10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НИЧЕЙНОЙ ЗЕМЛИ БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ

Владимирова Елена
Опубликовано 01:01 23 Апреля 2002г.
Вчера Госсовет дал добро на ускорение земельной реформы. Президент Владимир Путин назвал эту проблему очень серьезной "не только для судеб российского крестьянства, но и для всего государственного строя". Он призвал действовать аккуратно - прислушиваться к мнению землепашцев и регионов, но в то же время не медлить с законом об обороте сельхозугодий. "Пока мы спорим, - заявил президент, - активно развивается "черный рынок".

Как известно, пока главным итогом российской аграрной реформы, проводимой с 1991 года, стало решение вопроса о приватизации земли и реорганизации совхозов и колхозов. Цель преследовалась благая - на основе частной собственности создать в деревне "класс эффективных хозяев". Но что получилось? Почти 12 миллионов крестьян по форме стали владельцами земельных долей, а хозяевами их так и не стали. Российская модель земельных преобразований изначально исходила не из экономической эффективности, а из принципа социальной справедливости. Виртуальными наделами одарили не только землепашцев, но и пенсионеров, сельских врачей, учителей, участковых. В итоге большинство собственников долей передали их в аренду или в уставной капитал сельхозпредприятий. И лишь немногим более 7 процентов выделили свои участки для ведения фермерского и личного подсобного хозяйства.
За это время почти 26 тысяч совхозов и колхозов преобразовались в АО, ТОО и кооперативы. Свыше половины из них нынче еле-еле сводят концы с концами, имея устойчивый статус убыточных. Инвестор идти в эту "дыру" опасается, не имея никаких гарантий, что его капитал не сгинет в ней. А земля при этом либо распродается на "черном рынке", либо выбывает из оборота, зарастая бурьяном и кустарником. Сколько гектаров подпольно распродано - не ведает никто. Но специалисты говорят, что речь идет уже о миллионах. А вот какое поле зарастает чертополохом, уже ясно. Владимир Путин заявил на заседании Госсовета, что за последние 10 лет из сельхозоборота выбыло 18 миллионов гектаров - территория, сравнимая с Францией. Россия, конечно, велика. Площадь сельхозугодий составляет порядка 190 миллионов га. Но еще недавно их было более 220 миллионов.
Власти рассчитывают, что после принятия закона об обороте пашен и лугов мы поставим крест на "черном рынке" земли и обеспечим ее "целевое назначение".
Правительственный вариант законопроекта вызвал отторжение лишь у 6 регионов. Большая часть высказалась "за", но при этом внесла туда свои поправки. Так, губернатор Орловской области Егор Строев считает, что "надо усилить социальную направленность будущего закона".
Что касается покупки земель иностранцами, то президент предложил в этом вопросе прийти к национальному консенсусу.
Еще один спорный пункт законопроекта - сколько можно иметь земли в одних руках? По словам министра сельского хозяйства Алексея Гордеева, "мы вводим право субъектов Федерации определять размер собственности одного юридического или физического лица". Ранее в правительственный вариант законопроекта закладывалась норма - не менее 35 процентов сельхозугодий административного района. И вообще Гордеев прямо заявил: "данный проект не является какой-то застывшей догмой, мы, наоборот, за то, чтобы в него вносились поправки". По мнению министра, тем регионам, где не была проведена приватизация угодий (прежде всего Северный Кавказ), надо дать право самостоятельно устанавливать время введения частной собственности на землю.
Поправки еще будут. Госдума уже приготовилась хорошо потрудиться над этим документом. Но Кремль и правительство подчеркивают, что тут не скорость важна, а качество его проработки.
А вот что думают о будущем законе представители некоторых регионов.
Анатолий ГУЖВИН, губернатор Астраханской области:
- Закон этот надо принимать, в нем больше положительного, чем негативного и "белых пятен". У нас в области лишь 10 процентов сельхозпродукции производят предприятия, а 90 процентов - фермеры и владельцы личных подсобных хозяйств. Отсутствие законодательства тормозит их развитие и плохо сказывается на самой земле. В Астраханской области (а этот край засушливый) ежегодно выбывает из оборота до полутора тысяч гектаров - у крестьян нет средств на мелиорацию, а инвестор не идет.
Но мы вправе требовать, чтобы в одном законопроекте были отрегулированы все операции с землей - и купля-продажа, и аренда, и ипотека. Регионы разные, у каждого свои особенности. Поэтому закон должен быть универсальным.
Константин ТИТОВ, губернатор Самарской области:
- Земля - колоссальнейший экономический ресурс. Мы приняли местный закон о продаже сельхозугодий еще в 1996 году. Тогда земля стоила у нас менее 8 тысяч рублей за гектар. Как только в стране заговорили о том, что готовится федеральный закон, цена подскочила до 87 тысяч.
Александр ТКАЧЕВ, губернатор Краснодарского края:
- А у нас люди не на шутку встревожены: что будет с землей и с ними? У каждого региона своя степень готовности к рынку сельхозугодий. Кубань с ее традициями казачьего, общинного землепользования сильно отличается от Саратовской и Самарской областей. Судя по социологическим опросам, более 70 процентов нашего населения категорически против купли-продажи сельхозугодий. В крае обозначился магистральный путь в сфере земельных отношений - аренда.
Сторонники рынка земли делают ставку на частный капитал, частную инициативу. Но это не панацея. Многие промышленные предприятия, перейдя в частные руки, сели на мель, стали банкротами, вообще перестали что-либо выпускать.
Иван СТАРИКОВ, председатель агропродовольственного комитета Совета Федерации:
- Этот закон стране, безусловно, нужен. Но я против того, чтобы его насаждали силовым порядком повсеместно. Надо дать право законодателям в регионах решать, когда его вводить. Не хотят сегодня кубанцы запускать землю в оборот - Бог с ними. Но через 2-3 года они увидят, что на ставропольское, ростовское село пошел капитал, стало улучшаться социальное положение деревни. Вот тогда и поймут: куплю-продажу земли вводить надо.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников