03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПИНОК - И ТЫ СПАСЕН?

Луканин Михаил
Опубликовано 01:01 23 Июня 2007г.
Эти телекадры обошли все экраны мира: самое невероятное в истории катапультирование в 1989 году совершил на авиасалоне в Ле Бурже летчик-испытатель Анатолий Квочур. Его МиГ-29 при взлете внезапно завалился на бок и стал падать. Вот уже почти коснулся земли... В последнее мгновение перед взрывом катапульта К-36, созданная академиком Севериным, выбросила Квочура из кабины по наклонной траектории. Даже теоретически у него не было шансов уцелеть. Но произошло чудо - взрывной волной от упавшего самолета наполнился купол парашюта. Авиаторы всего мира признали: ни одна другая катапульта, кроме советской, в такой ситуации пилота не спасла бы.

Сегодня есть повод вспомнить то чудесное спасение потому, что ровно 60 лет назад в СССР была успешно испытана первая катапульта. 24 июня 1947 года ее опробовал летчик Гавриил Кондрашов. Проделал он это на самолете-лаборатории Пе-2, летевшем со скоростью почти черепашьей - всего 270 км/ч на высоте 1800 метров. Но и при этом дело было почти столь же рискованным, как у Квочура в Ле Бурже. Катапульты того времени представляли собой весьма несовершенную конструкцию, выполнявшую единственную задачу - выбросить человека из кабины с помощью пневматики и пиротехники. Отлетев от самолета, летчик должен был самостоятельно отстегнуть ремни, оттолкнуть кресло и раскрыть парашют. При малой скорости и на достаточно большом удалении от земли сделать это несложно. Однако пинок под зад пилот получал весьма ощутимый. Вплоть до 1970-х годов катапультироваться из самолетов было крайне опасно. Летчикам, решившимся на это, практически стопроцентно гарантировалось повреждение позвоночника и другие тяжелейшие травмы. Но лучше инвалидное кресло, чем верная гибель.
Самая большая опасность, которая ожидает пилота при катапультировании, - встречный воздушный поток. Даже при 360 км/ч он давит на человека с силой 300 кг. А на сверхзвуке? Человека, подхваченного сумасшедшим вихрем, закручивает так, словно он попал в бешено вращающийся барабан гигантской стиральной машины. Как рассказывают летчики, происходит полная пространственная дезориентация, понять, где верх, где низ, невозможно. Еще хуже, что различные части тела в момент выстреливания из кабины движутся с разной скоростью. Отстает, к несчастью, в основном голова...
Ситуация коренным образом переменилась, когда к разработке летных средств спасения приступило НПО "Звезда" с генеральным конструктором Гаем Севериным во главе. Созданное им универсальное катапультное кресло К-36, которым ныне оснащены все наши боевые самолеты, впервые стало по-настоящему безопасным. Под креслом - ракетный двигатель. Оно защищает человека от перегрузок в момент выстреливания, автоматически вводя поправки на массу летчика, угловую и вертикальную скорость, высоту, силу воздушного напора и т.д. По мнению Николая Виноградова, начальника лаборатории средств аварийного покидания летательных аппаратов ЛИИ им. М.Громова, К-36 - самая надежная и "умная" катапультная система в мире. Она спасла жизни десяткам летчиков в, казалось бы, абсолютно безнадежных ситуациях.
- Квочуру в Ле Бурже помогла не только взрывная волна, хотя она сыграла главную роль, - пояснил "Труду" коллега Анатолия Квочура Герой России, заслуженный летчик-испытатель РФ Александр Гарнаев. - Не менее удивительно, что сработали одновременно все механизмы катапультного кресла К-36. Обычно они приводятся в действие с крохотным разбросом по времени, составляющим сотые или тысячные доли секунды. Это не какой-то конструктивный недостаток, по-другому, согласно законам физики, и быть не должно. Именно эти мгновения сохранили жизнь летчику.
Трудно ли пилоту принять решение о катапультировании?
- Исключительно тяжело, - ответил Александр Гарнаев. - Даже сравнить не с чем. У меня было несколько случаев, когда отчетливо понимал: все, надо дергать катапультный рычажок, других вариантов нет. И тем не менее оставался в кабине... Мысль о немедленном катапультировании перебивала другая: "А все ли я сделал для того, чтобы исправить аварийную ситуацию?.."
И вот тут выявилась абсолютно неожиданная сторона проблемы. Все совершившие катапультирование проходят обязательное обследование в Центре врачебно-летной экспертизы. Руководит им полковник медицинской службы Константин Пономаренко. Вот его мнение:
- С появлением кресла К-36 в 90 процентах случаев пилоты после аварийного покидания самолетов остаются годными к летной работе. Но есть важный нюанс. Помочь летчикам войти в нормальную физическую форму гораздо проще, чем снять у них психологический стресс. Они терзаются вопросом: "Можно ли было спасти самолет"? Давит мысль: "Что скажет прокурор, ведь от самолета остались лишь рожки да ножки". А это миллионы и миллионы ущерба. Поэтому после любого авиапроисшествия в обязательном порядке заводится уголовное дело по статьям о нарушении правил полета и причинении ущерба в особо крупных размерах. Человек еще не оправился от шока, а его уже тянут к следователю. Раньше такого не было.
Однажды, продолжал Пономаренко, к ним поступил очень известный летчик-испытатель из Кубинки. Ас из асов, грудь в орденах. Разговаривал с ним и видел: человек в мыслях где-то очень далеко, отвечает рассеянно, невпопад. И все из-за того, что открыли уголовное дело, которое еще неизвестно чем обернется и длиться может неопределенно долго. Давняя советская традиция - человеческая жизнь всегда дешевле государственного железа?
За границей летчики, пережившие катапультирование, проходят глубокий курс психологической реабилитации в санаторных условиях. А в наших руководящих документах по авиационной медицине даже понятия такого нет - психологическая реабилитация. Выпил стакан водки для снятия стресса - вот и вся "реабилитация по-русски".
КСТАТИ
Возможно, вдохновленные чудесным спасением Квочура в Ле Бурже, японские конструкторы несколько лет назад попытались создать и автомобильную катапульту. Идея такова: когда после столкновения срабатывают все четыре подушки безопасности, а угроза гибели водителя сохраняется, под его креслом тоже включается реактивный двигатель. Через распахнувшийся люк в крыше он взлетает и на шоссе на парашюте приземляется невредимым. Вроде - неплохо. Но стоимость такого кресла оказалась выше, чем у самой дорогой автомашины. От новшества пришлось отказаться.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников