09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕТЛЯ

Ищенко Сергей
Опубликовано 01:01 23 Июня 2000г.
Эти документы жгут руки. Они не врут, потому что не могут за минуту до смерти лгать люди, их написавшие. Читайте - это посмертные записки российских офицеров, в этом году покончивших с собой. К роковому выстрелу или к петле их подвело... да, можно, конечно, говорить о дефиците христианского терпения, выдержки, но ведь и родное государство тут "помогло", подтолкнуло к краю - то самое, на верность которому они присягали и которому долгие годы служили веройи правдой. Только давайтебез фамилий, чтобы лишний раз нет бередить незажившие раны в душах близких, товарищей.

Полковник Р. Юрий Михайлович, заместитель начальника по научной работе одного из научно-исследовательских институтов Военно-воздушных сил, 1951 года рождения, женат, трое детей: "...Надоело жить в нищете, считать копейки, стыдно заходить в магазин..."
Подполковник Петр Иванович, заместитель командира отдельного полка, Дальневосточный военный округ: "Этим поступком я совершил убийство не только себя, но и моих старых родителей, особенно мама не переживет такого, да и отец тоже. Но у меня нет другого выхода. Жить в нищете страшно для заместителя командира по тылу, дети плохо одеты, телевизор 70-х годов..."
Капитан Олег, начальник авторемонтной мастерской Ракетных войск стратегического назначения, женат, двое детей, в Вооруженных силах с 1981 года: "Денег нет. Кормить семью нечем".
Подполковник Александр Михайлович, слушатель второго курса Военно-морской академии (Санкт-Петербург): "Так жить больше не могу".
Трагическую точку в своей судьбе добровольно поставили люди, все-таки не самые слабые духом. Должности большинства свидетельствуют об успешной карьере и хороших (в чисто служебном плане) перспективах. За плечами многих "горячие точки", Афганистан и Чечня. Уверен: если разобраться, даже не отсутствие денежных знаков толкнуло погибших не на войне офицеров к роковой черте. Чтобы по собственному почину оставить свои семьи без кормильца и вовсе без всякой надежды хоть когда-нибудь достойно пожить - для этого сегодняшний хронически пустой кошелек, - слишком слабый аргумент. Настоящей петлей на офицерском горле становится унизительное ощущение собственной никчемности, ненужности стране, которой вроде бы служишь и за которую когда-то клялся, если потребуется, отдать жизнь. Что делать, если та страна давно повернулась к собственным защитникам спиной, предоставив армии возможность как-нибудь добираться до светлого будущего своими силами. Конечно, если дорогой не помрет с голода.
Можно сколько угодно призывать военнослужащих помнить о воинском долге и об офицерской чести, но разве не ежедневным бесчестьем для отцов в погонах стали голодные глаза собственных детей, невозможность дать им полноценное образование, лечение?.. Разве нуждается в комментариях такой факт: сегодня обеспеченность семьи военнослужащего из трех человек в среднем упала, в зависимости от должности, до 30-70 процентов от прожиточного минимума?
На днях обнародована еще и такая цифра. Средняя зарплата квалифицированного рабочего в Москве составляет приблизительно 4 тысячи рублей. Конечно, квалифицированные рабочие очень нужны стране. Но тогда, выходит, ей ни к чему лейтенанты, ежели их ежемесячное жалованье составляет 1354 рубля при прожиточном минимуме в 2274. Она, получается, не нуждается в услугах командиров батальонов: они и в чине подполковников получают 2135 рублей. Даже полковник в центральном аппарате Министерства обороны расписывается в ведомости за 2745 рублей.
При этом общество надеется, что каждый из этих обездоленных людей при необходимости станет сутками пропадать на службе, забудет о семье ради благополучия вверенных ему солдат и матросов, исправности боевой техники. А при первых признаках военной грозы погрузится в эшелоны и поедет биться насмерть с теми же чеченскими террористами-сепаратистами. Много вы найдете желающих на такую долю? Вряд ли. На этот счет тоже есть холодные, как штык, цифры.
Самоубийство - это, конечно же, крайность. Но вот только в 1998 году из Вооруженных сил уволились 106 тысяч опытных офицеров и прапорщиков. Казалось бы, намного меньше в 1999-м - чуть более 35 тысяч и еще 12 тысяч заявили командирам о своей готовности последовать этому примеру в ближайшие месяцы. На самом деле ничего обнадеживающего тут нет - просто скоро увольняться из армии окажется некому. Среди командиров взводов и рот и так осталось не более трети кадровых офицеров. Остальные должности либо вакантны, либо заполнены вчерашними студентами-двухгодичниками, ожидающими законного "дембеля" не менее страстно, чем их подчиненные.
Министр обороны маршал Игорь Сергеев жаловаться Кремлю и правительству не любит, считает: все равно не дадут ничего. Он пытается выкрутиться своими силами. В военных училищах минувшей весной впервые за десятилетия проведены досрочные выпуски лейтенантов - почти как в войну, когда враг у порога... Ну и что? Немалая часть тех "досрочных" лейтенантов или уже написала, или скоро напишет рапорты об увольнении и снимет погоны.
К сведению: обучение одного офицера в высшем военном училище обходится бюджету в 200-250 тысяч рублей. Перемножьте на те тысячи, что ежегодно досрочно покидают воинский строй. Выходят солидные цифры. Мысль о повышении денежного довольствия офицерам выглядит тогда совсем логичной. Она и подвигла пятерых силовых министров еще в октябре 1999 года обратиться с общей челобитной к тогдашнему Верховному главнокомандующему, президенту Борису Ельцину. Непосредственным поводом послужило правительственное решение о повышении с 1 сентября 1999 года должностных окладов, ежемесячных надбавок к ним за квалификационные разряды и классные чины федеральным госслужащим сразу в 1,5 раза. Вышло, что столоначальник средней руки, скажем, начальник департамента, стал получать в 2,4-2,6 раза больше денег, чем командующий родом войск. А глава администрации районного городка - в 1,9 раза больше, чем командующий войсками военного округа.
Увы, реакция Ельцина на этот "хоровой" жалобный крик пяти министров оказалась нулевой. Тогда в январе 2000 года министр обороны решился постучаться с письмом в Минфин. В итоге в правительстве родились предложения по повышению денежного довольствия военнослужащих. Но - со второго полугодия нынешнего года. Это может быть и с 31 декабря. 3 марта о своем несогласии с такой постановкой вопроса тогда еще первому вице-премьеру Михаилу Касьянову письменно сообщил безусловно осведомленный об остроте ситуации глава администрации президента Александр Волошин. Это тоже ничего не изменило.
Куда было деваться маршалу Сергееву? 8 апреля он обратился с новым письмом к новому Верховному главнокомандующему Владимиру Путину. С копией этого документа редакции удалось познакомиться. Вот что, в частности, там сказано: "Денежное довольствие военнослужащих не индексировалось в течение трех лет, с 1996 по 1998 год. Принятое правительством Российской Федерации в 1999 году решение о повышении денежного довольствия военнослужащим (с 1 января окладов по воинским должностям в 1,62 раза и с 1 июля окладов по воинским званиям в 2 раза) не могло компенсировать рост стоимости жизни, поскольку за истекшие три года сводный индекс потребительских цен вырос в 2,8 раза".
И в этот раз маршалу, пошедшему на очередной приступ финансовой крепости, пришлось бесславно отступить. Тогда в бой ринулась Государственная Дума. 19 мая она почти единогласно приняла постановление "О неудовлетворительном материальном обеспечении военнослужащих и первоочередных мерах по его улучшению". В этом документе предписано просить президента Владимира Путина в июне рассмотреть вопрос о финансировании военных и членов их семей на Совете безопасности. А правительству рекомендовано не позднее все того же июня внести на рассмотрение Думы проект федерального закона о внесении в бюджет 2000 года поправок, способных срочно поправить дело.
Июнь проходит - нет пока в Госдуме такого законопроекта. Зато есть проект бюджета на 2001 год, в котором предлагается еще ниже опустить долю расходов на оборону приблизительно с 2,9 процента от валового внутреннего продукта до 2,62 процента. Военное ведомство категорически не согласно. Оно напоминает, что указом президента уровень расходов по этой статье не должен быть меньше 3,5 процента. Но караван идет - туда, куда его ведет Минфин. А униженная армия несет потери, которые в сводках именуют небоевыми. И оттого они особенно тяжелы.
В довершение всех армейских бед 2 июня 2000 года произошло на первый взгляд обыденное событие. Государственной Думой принят долгожданный Федеральный закон "О минимальном размере оплаты труда". Но за этим стоит поистине драматический факт - разрушается существующая система денежного довольствия военнослужащих, и тем самым, по сути дела, консервируется на неопределенно долгое время почти двукратный разрыв в оплате труда федеральных госслужащих и военнослужащих в ущерб последним.
Суть проблемы на сухом юридическом языке выглядит так. Абзац второй Федерального закона "О статусе военнослужащих" устанавливает, что оклады по первичным воинским должностям солдат и матросов, проходящих службу по контракту, не могут быть ниже пяти минимальных размеров оплаты труда, а оклады по воинским званиям не могут быть менее половины окладов по воинским должностям. Абзац третий этого же закона устанавливает, что оклад денежного содержания военнослужащих повышается правительством Российской Федерации пропорционально увеличению минимального размера оплаты труда в течение года с того срока, с которого федеральным законом устанавливается минимальный размер оплаты труда. Но согласительная комиссия палат Федерального Собрания внесла в текст закона "О минимальном размере оплаты труда" новую статью 6, которая отменяет вышеизложенные положения закона "О статусе военнослужащих"...
Петля между тем все туже.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников