05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАКОРМИТЬ СТРАНУ? МОЖЕМ

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 23 Мая 2003г.
Казалось бы, вполне можно накормить, обеспечить население региона дешевой и качественной продукцией. Но, по словам президента республиканской ассоциации крестьянских фермерских хозяйств Пазли Байчурова, по сравнению с прошлым годом резко сократилось производство зерновых и зернобобовых, картофеля, овощей. Сегодня прожиточный минимум в республике - 2500 рублей, и не угнаться за ростом цен на мясо-молочные, хлебобулочные изделия, сахар, корнеплоды... Что тому причиной? Неужели сельская нива неподъемна для новоявленных аграриев? Чтобы получить ответы на эти и другие вопросы, корреспондент "Труда" побывала в КФХ "Жако" Хабезского района, считающемся одним из благополучных.

Восемь лет назад это аграрное производство возглавили бывшие выпускники Ставропольского сельскохозяйственного института Аслан Хашукаев и Аслан Мамхьягов. После банкротства совхоза "Хабез", где друзья работали: один - агрономом-химиком, а второй - зоотехником, земли хозяйства раздали акционерам, работникам хозяйства. Каждый пайщик получил 0,75 гектара пашни, сенокосных угодий - 2,25 гектара, а на подворье - еще 5 гектаров. Вот тут-то и оказалось, что не все сельчане готовы работать на своих земельных наделах: у кого просто нет желания, а у кого - возможностей для этого. Так в ауле появились арендаторы, которым несостоявшиеся землевладельцы стали сдавать свои наделы. "Два Аслана", как называют их сельчане, позже признались мне, что ничего, кроме как крестьянствовать, не умели, поэтому и "заделались" арендаторами. Благо был первоначальный "капитал" в виде груды железок от сельхозоборудования, а также опыт и кое-какие личные сбережения. Сегодня у фермеров более 400 гектаров земли, хотя при имеющемся парке техники они могли бы возделывать и 1000.
- И, следовательно, производить больше продукции, - говорит Аслан Хашукаев. - Но она никому не нужна: урожай гниет на корню, хозяйства банкротятся. Еще год назад у нас работало 80 семей, в этом - только 40. Можете подсчитать, сколько человек осталось без работы, без средств к существованию. А что делать, если мне людям платить нечем? В минувшем году мы подсуетились, засеяли большие площади картофелем и сахарной свеклой, которые имели спрос на рынке, поэтому смогли сполна рассчитаться и с работниками, и с пайщиками. В этом году опять делаем ставку на корнеплоды. Хотя год на год не приходится: соседи ведь тоже не дураки - засеют поля картофелем да свеклой. И обвал цен ударит по фермерским хозяйствам.
- Получается, что хорошо потребителю, то плохо производителю?
- Мы объездили и изучили опыт работы многих аграрных стран. Завидовали и мечтали, чтобы наше государство проявляло хоть какую-то толику внимания и заботы, которыми окружены зарубежные коллеги. Например, там производимая продукция перерабатывается на месте и идет прямиком потребителю. Фермеры не ломают голову, что будет иметь спрос на рынке, а что - нет. На государственном уровне определяются квоты, кому и что произвести. У нас же фермер предоставлен самому себе: стихия на уровне интуиции. Например, в прошлом году мы получили 1000 тонн озимых яровых культур. Цены из-за переизбытка зерна по стране были копеечные, поэтому продавали себе в убыток. Потратили порядка 1,5 миллиона рублей, а получили - около 800 тысяч! Какое же хозяйство устоит при таком раскладе? В странах ЕС на каждый евро произведенной сельхозпродукции выделяется 1,2 евро субсидий. У нас же о подобном и мечтать не приходится. В прошлом году за одну овцематку нам причитались дотации в 110 рублей. Деньги вообще-то смешные, но даже их мы все не получили. Местная администрация винит в этом федеральную власть, а она, в свою очередь, отсылает нас обратно. Куда податься фермеру?
- Надо пересмотреть систему ценообразования на сельхозпродукцию, - поддерживает беседу Аслан Мамхьягов. - Посмотрите: литровая бутылка нарзана стоит, как пакет молока. Нарзан течет из родничка, подставь бутылку - и считай денежки. А чтобы получить литр молока, сколько средств, труда надо... Корова дает молоко после трех лет соответствующего ухода. Надо силос, сено заготовить, держать скотника, доярок, ферму построить. У нас сегодня 70 дойных коров, есть молодняк крупного рогатого скота. На свиноферме, овчарне по 150 голов, занимаемся и кролиководством. Есть своя птицеферма. Но держать все это хозяйство - предприятие убыточное: искусственно созданные "ножницы цен" не дают свести концы с концами. Особенно бьют под дых скачки цен на энергоносители.
- Головная боль - это сбыт продукции, - говорит Хашукаев. -В сельмаг завозится сухое импортное молоко, а наше натуральное киснет на фермерских подворьях! Скажите, ну почему эти "ножки Буша" заполонили прилавки наших магазинов? Неужели непонятно, что отечественная птица и экологичнее, и вкуснее заморской? Сколько птицефабрик, ферм по стране закрыли, сколько колхозов, совхозов перестало существовать! Наши люди остаются без работы, без средств к существованию. Где же поддержка отечественного производителя, забота о самом потребителе? Надо поставить заслон импортным продуктам сомнительного качества по демпинговым ценам. То, что не производится в стране - пожалуйста. Но не везите по дешевке то, что мы сами выращиваем. Российский крестьянин сам всех накормит. Для этого государству надо только сбалансировать стоимость энергоносителей и произведенной сельхозпродукции, дать возможность организовать прямые закупки от производителя и субсидировать аграриев.
- А не боитесь, что при успешных делах и высоком доходе ваши пайщики откажут вам в аренде? И кому вообще должна принадлежать земля?
- Земля и природные ресурсы должны принадлежать государству. Хотя не исключаю и другие формы собственности: хочешь на ней постоянно работать - пожалуйста, но получи для этого специальное образование.
Что же касается наших договоров с пайщиками, то прошлой осенью они получили 10 процентов от собранного урожая, и все они были довольны. Правда, случается, что арендные проценты меняются, но чтобы расторгнуть договор - нет такого. У нас действует гибкая система взаиморасчетов. К тому же пайщик знает: засуха, наводнение, стихийное бедствие - фермер рассчитается с ним, даже если это в ущерб хозяйству.
- А как же тогда доходы ваших работников?
- Средняя зарплата рабочего в хозяйстве - 1,5 - 2 тысячи рублей в месяц. У механизаторов, их у нас 12 человек, зарплата чуть больше - 2,5 тысячи. Для горного аула это достаточно большие деньги, к тому же есть возможность выплачивать и натуральной продукцией. Доходы могли быть выше, откликнись сельчане на предложение организовать подворья. Взять бы семье на выращивание свиней, коров, птицу. Посчитал даже доход такой семьи, прибавка к семейному бюджету получилась солидная. Но охотников при том, что безработных в ауле много, считай, не нашлось. С одной стороны, людей понять можно: чтобы производить больше продукции, необходима хорошая производственная база, а ее нет у единоличника.
Вот и остается все как есть. Хотя иногда такая злость берет: ведь под лежачий камень вода не течет! Надо же что-то делать! К сожалению, жизнь складывается так, что крестьянина от поля, от фермы - от земли отвадили. Потому и едим импортные овощи да фрукты, мясо и птицу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников