11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОМУ НУЖНЫ ВОРКУТИНЦЫ В ЗАЛОЖНИКАХ?

Горелов Евгений
Опубликовано 01:01 23 Мая 2000г.

В Москве хоть и майская зелень, но погоду не угадаешь. В Воркуте такой проблемы нет и в

В Москве хоть и майская зелень, но погоду не угадаешь. В Воркуте такой проблемы нет и в помине.
- У нас сейчас минус 22, - со значением говорит генеральный директор АО "Воркутауголь" Виктор Экгардт.
С "угольным директором" мы встретились, чтобы поговорить, естественно, не о погоде, хотя она является далеко не последней в тугом узле воркутинских проблем.
Страна много переосмысливает за последние годы. Советские идеи тотального покорения Севера маятником качнулись в свою противоположность. Наиболее "подвинутые" говорят: вот, мол, Маргарет Тэтчер позакрывала все британские угольные шахты, переквалифицировала шахтеров. И всем от этого стало хорошо. Давайте и мы закроем шахты!
Похоже, сейчас наступает отрезвление. Рваться на Север с героизмом наперевес и бессчетными дотациями из госбюджета никто не стремится. Но одновременно пришло понимание того, что "закрывать Воркуту" нельзя. Ни по экономическим, ни по социальным соображениям.
СЛИШКОМ МНОГО НАРОДУ
Многие москвичи удивятся, но одна из главных проблем столицы и Воркуты - общая. В Воркуте, как и в Москве, слишком много людей. Правда, в Воркуте в отличие от столицы проблема излишней численности населения - краеугольная с точки зрения выживания города.
Воркута - город-спутник (или, как некоторые предпочитали вплоть до недавнего времени говорить, заложник) угольной промышленности. Кроме "черного золота", здесь нет ни одного товара, который можно было бы производить. "На угле" работают около 24 тысяч человек. Прибавим членов их семей, а также врачей, учителей, милиционеров, транспортников, энергетиков - получится около 80 тысяч человек. Реальное же население Воркуты составляет сегодня около 180 тысяч. Огромная часть этих людей вкушает прелести Заполярья потому, что не имеет возможности переселиться оттуда в места с более благоприятным климатом.
Среди них около 45 тысяч пенсионеров. Этих пожилых людей, многие из которых по 30-50 лет своей жизни отдали добросовестному шахтерскому труду, действительно можно назвать заложниками Воркуты. "Северная" пенсия предполагает всего лишь 50-процентную надбавку к общероссийской (в отличие от зарплаты, где коэффициент составляет 2,4). Все их "северные" накопления обесценились в 1992 году. Они лишены возможности выращивать что бы то ни было. Кое-какие теплицы в Воркуте есть, но они все изначально убыточны.
Такая же ситуация с приработками. Порядок же цен на товары и услуги в городе примерно такой же, как в Москве. Самостоятельно решить проблемы своего отъезда в более теплые места воркутинские старики не могут. И даже не потому, что у них нет денег на покупку жилья в средней полосе. У них денег не хватит даже на билеты...
Впрочем, переселять нужно не только пожилых людей, но также молодых и работоспособных. Тех, кто остался без работы в результате реализации программы по реструктуризации угольной промышленности, то есть закрытия неперспективных шахт.
Печорский угольный бассейн, на котором работает и объединение "Воркутауголь", является крупнейшим месторождением "черного золота" на планете. Однако его разработка является едва ли не самой проблематичной: пресловутый климат, разные горно-технические сложности. Поэтому для всей нашей страны, а возможно, и для мирового опыта угледобычи работа и жизнь местных угольщиков может служить яркой моделью функционирования отрасли вообще. И поиск здесь эффективных экономических схем достоин самого пристального внимания.
АО "Воркутауголь" стало первым объединением, на котором начала осуществляться программа реструктуризации отрасли. В 1995 году закрылась первая шахта - "Халмер-Ю" в 70 километрах от Воркуты и поселок при ней с населением пять с половиной тысяч человек. По словам гендиректора АО "Воркутауголь" Виктора Экгардта, "Халмер-Ю" добывала лучший уголь - марки "К", с очень высокими показателями коксования. Однако себестоимость его добычи была в среднем в 3 раза выше, чем в Воркуте. Кроме того, ужасающими были условия проживания шахтеров. Даже надбавки к зарплате более высокие, чем в Воркуте, не могли компенсировать тяжесть жизни людей. После любой пурги к шахте по три недели приходилось откапывать железнодорожные пути. В экстренных случаях использовалось вертолетное сообщение, но и "вертушка" не всегда могла лететь в экстремальных условиях.
В рамках федеральной программы жители поселка были выселены в более благоприятные климатические условия. С предоставлением жилья, выходными пособиями и бесплатной железнодорожной перевозкой домашнего скарба. Лишь немногие по разным причинам остались в Воркуте - и этим оставшимся было выделено жилье в городе.
К сожалению, "лихой бедой" в деле закрытия нерентабельных шахт оказалось не начало, а продолжение. Из 12 шахт, работавших в составе объединения "Воркутауголь", сегодня осталась в строю ровно половина. Из них 4 признаны перспективными. Шахта "Октябрьская", лучшая в объединении по экономическим показателям, относится к категории стабильных, но должна закрыться в 2003 году "по выслуге лет". Шестая шахта - "Аяч-Яга" обеспечивает энергетическим углем потребности самой Воркуты.
С выселением работников закрывшихся шахт дело обстоит не столь благополучно, как с шахтерами "Халмер-Ю". У государства не хватает на этих людей денег, хотя это задача государственного масштаба. Недаром механизм закрытия шахты предусматривает ее выведение из состава действующего акционерного общества, финансирование - из бюджета и руководство процессом - напрямую из Москвы.
Угольщики, как могли, помогали и помогают своим. Но никакое объединение не в состоянии обеспечить жильем за пределами региона всех шахтеров с закрывающихся шахт.
Выселение из Воркуты пожилых и молодых людей с обеспечением им всех социальных гарантий - это, по словам Виктора Экгардта, для города и для всей воркутинской угледобычи проблема номер один. Государственное решение этой проблемы, уверяет директор, вызвало бы цепную реакцию серьезнейших позитивных изменений в угольной промышленности Севера.
УГОЛЬЩИКИ ОПЛАЧИВАЮТ... ДОЛГИ ПРАВИТЕЛЬСТВА
Полная зависимость Воркуты от угольного объединения - не слова, а реальность. Бюджет Воркуты формируется в основном из налогов, которые платят угольщики. Содержать людей, в отношении переселения которых государство брало на себя обязательства, приходится местному бюджету. Кроме того, "Воркутауголь" платит и по другим федеральным гарантиям и обязательствам. Это прежде всего северный коэффициент 2,4, оплата проезда в отпуск для шахтеров и членов их семей. И оплачивает долги федерального правительства объединение не потому, что оно такое хорошее. А потому, что иначе просто нельзя.
Социальная обстановка - напряженная. Если не выплатить людям то, что им обещано, они прибегнут к забастовкам, "рельсовым войнам" и прочим доступным им методам воздействия на руководителей разного уровня. А волнения горняков страшны не только власти, но и самим угольным объединениям.
- Первая крупная забастовка, связанная с погашением задолженности по зарплате, состоялась в июне 1997 года, - рассказывает Виктор Экгардт. - Мы в то время, находясь в кабинете вице-премьера Чубайса, решали вопрос о предоставлении нам 250 миллионов рублей на погашение этой задолженности. Так вот, начавшаяся забастовка принесла убытков больше, чем сумма, которую мы надеялись получить для решения этих проблем.
НЕ ТОЛЬКО ЗАКРЫТИЕ, НО И РЕКОНСТРУКЦИЯ!
Правительственная программа реструктуризации угольной отрасли предусматривает не только закрытие неперспективных шахт, но и реконструкцию перспективных. Но если первая часть еще как-то финансировалась за 4 года действия программы, то вторая... В последние два года цифры государственных вливаний в эту область упорно стремились к нулевой отметке.
Но даже, несмотря на эти тяжелейшие условия, "Воркутауголь" доказала свою жизнеспособность. Закрыв половину своих шахт, объединение снизило объемы добычи угля всего на 13 процентов. Из года в год повышалась производительность труда, и сегодня она выше, чем в самом благоприятном для угольщиков 1988 году. Очевидно, этому способствовали инвестиции в развитие производства из собственных источников: за 4 последних года акционерное общество вложило 1,358 млрд. рублей.
Впервые с 1995 года по показателям четырех месяцев этого года объединение работает с прибылью. Виктор Экгардт надеется, что это тенденция. Надежды воркутинских угольщиков на лучшую жизнь и работу подкрепляются пониманием, которое они встречают и со стороны руководства Республики Коми, нового российского президента и правительства. Сегодня и руководство угольных предприятий, и сами шахтеры чувствуют, что проблемы они могут решать посредством диалога, а не акций протеста. Что никто в Москве "закрывать Воркуту" не собирается. Что городу и его жителям хватит быть заложниками, причем не угля и не Севера, а экономических неурядиц.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников