25 июня 2018г.
МОСКВА 
23...25°C
ПРОБКИ
2
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 62.95   € 73.31
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕРНОЕ СОЛНЦЕ ХАНКАЛЫ

Вчера во многих городах и авиационных гарнизонах России прошли траурные мероприятия в память о 115 солдатах и офицерах, погибших 19 августа в катастрофе вертолета Ми-26 под Ханкалой. С утра по телеэкранам под траурную мелодию медленно полз список фамилий тех, кому в тот черный день не суждено было долететь до аэродрома назначения. Через несколько часов в скорбный перечень пришлось вносить изменения. Вчерашним утром в ростовском военном госпитале скончался от ран 116-й - сержант контрактной службы Владимир Хрущев.

А накануне президент России Владимир Путин лично заслушал доклад начальника Генштаба Анатолия Квашнина о мерах, которые намерены принять военные, чтобы впредь избежать столь тяжелых потерь при перевозках личного состава в Чечне. Из принятых решений известно пока три. Экстренно разрабатывается комплекс организационных и технических мероприятий по усилению зоны безопасности вокруг Ханкалы, чтобы обезопасить от бандитских обстрелов вертолеты в самый опасный момент - при посадке, когда машины зависают в воздухе. Кроме того, по распоряжению министра обороны России Сергея Иванова, самые крупные наши военно-транспортные вертолеты Ми-26 отныне не будут использоваться для перевозки пассажиров. И третье: глава оборонного ведомства отстранил от должности командующего армейской авиацией Сухопутных войск генерал-полковника Виталия Павлова. Подчеркнув при этом, что жесткая мера не связана непосредственно с тяжелейшей катастрофой, которую сейчас расследует прокуратура. За что же тогда пострадал опытнейший летчик генерал Павлов, за штурвалом вертолета заслуживший Золотую Звезду Героя еще в Афганистане?
Уж наверняка не за тот развал, который постиг в последние годы нашу боевую и транспортную вертолетную авиацию. Насколько знаю, Павлов, известный своим крутым и независимым характером, неоднократно поднимал вопрос о бедственном положении авиации. Ведь на протяжении ряда лет на закупку новых машин и модернизацию старых ему выделялась мизерная часть от необходимого. Еще в 1991 году, когда новая техника еще только перестала поступать в войска и связанные с этим несчастья военных вертолетчиков только начинались, на заседании главкомата Сухопутных войск в присутствии тогдашних статс-секретаря - заместителя министра обороны Андрея Кокошина и начальника Генштаба Михаила Колесникова командующий пошел на беспрецедентный шаг. Он заявил Кокошину, отвечавшему в Минобороны за взаимодействие с оборонной промышленностью: "В первую очередь вы виновны в таком состоянии армейской авиации, а во вторую - я как ее командующий". Тогда ему пообещали, что со следующего года поставки новой техники в ведомство Павлова резко возрастут. Теперь известно: за все минувшее десятилетие поступили крохи.
Остается предположить: главное, что вменяется генералу Павлову в вину, - вопиющие нарушения в организации полетов, которые вроде бы на плохое финансирование не спишешь. Действительно, если бы на борту разбившегося Ми-26 было бы, как положено по инструкции, не более 82 пассажиров, а не полторы сотни, как в роковом полете, - потерь тоже оказалось бы вдвое меньше. Мало того. С июня 1997 года действует приказ министра обороны номер 225, которым вообще запрещено возить на вертолетах типа Ми-26 каких-либо пассажиров,кроме лиц, сопровождающих размещенный на борту груз. Почему же желающих лететь в Ханкалу на аэродроме в Моздоке набилось как сельдей в бочке и вертолет они брали едва ли не штурмом? Все потому же: не хватает в армии "вертушек" типа Ми-8, которыми, оказывается, только и положено возить людей. А деньги у тех, кто возвращался к месту службы в Чечню из отпусков и командировок и несколько дней из-за непогоды ждал в Моздоке оказии, наверняка кончались. Бесплатную кормежку у нас теперь нигде не предлагают. Тут, скорее всего, и пошло в ход: "Командир, войди в положение..."
Теперь Павлову могут припомнить и другую трагедию, которая стала тоже вопиющим нарушением всех летных инструкций. 7 мая нынешнего года в Горном Алтае при заходе на посадку на ледник зацепился винтом за снежный гребень и разбился вертолет Ми-8 Бердского отдельного вертолетного полка. Управлявший машиной заместитель командира полка подполковник Александр Бухаров, пилот подполковник Сергей Ивашенков и борттехник майор Вячеслав Юрьев погибли. А с ними и 8 пассажиров. Тут-то и выяснилось, что пассажиры те были известными новосибирскими предпринимателями и студентами, увлекавшиеся сноубордингом. И военные вертолетчики из Бердска катали их не в первый раз, оформляя полет как учебно-боевой.
Тогда тоже, не дожидаясь результатов следствия, министр обороны тоже отстранил от должности командующего армейской авиацией Сибирского военного округа полковника Анатолия Лукьяненко и командира Бердского вертолетного полка полковника Александра Чибескова. Следователи по следам той трагедии работают до сих пор и по крайней мере в одном их выводе заранее можно не сомневаться: богатых сноубордистов в горы вертолетчики возили за немалые деньги. Вот только поговаривают, что командование полка клало их вовсе не в собственный карман, - о каждом полете знает не только полк, поэтому такое лихоимство было бы прямо-таки безрассудным. А вот потратить неправедно заработанное на правое дело - закупку керосина для полетов - это, возможно, следователи и "поняли" бы, если бы не гибель людей. А что? В нашей армии всегда едва ли не главным достоинством командира считалось умение "крутиться". Направить на завод на черную работу десяток-другой солдат, а взамен получить пластик для оборудование казармы к смотру - обычное дело. Да и спирт, положенный почти в каждой части для обслуживания боевой техники, самой-то технике никогда почти и не достается. Потому и называется "универсальной валютой"...
Так что генералу Павлову, не сомневаюсь, за катастрофу под Ханкалой достанется по первое число. Ему одному?




Каким будет выступление российской сборной по футболу на домашнем чемпионате мира? Ваш прогноз!