02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КТО ЗАКАЗЫВАЕТ МУЗЫКУ?

Расторгуев Валерий
Опубликовано 01:01 23 Августа 2002г.
В период общего политического штиля, характерного для августа, который, впрочем, с некоторых пор воспринимается в России как месяц-бедоносец, надвигаются громкие губернаторские выборы в Красноярском крае. Их вполне можно сравнить с тайфуном или наводнением, во всяком случае по тем средствам, в которые обойдется и уже обходится россиянам и казне это "стихийное бедствие". А кто же еще в конечном итоге оплачивает такие затеи? Насколько нам известно, на пир красноярской демократии слетелись люди, не обделенные не только опытом, а и богатством, смекалкой. Они свое кровное без особой надобности или выгоды никогда не отдавали и не отдадут. Деньги они не привыкли на ветер бросать.

Предвыборную кампанию в Красноярском крае - и по масштабам, и по затратам, и по значимости - уже назвали схваткой олигархов. Схваткой, как говорится, не за жизнь, которая у нас в стране невысоко ценится, а за нечто более существенное для современной политики - за власть и ресурсы. Впрочем, власть и ресурсы - две стороны одной медали. Если следовать классическому политологическому определению, то власть - это не что иное, как право распоряжаться ресурсами. К тому же политическая власть и сама является стратегическим ресурсом особого типа, не менее, а иногда и более ценным, чем золотовалютный запас. Ее при покупке, как золотую монету, пробуют на зубок, определяя качество. Она была и остается самой конвертируемой в современном мире валютой, на которую, как прежде говорили, можно полцарства купить. А можно и продать. Последнее (продать) для нашего царства в целом и Красноярского края, в частности, звучит намного привычнее и понятнее: так же, как и вся страна, этот богатейший регион планеты давно стал донором и объектом нещадной эксплуатации нашего общенационального природного наследия в интересах немногих. А цену за продажу общенациональных богатств частным продавцам предлагают немалую.
Что помешает им добровольно отказаться от такого куша - закон, мораль или, к примеру, предлагаемая известным экономистом Сергеем Глазьевым природная рента, которая направила бы основные выгоды от эксплуатации несметных ресурсов края в обмелевшее русло социальных программ? Все это в совокупности, конечно, спасло бы землю от разорения, а народ от обнищания. Но кто и когда примет такие законы? Кто из поднявшихся на волне приватизации представителей крупного капитала согласится ввести ренту, которая, заметим, существует во многих странах мира? Пусть даже все крупные ученые страны поддержат позицию того же Глазьева, (как это и происходит) - все равно добровольно никто не откажется от дармового золотого источника. А главное, как заставить таких людей задуматься над моральными нормами политики и бизнеса? Это ведь куда труднее, чем вылечить наркомана. Заставить поделиться выгодой может лишь общегосударственный порядок, стоящий на страже народных интересов и жестко ограничивающий неуемные аппетиты.
Глупо однако взывать о милосердии к золотому слитку, апеллируя к чувству его патриотизма на том основании, что он сплавлен из крупиц золота, собранных на родине. Золото - гражданин мира, не признающий сантиментов. И у тех, кто ему поклоняется, меняется не только образ жизни, но и способность восприятия. Как говорили китайские мудрецы, "охотящийся за оленем не видит горы, а охочий до золота - людей". Выборы губернатора в Красноярском крае - лакмусовая бумажка, которая покажет, "сколько стоит" сегодня патриотизм и куда идет или, точнее, на какой бок кренится современная Россия.
Воистину прав был великий американец Франклин, который как будто для нас, россиян, писал: "Большую империю, как и большой пирог, легче всего объедать с краев". Чем прирастала Россия? Известно чем - Сибирью. Как Россию укоротить можно, если такую задачу поставить? Проще всего, отняв у нее сибирские кладовые. И, действительно, страна с сибирского бока активно обгладывается. Хруст от жадных челюстей слышен на весь мир, а высшая власть - и законодательная, и исполнительная, кажется, и в ус не дует: то ли привыкла, то ли о чем-то возвышенном думает. По словам Глазьева, из Красноярского края постоянным потоком вывозятся многие миллиарды долларов, из которых возвращаются жалкие крохи. При этом он ссылается на достоверные, как видится, данные: по абсолютным объемам капитало-финансовых ресурсов край занимает одно из лидирующих мест в России. На душу населения в регионе генерируется доходов и прибыли в 2 - 3 раза больше, чем в среднем по России. И при всем при этом в прошлом году по динамике уровня жизни край умудрился занять предпоследнее место в стране, уступив последнее - Чечне....
После таких откровений зададим себе два вопроса. Первый, который почти никем серьезно не обсуждается и относится к разряду риторических: что принесут предстоящие выборы населению региона и всем гражданам страны, для которой Красноярская земля - тоже один из основных доноров? Выбор при ответе здесь небольшой - или дальнейший вывоз капиталов и ресурсов, или стабильное развитие, для чего есть все мыслимые предпосылки - и природные богатства, и научно-производственная инфраструктура, и человеческий потенциал, и, к слову, тот же национальный капитал. Он мог бы немалую пользу Отечеству принести, если бы его удалось на должное место поставить. И второе: почему, собственно, этот главный для простых людей вопрос - об их коренных интересах - никем даже и не обсуждается? Почему многие аналитические центры и СМИ сегодня явно озабочены совершенно иным: кто из олигархов "овладеет" этой бесценной территорией? Кому из них подфартит? Причина подобной узости в воззрениях состоит, по-моему, в том, что очевидно: политика постепенно, но верно становится инструментом коммерческого торга или очередного грубого передела бывшего общенационального пирога. Серьезных игроков на политическом рынке волнует зачастую что угодно, но только не будущее местного населения. Для них важно, на кого ставить и чьи акции выше, а чьи пора сдавать в утиль.
Однако следует различать кажимость, как говорят философы, и сущность. Кажимость - свобода народного волеизъявления. Сущность - свобода покупать и перепродавать эту первую свободу до или после такого волеизъявления. Другими словами, за оболочкой борьбы политиков и больших идей я вижу грубый торг и технологии бизнеса, который называют выборами. Правда, это не всегда с таким цинизмом демонстрируется, как сегодня в Красноярске. Но эта откровенность объясняется просто: гибель Лебедя смешала карты и не все успели подготовиться к гонке. Тот факт, что здесь пересеклись интересы таких влиятельных тяжеловесов крупного бизнеса, как "Альфа", РАО "ЕЭС России", "РусАл", "Инреррос", МДМ и прочих не менее сильных игроков, превращает нынешние выборы в своеобразный "политический тендер", где участники шуток не признают и сами шутить не собираются. Единственное, что мешает говорить о тендере в строгом значении этого слова, так это неясность вокруг заказчика: кто заказывал музыку?
Местное население? Вряд ли. Оно само пребывает в растерянности от такого обилия неожиданно излившихся на них любовных чувств, в которых клянутся олигархи вкупе с их полномочными представителями, свершая пред потрясенными избирателями ритуальный предвыборный танец и распушив богатые перья. Может быть, заказчик этой феерии - федеральный центр, которому просто интересно со стороны понаблюдать, кто и на что способен в современной России? Но возможно и совершенно иное. Например, заказчиком может быть и некий анонимный корпоративный клиент, находящийся далеко от вожделенной земли и ее недр, но желающий, чтобы его интересы были здесь хорошо защищены, в первую очередь от посягательств аборигенов. Варианты можно было бы и продолжить, как это делают всеядные аналитики. Некоторые из них припомнили даже порядком подзабытое имя Бориса Березовского, который якобы и сам намеревался прикупить губернаторское кресло и вел переговоры с отдельными конкурентами ни много ни мало, а в целях смены режима в стране. Думается, однако, что все это из разряда "страшилок". Да и смысла в перечислении подобных и еще более фантастических вариантов особого нет, поскольку, во-первых, все они не исключают один другого, а во-вторых, интересы подобного рода, прямо скажем, не афишируются. Более того, о подлинных причинах исторических поворотов людям мало что известно, ибо тайна сия велика есть.
Если же говорить не о тайном, а о явном, то здесь вероятность ошибки резко снижается. Не ошибусь, если скажу, что на примере Красноярска видно как на ладони, что узкокорыстные, групповые интересы превалируют при определении не только будущего отдельных регионов, но и судьбы самого государства Российского. Если так дальше пойдет, то, неровен час, и его, государство, при соответствующей конъюнктуре попытаются распродать вместе со всем скарбом и живыми душами. Продадут или по частям, или оптом. Именно так, по частям и оптом, запродали недавно многомиллионную часть наших сограждан, которые в одночасье из граждан превратились в зарубежных соотечественников....
Все это если и секрет, то секрет полишинеля: о борьбе кланов и возможном переделе не говорят только ленивые. Не отрицают такой возможности и ведущие политики страны. Напротив, они участвуют в непрекращающейся дискуссии о том, сможет ли одержать верх, уверенно закрепиться набирающая силу "президентская команда"...
Впрочем, пока до слома президентского курса еще не дошло. Пошатнувшаяся было вертикаль власти, худо-бедно, восстановлена. И достаточно прочно. Красноярское политическое половодье потому, видимо, так и напирает с такой силой, что кому-то очень хочется испытать надежность дамбы. Однако теперь уже не все зависит от "равноудаленных" (многие произносят это словечко из политического новояза с придыханием, почти как "равноапостольные"). Поэтому, когда у нас на дворе паводок региональных выборов, все сразу поднимают глаза вверх. От обосновавшихся на экранах экспертов только и слышно: как там, в Москве, распорядятся, на кого поставят? И в таких пересудах есть смысл: для того чтобы предсказать результаты народного волеизъявления, надо не только предугадать мнения избирателей, но и вызнать сокровенное: что за ветры или сквозняки дуют в коридорах власти.
Как бы ни сложилась судьба этих выборов, они уже сделали свое дело, обнажив малопривлекательный облик делячества от политики и продемонстрировав простую истину: сила - в единстве. Если на региональном уровне столь важны этические требования к политике и политикам, то на общенациональном уровне эти требования станут со временем императивом. И это время настает.
И, наконец, если победит патриот и профессионал, то в выигрыше окажутся не только простые люди, но и те "капитаны делового мира", которые сегодня противостоят и ему. Они больше, чем кто-либо, нуждаются в политической устойчивости и защите своих интересов. А лучшая защита для них - честные и умные правила для бизнеса и социальная солидарность - основа политической стабильности.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников