10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕЧТАЮ, ЧТОБ МОЙ ФИЛЬМ ОСВИСТАЛИ

Прокофьев Вячеслав
Опубликовано 01:01 23 Мая 2007г.
С Андреем Звягинцевым, автором нашумевшего фильма "Изгнание", одним из фаворитов Каннского кинофестиваля, я встретился после вечеринки, устроенной компанией "Рен-фильм" в ресторане пляжа "Гроэлан", где официанты трудились в поте лица, открывая бутылки с шампанским, разливая водку за неимением рюмок в коньячные бокалы. По этому поводу, правда, никто не высказывал неудовольствия, а когда ночное небо над Канном расцвело 15-минутным салютом в честь российского фильма, веселье набрало обороты и продолжалось чуть ли не до рассвета. Тем не менее режиссер поутру был свеж и с удовольствием потягивал охлажденное белое вино из запотевшего бокала.

- Андрей, наверное, привыкли за последние годы к смокингу?
- К нему приспособился, а вот галстук-бабочку терпеть не могу - душит, проклятый. Так что снимаю сразу после официоза.
- Как изменилась ваша жизнь после триумфа в Венеции три года тому назад?
- Знаете, когда на войне батальон захватывает высоту, то его командир дальнейшие шаги планирует с этой новой позиции. У меня примерно такая же ситуация. С той лишь разницей, что противник может поднапрячься и скинуть батальон с высотки, а вот мой плацдарм в искусстве благодаря "Золотым львам" взят крепко, и с него меня уже не выбьешь. Возможностей, конечно, стало больше. В творческом плане я могу себе многое позволить, хотя, естественно, многое упирается в финансирование. После Венеции я предлагал продюсеру Диме Лесневскому несколько идей, но они не нашли отклика. Мог бы согласиться на предложения со стороны, а они были, но воздержался, потому что считал: следующий проект должен непременно сделать с Димой. Мы искали вместе, и сейчас я понимаю, что все сложилось счастливо: в результате появилось "Изгнание", и мы с вами разговариваем о нем в Канне. У нас с Димой установился какой-то фантастический контакт. Лесневский - человек энергичный, ищущий и рисковый. Ведь в начале, по сути дела, он поставил на "темную лошадку", на человека, который никогда не снимал полнометражных лент, но всегда мечтал об этом.
- После Венеции укрепили материальное положение?
- Оно поменялось, и, как легко догадаться, не в худшую сторону. Правда, яхтами и вертолетами не владею. Да и в этом нет никакой необходимости. Сейчас, может быть, я сам себе наврежу, но тем не менее скажу: художник должен быть голодным. Творчество на сытый желудок - дело сомнительное. Как можно обходиться без переживаний, страданий, лишений, в конце концов? Буржуазность убивает у многих желание искать, пробиваться к новым горизонтам.
- Вы из тех режиссеров, которые кинематографических академий не кончали. А нужны ли они вообще?
- Каждому свое. Пятилетнее обучение во ВГИКе, наверное, кому-то помогает. Там люди получают технические навыки, осваивают операторские приемы. Я же считаю, что для усвоения азбучных кинематографических истин нужны недели, может быть, месяцы. Знаете, музыкант, который десять лет учится играть на фортепиано, может остаться заурядным пианистом, а может стать и выдающимся исполнителем, но это произойдет только в том случае, если музыка звучит у него в душе. То же самое касается кинематографа. Как я стал режиссером? Смотрел массу фильмов и однажды понял, что это за механизм и как кино устроено.
- Какие фильмы на вас больше всего повлияли?
- Назову "Приключение" Антониони. Кстати, этот фильм в Канне сорок с лишним лет тому назад освистали, подвергли обструкции. И, не сочтите за позу, я был бы счастлив, если бы мой фильм здесь постигла такая же участь! Потому что "Приключение" - это был ключевой поворот в истории кино. То, что сделал Антониони, было гениальным открытием. Есть начало кинематографа - братья Люмьеры, Гриффит - и есть Антониони. Другие? Из классиков - Брессон, Бергман, Куросава. Из современников - Китано, Андерсон и его великолепная лента "Магнолия".
- К работе над "Изгнанием" вы привлекли как людей из прежней команды, так и новичков...
- Я, конечно, не мог обойтись без оператора Михаила Кричмана, который, по сути, стал моими "вторыми глазами". Композитор Андрей Дергачев не только сочинил музыку, как это было в "Возвращении", но и стал звукорежиссером картины. С ним я познакомился через знакомую актрису. Андрей раньше писал музыку дома на компьютере, скажем так, в "ящик". Кстати, в те времена на жизнь он зарабатывал, стоя живой статуей перед одним московским рестораном - ему за это платил хозяин заведения. Когда мне передали кассету с записями, я сразу понял, что Андрей - мой человек. Как и второй Андрей - Панкратов, художник картины. Он также молод - всего 29 лет. Невероятно талантлив и образован. В фильме также звучит музыка живого классика, эстонского композитора Арво Пярта.
- В "Изгнании" снялся Александр Балуев. По каким критериям вы его выбрали? Почему он не приехал в Канн?
- Изначально мне хотелось привлечь актеров, которых никто не знает. С "Возвращением" было легче: надо было найти актера на роль отца. Им стал Константин Лавроненко. Для меня каждый фильм - встреча с новой реальностью. Поэтому зритель, и для меня это идеальная ситуация, должен видеть впервые лицо героя, оно должно быть незнакомым. Как видите, я совсем не сторонник звезд и использования наработанного ими имиджа. Но реальность при работе над "Изгнанием" была такова: мы перепробовали множество актеров - известных и неизвестных, и оказалось, что Костя Лавроненко и Александр Балуев подходят на роли лучше всех. Несмотря на бешеную популярность, Балуев работал, не проявляя и тени усталости, не выказывая недовольства, когда одну и ту же сцену приходилось переснимать по 20 раз. А в Канн не приехал, потому что он один из самых востребованных в России актеров и настолько занят на съемках в других проектах, что пришлось пожертвовать набережной Круазетт.
- А как появилась в картине шведка Мария Бонневи?
- Я был поражен ее игрой, энергией в норвежском фильме "Я и Дина", а познакомился в Стокгольме на вручении премии "Золотого жука". Я пересмотрел немало российских актрис и все-таки остановился на Марии, хотя ей пришлось тяжело, ведь надо было говорить на русском, которого она не знает.
- В "Возвращении" у вас снялись два подростка. Володя Гарин трагически погиб, а как складывается судьба его брата по фильму Вани Добронравова?
- Совсем уже большой парень, вымахал выше меня. Учится в Щукинском училище. Думаю, из него получится настоящий актер - у него невероятное чувство правды.
- Если обойдут вас в Канне "Золотой пальмовой ветвью", не расстроитесь?
- Конечно, нет. По правде говоря, на "Возвращение" пришлось столько наград, помимо венецианских, что их с лихвой хватит и на "Изгнание".
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников