо уже готовить под эгидой ООН, чтобы они укрепились верой в общечеловеческие ценности, несмотря на свою национальную и государственную принадлежность.
Планируя полеты на Марс, следует понимать, что человечество значительно изменилось по сравнению с началом эры освоения космоса и азартом политических амбиций его не проведешь, как и демонстрацией технических возможностей и выносливости человека. Пока мы не добьемся единства взглядов о будущем, ожидаемый результат не сможет компенсировать ущерб от духа соперничества в стремлении доказать свое превосходство. Проникновение человека во Вселенную должно находиться в согласии с развитием общечеловеческого сознания. Иначе своими поспешными устремлениями мы более разрушаем жизнь несовершенным разумом, тем самым удаляясь от главной цели - жить лучше и спокойнее, не теряя себя в вечной погоне как носителей добра и таланта.
Валентин Лебедев единственный среди летчиков-космонавтов избран членом-корреспондентом Российской академии наук. Автор восьми книг, доктор технических наук. Дважды Герой Советского Союза. Летал в космос в 1973-м и 1982-м, пробыл за пределами Земли в общей сложности 219 суток. Более десяти лет возглавляет Научный геоинформационный центр РАН. В свои 62 года запросто проходит на лыжах пятнадцать километров. Еще в советские годы Лебедев отстаивал точку зрения о необходимости повышения эффективности пилотируемых космических полетов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников