05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЧЕМУ ДРОЖИТ СКАЛЬПЕЛЬ

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 23 Июля 2005г.
Исследования, недавно проведенные в Великобритании, шокировали многих: выяснилось, что у медиков в три раза чаще, чем у остального населения, развивается алкогольный цирроз печени. По интенсивности употребления спиртного врачи уступают только барменам. Самые грамотные люди в том, что касается влияния алкогольных излишеств на организм, оказываются пылкими поклонниками Бахуса. Парадокс? Вряд ли. Эксперт Британской медицинской ассоциации доктор Алекс Фриман считает, что врачи - одна из основных групп риска по многим печальным показателям, например, по разводам, депрессивным расстройствам и самоубийствам. Алкоголь и психоактивные вещества - тоже в этом ряду. А основная причина очевидна: жизнь в состоянии хронического стресса. В России эта проблема, видимо, тоже достаточно остра. Сегодня мы размышляем об этом с известным психиатром Александром МАГАЛИФОМ.

- Александр Юрьевич, можно ли согласиться с тем, что сама профессия врача - некая "зона риска", где опасность стать жертвой алкоголизма очень высока?
- Это так. Раньше такое суждение было справедливым и по отношению к наркотикам. Врачи, имевшие доступ к наркотическим средствам (прежде всего онкологи), частенько грешили этим. Хотя статистики на сей счет нет. Сейчас, я думаю, наркомания среди врачей встречается редко: контроль за легальными наркотическими средствами резко усилился. А вот проблема алкоголизма среди медиков была, есть и, думаю, еще долго останется актуальной. Во-первых, и у врачей, и у среднего медперсонала постоянный контакт со спиртом и его употребление в немедицинских целях. Во-вторых, не иссякает еще один источник спиртного - подарки от благодарных пациентов. Уже давно сложилась традиция дарить врачу дорогие напитки и коробки конфет. Это своеобразная провокация, тем более что чаще всего распиваются эти бутылки на работе, вместе с коллегами.
- Стрессовая ситуация действительно типична для врача, хотя говорят, что человек ко всему способен привыкнуть...
- Не ко всему. И не случайно больше всего пьют в хирургических, реанимационных и ожоговых отделениях, там, где регулярно идут тяжелые операции, где эмоциональные и физические нагрузки особенно велики. Сама операция - процесс напряженный. Оканчивая институт, я готовился стать хирургом, много времени проводил в операционных, психиатрией начал заниматься позднее.Могу сравнивать. Профессия психиатра тоже связана с серьезными стрессами, но все же по напряжению хирургу труднее. Каждая операция (даже "элементарное" удаление аппендикса) в любой момент может превратиться в очень тяжелую. Порой это непредсказуемо. Операция - большая физическая нагрузка. К тому же часто бывают ситуации (и не только в хирургии), когда важна каждая секунда - тогда врач особенно напряжен. Тем более, если на операционном столе ребенок. Я разговаривал со многими опытными хирургами. Они всегда подтверждают: привыкнуть к этому невозможно. Нельзя привыкнуть и к смерти - а летальные исходы случаются у любого хирурга, да и у врачей других специальностей. В сущности, после каждой нестандартной ситуации у врача возникает стрессовое состояние. Понятно, что алкоголь - самый простой способ снять его. Я знал и знаю уникальных хирургов, которые говорили мне, что восстанавливаться после тяжелых операций иначе, как с помощью спиртного, просто нет сил. Постепенно это перерастает в алкогольную болезнь, когда человек не способен уже контролировать ни дозу выпитого, ни ситуацию в целом. Бывает, что врач приходит в отделение нетрезвым и даже становится в состоянии опьянения к операционному столу. Кстати, сегодня в коммерческой медицине алкоголизм явно идет на убыль. Причины - конкуренция, необходимость совершенствовать профессиональные навыки, гораздо более достойные условия труда.
- Наверное, доктор редко выпивает в одиночку, ведь медики почти всегда работают "в команде".
- Вначале - безусловно. Как правило, медицинские коллективы - очень сплоченный народ. Люди постоянно работают рука об руку. Между ними - и врачами, и медсестрами - складываются дружеские отношения. И сама атмосфера больниц - это ведь особый мир, особый образ жизни. Тяжелые дежурства, бессонные ночи, поломанный режим дня - врачи всегда недосыпают, вечно перекусывают на ходу. Представьте себе отделение ночью. Больные уснули, все тихо, спокойно, за окном тьма. Обход сделан, начальство удалилось, во время такого затишья особенно чувствуешь усталость. И желание посидеть тихо, с выпивкой и нехитрой закуской кажется вполне естественным. Это своеобразный стиль жизни, который складывается годами. В такой ситуации человек действительно потихоньку, не замечая этого, втягивается в привычную "разрядку". А дальше "безобидные" выпивки перерастают в алкогольную зависимость.
- А осведомленность по поводу того, чем грозит алкоголизм, не останавливает медиков?
- Скорее наоборот. Конечно, все врачи прекрасно знают, как развивается алкогольная зависимость. Но даже среди наркологов есть алкоголики. Почти у всех врачей притуплено чувство опасности по отношению к алкоголизму. Им кажется, что они всегда смогут справиться с ситуацией. Они знают способы, как выйти из запоя. "Втихую" занимаются самолечением, помогают в этом друг другу - при необходимости сестра тут же сделает нужный укол. И даже понимая, что алкоголь становится серьезной проблемой, врач обычно стесняется обратиться за помощью к коллеге-специалисту. Ему неловко сознаться в собственной слабости. И, кстати, лечить врачей от алкоголизма обычно очень тяжело, им трудно изменить сложившийся стиль поведения.
- В военной медицине ситуация еще тяжелее?
- Думаю, что да. Физические и особенно психические нагрузки в военных госпиталях в период боевых действий еще больше. Кроме того, в среде военных традиционно принято пить довольно много. Сказывается и доступ к дармовому спирту у врачей в далеких гарнизонах, а также традиции. Например, обязательно "обмывается" уход в отпуск и возвращение из него, повышение в звании - и так далее.
- Можно ли как-то повлиять на ситуацию? Мы начали разговор с английских исследований на эту тему. В Великобритании есть даже специальная анонимная служба для врачей, страдающих алкоголизмом. Может, нам тоже нужна подобная служба реабилитации?
- Конечно, представители благороднейшей профессии, особенно те, кто работает в экстремальных условиях, сами нуждаются в профессиональной помощи. Во многих больницах сейчас работают психотерапевты. Но сами доктора вряд ли обратятся к ним за советом - неловко.
В целом же закономерности развития алкогольной зависимости у медиков мало чем отличаются от того, что наблюдается в других профессиях. Там, где присутствуют постоянные перегрузки, однообразие и монотонность в работе, где нет творчества и заинтересованности, зато есть профессиональные "алкогольные традиции", всегда повышается риск заболеваемости алкоголизмом. К сожалению, далеко не все вовремя обращаются за квалифицированной помощью. При этом от уровня доходов мало что зависит - алкоголизму "покорны" и все возрасты, и все социальные слои. Значит, в обществе должно меняться отношение к этим проблемам. Нужно добиваться, чтобы каждый человек воспринимал обращение за помощью к психотерапевту, наркологу или психиатру как нормальное явление. Конечно, начинается все с детства. У нас даже в Москве почти нет школьных врачей-психотерапевтов. А дети - сплошь невротики. Их, а также родителей, надо учить правилам психогигиены - как справляться с эмоциональными перегрузками, как вести себя в ситуации стресса, как преодолеть страх или неуверенность в себе. Все это входит в широкое понятие культуры, воспитания, становления личности.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников