11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЙ, ЛЮЛИ, ЛЮЛИ

Бирюков Валерий
Опубликовано 01:01 23 Августа 2001г.
Житель средней полосы вспомнит, глянув на заголовок, задушевную русскую песню. У среднеазиатских народов слово "люли" вызывает совершенно иные ассоциации. Вот уже много веков рядом с узбеками, казахами, киргизами и туркменами мирно сосуществует необычное племя огнепоклонников - ЛЮЛИ.

Существует такая легенда. Когда арабы пришли в эти края насаждать ислам, одно из местных племен всячески этому противилось. Не помогало ничто: ни угрозы, ни посулы. Даже когда соседние роды и племена стали магометанами и уже забыли о поклонении их недалеких предков верховному богу Ахура-Мазде, люли - речь о них - оставались верны своим старым богам. Может, из-за сострадания, может, в знак благодарности за верность своей религии местное население долго помогало люли, которые практически перешли на полулегальный образ жизни, пищей, деньгами. Потом все забылось. Люли, которые добровольно приняли столько лишений, никто, правда, не преследовал. В любом среднеазиатском городе, а теперь и в крупных российских городах можно видеть пестро и грязно одетых мальчиков или девочек, которые настойчиво просят денег. И многие дают. Если прохожий делать этого не собирается, маленький попрошайка упорно следует за ним, держась за полу одежды и приговаривая: "Давай деньги, деньги давай..."
Говорят, что люли, или среднеазиатские цыгане, пришли из Индии, гонимые нуждой и преследованиями. В Средней Азии к ним тоже относились неоднозначно. При дворе эмира бухарского не было ни одного люли. Но зато много их было на улицах и особенно базарах. Люли занимались гаданием, ворожбой, мелкой разносной торговлей. Последнему занятию способствовал их кочевой образ жизни, что предполагало знание конъюнктуры рынков разных городов и регионов. Числились за ними мелкие, а иногда и крупные аферы, шарлатанство, словом, то, что обычно везде и приписывают цыганам.
Естественно, все замечали за люли и особую любовь к лошадям, со всеми вытекающими последствиями. Местные дехкане наглухо запирали двери своих конюшен при приближении кочующих таборов, но это не всегда помогало. Эмир обязывал люли носить специальную повязку, служащую для соплеменников сигналом к усилению бдительности.
Как-то в один из городских кварталов забрели двое люли с огромным бурым медведем. По приказу хозяев косолапый вставал на задние лапы, вертел мордой и что-то по-медвежьи напевал: так надо было понимать его рев и ворчание. Параллельно люли вели активную распродажу "медвежьего жира" - панацеи от всех мыслимых и немыслимых заболеваний. И если кто-то из покупателей обнаруживал в содержимом обыкновенный говяжий жир и предъявлял претензии, цыгане-люли их утверждения особо и не опровергали, однако же напрочь отказывались вернуть деньги.
Привычка не обращать внимания на ругань в свой адрес, обвинения, а подчас и угрозы выработалась у люли за долгие годы скитаний, пребывания в агрессивной, в общем-то, среде. Голод, холод, разруха, войны, которые происходили в регионе за прошедшие века, не обходили стороной и люли, избирающих бегство от всех катаклизмов универсальным способом своего выживания. Так, после начала затяжной войны в Афганистане многие люли откочевали в сопредельные государства, а сейчас потрясаемую конфликтами страну покинули последние остатки неугомонного цыганского племени.
Люли сохраняют спокойствие, даже если на них идут нападки. Будучи своеобразными психологами (недаром все женщины - гадалки), люли всегда определяют водораздел между ворчанием и реальной угрозой, простым недовольством и готовностью затеять драку. В рукопашные схватки с населением они почти никогда не вступают. И здесь чисто прагматический расчет: ссора с "местными" может привести к тому, что табору придется куда-то откочевать, во всяком случае - к сокращению доходов. Поэтому, даже обманывая, женщины-гадалки и ворожеи умеют удерживаться на грани внешней благопристойности. Жена одного знакомого, обратившись к гадалке, отдала собственноручно все золото, которое на ней было, и очень мирно со своей "благодетельницей" рассталась. Эти "мягкие" преступления, без применения угроз, шантажа и насилия, попадают в милицейские сводки. Криминальная хроника газет нет-нет да и сообщит о случаях вымогательства и иных преступлениях со стороны люли. Как правило, женщин. "Вымогательство" - это когда очередная жертва, добровольно снявшая с себя кольца и серьги, вовремя опомнится и заявит в милицию.
Мужчины-люли в нынешней сложной экономической ситуации нашли себе очень даже достойное занятие. Если раньше они скупали по дешевке старые вещи, сортировали и сдавали во вторсырье, а что-то их женщины сбывали на базарах, то сейчас люли практически монополизировали рынок вторичной стеклопосуды. Естественно, принимают ее у населения в три-четыре раза дешевле, чем сдают сами на винзаводы, но зато их небольшие предприятия и кооперативы организуют мойку и чистку бутылок. Налицо нормальный легальный бизнес, который к тому же приносит достаточные барыши.
Случающиеся шальные деньги не портят люли и внешне практически никак не сказываются на качестве их жизни. Они также скромны в одежде, не ходят в питейные или иные увеселительные заведения, престижным авто обычно и до сих пор предпочитают телегу в одну лошадиную силу. Такими же остались и их палаточные городки, которые люли разбивают на пустырях вдали от человеческого жилья.
Еще одна особенность люли - полное отсутствие тяги к знаниям. Дети даже очень преуспевающих представителей этого племени редко стремятся учиться не то что в институтах, но даже в школах. По этой причине они практически никогда не выбиваются "в люди" в нашем обычном понимании. У люли нет паспортов, они не служат в армии. Почти до сороковых годов прошлого века их таборы легко пересекали границы, сейчас в своих путешествиях они ограничиваются рамками СНГ. Жизненный уклад, сложившийся в незапамятные времена, вполне устраивает большинство сегодняшних люли. Это резко отличает их от привычных нам цыган, которые зачастую учатся, работают, частично ассимилируются, их бароны живут в огромных домах-дворцах и ездят уже не на лошадях, а порой на "крутых" иномарках.
Сейчас у люли появился еще один вид заработка. В связи с перманентным обострением ситуации в Таджикистане они влились в поток беженцев из этой страны и в больших количествах прирабатывают на долготерпимых российских просторах в роли "беженцев". Повязки, носить которые обязал их эмир бухарский, чтобы они отличались от остального населения, люли давно не надевают, и уж россиянам точно не разобрать, кто перед ними - люли или, например, таджики. Недавно соседка, посетившая родню в Казани, рассказывала о встрече со знакомой женщиной-люли, табор которых долгое время стоял рядом с их махаллей. Они обе удивились такой неожиданной встрече и всласть наговорились, как это и подобает любым женщинам. "Тут мы для всех - беженцы, - пояснила собеседница. - Видя наш странно-пестрый вид и загорелую кожу, россияне, добрые от природы, охотно подают".
Вечером на ташкентском "Бродвее" - улице Сайилгох - многочисленных горожан неторопливо обходила худенькая люли неопределенного возраста. В руках у нее была маленькая закопченная сковородка с дымящейся благовонной травой, которой она окуривала торговцев и прохожих. Несмотря на душную погоду, большинство людей охотно подставляли свои лица и одежду, ведь цыганка "снимала" таким образом порчу и предупреждала сглаз. Некоторые родители даже приподымали рубашонки и платьица детей, чтобы процесс окуривания священным дымом был более глубоким. Пестро одетая женщина-люли бормотала что-то невнятное о тайной силе травы, дымок струился, и такой же тоненькой, но верной струйкой перетекали в запачканные руки ворожейки мелкие и крупные купюры. Денег она не просила, люди их давали сами. Не вмешивалась в процесс и милиция. Помните, сколько у знаменитого сына турецкоподданного было сравнительно законных способов отъема денег? Сейчас к ним добавились новые. Часть из них придумали люли - странное племя, пережившее свое время...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников