04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ПОТОЧНЫХ" БАНКРОТСТВ НЕ БУДЕТ

Байгаров Сергей
Статья «"ПОТОЧНЫХ" БАНКРОТСТВ НЕ БУДЕТ»
из номера 071 за 23 Апреля 2002г.
Опубликовано 01:01 23 Апреля 2002г.
В ежегодном послании президента Федеральному Собранию Владимир Путин дважды касался темы арбитражного суда. Его озабоченность понятна, ведь от этой системы, которая в советское время была во многом лишь декоративной надстройкой, сейчас напрямую зависит деятельность всего российского бизнеса.

Речь идет о банкротствах. В принципе в этой процедуре нет ничего плохого - с ее помощью на смену нерадивому хозяину приходит новый собственник с деньгами, идеями, новейшими технологиями. Но в последние десять лет мы наблюдаем совсем другую картину. Не секрет, что предприятия у нас банкротят в основном не для оздоровления производства, а для бессовестной наживы.
Сплоченные команды во главе со специфическими внешними управляющими до сих пор кочуют по стране, оставляя после себя буквально голые стены. Часто даже без высшего образования (зато порой с криминальным прошлым), они без зазрения совести берутся "управлять" газодобывающими предприятиями и угольными шахтами, банками и рыболовецкими колхозами... Впрочем, специфика производства их мало волнует, так как главная задача - максимально быстро распродать предприятие-жертву - не требует этого. Очевидно, именно о таких случаях говорил президент в ежегодном послании. Вот его слова: "Поточное" банкротство предприятий уже успело стать доходным бизнесом. Мы обязаны сделать механизм проведения процедуры банкротства и оздоровления предприятий прозрачным, рыночным, а значит, невосприимчивым к коррупции".
От обеих палат Федерального Собрания сейчас зависит, как быстро будет наведен порядок в сфере хозяйственных споров. Надо наконец модернизировать Закон о банкротстве, он должен быть однозначным и понятным всем гражданам. Сегодня любой хозяйствующий субъект ходит под дамокловым мечом банкротства. Схема типичного искусственного разорения чрезвычайно проста. Сначала заинтересованное лицо (неважно, простой гражданин или фирма) дает намеченной жертве очень даже небольшие кредиты или по дешевке скупает его долги. Потом надо проявить некоторую сноровку, чтобы не получить собственные деньги, даже если должник будет навязывать их. Теперь можно идти в арбитражный суд и вызывать "похоронную" команду во главе с нужным внешним управляющим.
Кроме того, необходимо четко разделить концепцию арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Судебную систему просто дискредитирует то, что сплошь и рядом один и тот же спор рассматривается в разных судах, которые к тому же нередко принимают прямо противоположные решения. Это ставит в тупик предпринимателей, граждан, перегружает суды, не способствует развитию здорового делового климата. Это - тоже слова из послания президента.
Примеров подобного рода - больше чем достаточно. Скажем, крупная компания вроде бы спасла предприятие от банкротства, заплатив за него долги. Уже состоялось собрание акционеров, выбрано новое руководство, бывший внешний управляющий решением апелляционной инстанции арбитражного суда лишен поста. Казалось бы, все - предприятие заработает, пойдут налоги в казну и зарплата рабочим. Но, увы, до счастливого конца пока далеко. За многие тысячи верст от места действия суд общей юрисдикции выносит совершенно противоположное решение.
Как такое может быть? Да очень просто. Скорее всего, нашелся, вернее, нашли какого-нибудь акционера с одной акцией в кармане, и он сказал: мол, желаю сделать все по-другому, нарушены мои права. И опять закрутилась карусель судебных заседаний, предприятие снова лихорадит, волнуются рабочие, казна не досчитывается налоговых поступлений. Безусловно, права акционеров, особенно мелких, надо защищать. Но и защищать предприятие от акционера-штрейкбрехера, который становится лишь орудием захвата предприятия. В данном случае подавляющее большинство акционеров, трудовой коллектив, новый собственник с инвестициями, планами по оздоровлению предприятия и так далее совместно выступают против сил, которые инспирировали очередное искусственное банкротство. Последние нашли и, видимо, договорились с владельцем крошечного пакета акций, помогли "защитить" его интересы в суде - разумеется, в своих далеко не бескорыстных целях. Все, включая судей, прекрасно понимают ситуацию. Вслух, правда, об этом не говорят. Но такой у нас сегодня закон.
Не будем и мы называть инициатора очередного "банкротства". Во-первых, дело здесь не в одном предприятии, а в системе ложных банкротств. Да и по судам могут затаскать, защищая свои "честь" и "достоинство" или то, что они подразумевают под этими закавыченными словами. И страха нет - у нас столько противоречащих друг другу законов и подзаконных актов, инструкций и циркуляров, что возможное судебное разбирательство может идти несколько лет и в конце концов тихо умереть в суде. Но нервы помотают изрядно.
Идем дальше. Существенный изъян кроется и в самой структуре арбитражного суда. Он в России состоит из Высшего арбитражного суда, десяти федеральных арбитражных (кассационных) судов округов и 81-го федерального арбитражного суда субъектов Федерации. Именно в последнем звене и заложена "мина": низовые суды, по сути, объединены с апелляционной инстанцией. "Сегодня разрешение спора и рассмотрение жалобы на принятое решение осуществляется в одном и том же суде", - напомнил президент.
Судьи, которые работают в одном здании, находятся в соседних кабинетах, обедают в одной столовой, а кое-кто и вместе проводит свободное время, поставлены в крайне щекотливое положение. Один рассматривает дело и выносит решение. Истец или ответчик не согласен с ним и подает апелляцию. Дело попадает к коллегам первого судьи или просто добрым знакомым. Зачем же их подвергать дополнительным искушениям?
А вот другой, более существенный момент. Мало того, что суды находятся в одном здании, так они еще расположены, естественно, в одном субъекте Федерации. А это уже опасность для любого независимого судопроизводства, особенно в России. Решения о судьбах предприятий, цена которых нередко переваливает за миллиарды рублей, принимаются в одном областном городе. Но надо иметь в виду, что независимые судьи в силу разных обстоятельств сильно зависят от местных властей. Нужно отремонтировать здание суда, получить квартиры для сотрудников или бензин для транспорта - приходится идти на поклон к чиновникам из региональных администраций.
И вот такой суд решает все вопросы практически окончательно, так как в большинстве случаев вторая инстанция подтверждает решение первой. А в тех же делах по банкротству местная власть обязательно принимает чью-то сторону. Открыто или нет это делается - не меняет сути. Так возникает непрозрачность и восприимчивость к коррупции, о которых говорил президент.
В принципе существует возможность обжаловать решение в федеральных судах и даже в Высшем арбитражном суде. Но пока дела идут в кассацию, власть, административные рычаги, финансовые потоки на конкретном предприятии переходят в другие руки. В руки того самого нужного внешнего управляющего. А это уже - стихийное бедствие, последствия которого очень трудно, а часто и невозможно исправить.
Нередко амбициозные планы крупного российского бизнеса натыкаются или на заурядные местнические интересы, или на откровенно шкурнические помыслы "предпринимателей", главная цель которых - сорвать куш и - в кусты. Но времена, хоть и медленнее, чем хочется, все же меняются. Кажется, приходит конец и "поточным" банкротствам, которые процветали все 90-е годы. Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) выступил с идеей модернизации арбитражной системы. Кстати, за ее реконструкцию выступает и сам арбитражный суд.
Суть инициативы РСПП проста: нужно оторвать первую инстанцию от второй. Если апелляционная инстанция будет находиться в другом регионе и решение не вступит в законную силу, пока она его не одобрит в течение тридцати дней, то наступит совсем другая, более цивилизованная жизнь. В этом случае местные власти потеряют возможность активно влиять на процесс смены собственников. Сильно осложнится и деятельность мастеров "поточного" банкротства. Чтобы реализовать свои схемы, им надо будет договариваться уже с элитами нескольких регионов. Это сложно, так как интересы местных властей часто не совпадают.
РСПП предлагает расширить кассационные федеральные арбитражные суды за счет апелляционных и увеличить их количество до двадцати. Этот вариант сокращает дистанцию прохождения дел (мировая практика: суд, апелляция и надзор). К тому же он еще и дешев. Ну и, конечно, платить судьям надо значительно больше.
После выступления президента реформа российского арбитража, безусловно, пойдет быстрее. Необходимость в этом давно уже перезрела. "Нам необходим такой суд, - сказал Владимир Путин, - который уважают и в стране, и за ее пределами. И эта задача - не только политическая, но не в последнюю очередь - экономическая. Эффективная судебная система нужна и для того, чтобы у отечественных и иностранных компаний не возникло сомнений в ее авторитете и действенности".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников