05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"Я БОЮСЬ ТЕБЯ, ПАПА!"

Фокина Нина
Статья «"Я БОЮСЬ ТЕБЯ, ПАПА!"»
из номера 114 за 23 Июня 2000г.
Опубликовано 01:01 23 Июня 2000г.
На вопрос в подзаголовке приходится ответить отрицательно. Вот уже третий год бабушка Артема - Лидия Алексеевна Кучерова вынуждена "циркулировать" между Москвой, где она живет, и Харьковской областью, куда, спасаясь от мужа, уехала ее дочь с маленьким Артемкой и откуда уже никогда не вернется. А мальчика растит прадед, заслуженный и известный в городе человек, но, сами понимаете, - возраст...

Все это время Лидия Алексеевна пытается сделать простейшее, казалось бы, дело: стать опекуном внука, чтобы на законном основании, а не прячась, привезти Артемку домой, в Москву, и вернуть ему нормальное детство. Хотя разве может ребенок забыть то, что пережил?
Но чтобы бабушка оформила опекунство при живом отце внука, ей нужно получить решение суда о лишении бывшего зятя родительских прав. Собрано несметное количество документов, свидетельств, подтверждающих, казалось бы, что нельзя возвращать ребенка его отцу. Да и не слишком тот "борется" за Артемку. Скорее, как говорится, нашла коса на камень - добровольно не уступает, а суд то переносится, то откладывается. Куда торопиться? Негромкое семейное дело. Какой-то там мальчик, какая-то упрямая бабушка...
Семейное? Негромкое? Или все-таки криминальное, буквально кричащее о трагедии маленького человека - Артема Степанова?
Слово - документам. Они лучше всего расскажут эту горестную историю.
* * *
"Своего папу я не видел с июня 1997 года, когда мы с мамой уехали из Москвы, и до 20 октября 1998 года, когда он вместе с бабой Валей и дедом Вадиком вломились в наш класс во время урока, - пишет Артем в объяснении начальнику Изюмского ГРО УМВД Украины по Харьковской области. - Первым ко мне подбежал очень злой дед и сразу же стал совать прямо в лицо какую-то бумагу, требуя подтвердить, что моя мама умерла. Я знал, что все они очень обрадуются, если я скажу правду, потому что они никогда мою мамочку не жалели. Я решил молчать. Тогда дед разозлился еще больше и стал кричать вместе с бабой и папой еще громче, что заберут меня силой с собой немедленно.
Я ответил, что не поеду с ними никуда и хочу жить только с бабушкой Лидой. Я так испугался, что полез под парту и от страха стал плакать и кричать. И все дети испугались и стали кричать. Дед, баба и папа тоже кричали, что я ненормальный, чокнутый, идиот, дебил. Они и на учительницу кричали, как на мою маму. Тут прибежали учителя из других классов и выгнали их. А потом пришли мои бабушка Лида, дедушка Алексей и милиционеры..."
"Я хорошо помню, как жил с мамой и папой в Москве. Мама училась в институте, а папа ее за это ругал и хотел, чтобы она работала, а сам не хотел работать, сидел дома. Деньги ему давал дед, а еще он деньги забирал у мамы и у меня: нам давала бабушка Лида. Папа часто приходил домой поздно и очень пьяным. А потом он долго не ложился спать, а бил и швырял тарелки, бил маму кулаками и ногами по голове или головой о стену, если она говорила ему хоть одно слово. А меня он бил военным ремнем с пряжкой, кидал меня через всю комнату в угол, и я долго стоял там, пока папа не уснет. Я даже не знаю, за что он меня так сильно бил. Наверное, он не любил меня и злился, что я защищал маму, а она меня".
"Однажды он пришел с двумя дядями. Они все пили водку, и папа стал врать, что он - офицер и тоже воевал в Афгане. Дяди не поверили, зашли к маме в комнату, чтобы узнать правду. Мама сказала, что он служил в Чехословакии. На кухне началась драка, а когда эти "афганцы" ушли, папа схватил маму за волосы, потащил в ванную и пустил на нее кипяток. Чтобы мама замолчала, он окунул ее головой в унитаз.
Я позвонил по 02. Милиция приехала быстро. Но папа успел сказать нам, что если мы будем рассказывать о нашей жизни, он нас убьет".
"Я и теперь очень боюсь папу, бабу и деда. Я не хочу с ними видеться и жить, потому что они очень злые и страшные. Из-за них умерла моя мамочка. Я никогда не прощу их. Я их всех ненавижу".
* * *
Рассказ Галины Лукиной, подруги мамы Артема:
"Последний раз я видела Виолетту 24 сентября 1997 года. Мы пришли с ее мамой помочь собрать вещи, чтобы молодая женщина с сыном могли уехать и спрятаться на Украине у дедушки. Вячеслав не выпускал ее из квартиры, был пьяным и агрессивным. Когда Виолетта наклонилась к сумке, он неожиданно с силой ударил ее ногой по голове. Виолетта отлетела к стене, ударилась затылком и упала".
Записка Виолетты мужу:
"Славка!!! Лежу в больнице из-за тебя, проклятого. Ты меня очень сильно бил по голове - и это в течение многих лет на глазах у Артемки. Поэтому он тебя не любит. А я ненавижу и проклинаю".
Справка врача-онколога Людмилы Кочегаровой:
"Виолетта Степанова, 1969 г. р., временно проживающая в г. Изюм Харьковской области, обратилась в поликлинику 09.12.97 года. До этого она находилась в отделении нейрохирургии ОКБ г. Харькова, где был поставлен диагноз на основании компьютерной томографии: опухоль правой лобно-височной области. 24.12.97 года - наступила смерть".
* * *
Рассказывает Лидия Кучерова, мать Виолетты:
"После похорон самого дорогого мне человека я вернулась в Москву и 3 января 98-го года обратилась в отдел по охране прав детства при районной управе "Гольяново" и в ОВД с соответствующими документами, необходимыми для лишения Вячеслава Степанова родительских прав в судебном порядке и назначении меня опекуном внука. Год ушел на то, чтобы заново подтвердить каждую "бумажку". Пришлось доказывать даже подлинность такого скорбного документа, как свидетельство о смерти дочери.
Лишь в марте 99-го документы были переданы в Преображенский суд с ходатайством о лишении отца Артема родительских прав. Суд назначали и переносили по неведомым мне причинам шесть раз, и только после моей жалобы в Госдуму 1 июня этого года он состоялся. Истцом выступал отдел по защите прав несовершеннолетних ОВД "Гольяново" - там все-таки поняли, что мальчика надо защищать".
* * *
И, знаете, чем дело окончилось? Отказом истцу. А заодно, конечно, и десятилетнему мальчику в праве выбора, с кем ему дальше жить. Артем твердит, что в любом случае не вернется к отцу. Неужели еще не понятно взрослым, как он его боится?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников