09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧУЖОЙ ДОМ

Кочетков Вагиф
Опубликовано 01:01 23 Августа 2005г.
Сельскую учительницу Александру Митрофановну Кузнецову, почти 40 лет отдавшую Скоморошинской школе, на 90-м году жизни выгнали на улицу. И кто? Ее бывшие ученики, которые сегодня стали хозяевами в селе.

Семь лет назад в доме Кузнецовой в селе Скоморошки провалилась крыша - стены перекосились. Жить в аварийном доме опасно, а на его восстановление ни средств, ни сил у одинокой пенсионерки, естественно, нет. Рассчитывать старая учительница могла только на помощь СПК "Ударник" - бывшего колхоза, в котором работала в годы войны, а после преподавала в местной школе химию и биологию (у нее училось почти все взрослое население Скоморошинского сельского округа). Ремонтировать чужой дом - частную собственность - никто, похоже, не собирался, хотя как уважаемому человеку Александре Митрофановне выделили комнату в сельском общежитии.
И вот нынешний директор СПК "Ударник" Геннадий Комаров предложил старой учительнице в течение месяца освободить занимаемое помещение. Аргумент простой: предприятию невыгодно содержать двухэтажное здание, где кроме пенсионерки живут всего три человека. В подтверждение два месяца назад здесь отключили электричество, горячую воду... Ни поесть, ни умыться. На жалобы Александры Митрофановны в прокуратуру Дубенского района пришел ответ: "Договор найма с Кузнецовой А. М. председателем СПК "Ударник" не заключался, кроме того, она не является работником СПК. Таким образом, оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется". А то, что Кузнецова в войну поднимала этот колхоз и потом 40 лет учила тут детей, в расчет не принимается.
Впрочем, вслед за Александрой Митрофановной без крыши могут оказаться еще свыше 500 жителей села Скоморошки и соседней деревни Сизенево. Раньше они работали в СПК "Ударник" или в обслуживающей его сфере - в школе, медпункте, отделении связи, сельсовете, но теперь не являются членами СПК. Как и пенсионеры, и инвалиды. Эти люди не могут приватизировать квартиры, в которых прожили почти всю жизнь. Ведь в советское время дома строились хозяйственным способом - на средства колхоза, а теперь перешли в собственность СПК.
- Я с 1981 года учительствую в местной школе, - говорит Татьяна Ивановна Сапова. - В 1985 году мы с мужем-колхозником получили квартиру. Но он погиб. Теперь мне говорят, что я никакого отношения к СПК не имею и не могу претендовать на свою жилплощадь.
- Муж работал в колхозе до 1992 года, потом уволился, - рассказывает свою историю бывшая зам. главы сельской администрации Надежда Ивановна Кирюхчева. - Нам тоже отказывают в праве на приватизацию.
- Нас просто считают за людей второго сорта, - вздыхает Зоя Дмитриевна Щербатых, которая четыре года была председателем колхоза "Ударник".
Еще лет 20 назад это животноводческое хозяйство считалось крепким в Тульской области. Здесь возводили благоустроенное жилье - двухэтажные кирпичные дома с электричеством, канализацией, центральным отоплением... А в конце 80-х годов, когда колхозам разрешили преобразовываться в кооперативы, скоморошинцы приняли решение передать все недвижимое имущество "Ударника", в том числе и жилые дома, на баланс свежеиспеченного СПК. Это было, как оказалось, ошибкой.
Кооператив хирел, людям не платили зарплату, поголовье скота сокращалось. Сейчас из местных жителей в "Ударнике" работают человек 100, дирекция предпочитает нанимать сезонных рабочих из ближнего зарубежья. Зарплата - до трех тысяч рублей. Да и те не всегда вовремя платят. Молочное стадо распродается ударными темпами - осталось всего 500 коров. Окрестные поля - в запустении. В общем, дело идет к банкротству. Этого скоморошинцы особенно боятся. "Места у нас курортные, - говорят скоморошинцы, - можно организовать турбазу, построить элитные коттеджи. А нас всех выставят из двухэтажек на улицу. Мы же бесправны".
А тут с марта правление СПК взвинтило тарифы на жилищно-коммунальные услуги. Если те, кто работает в "Ударнике", по старинке платят за жилье 200 рублей, то "второсортные" жители получают квитки с тремя нулями.
- У меня пенсия 2400 рублей, - подсчитывает Зоя Дмитриевна. - За квартиру я стала платить 1167 рублей. Это нормально?
- Да было бы за что, - говорят односельчане. - А то ни дворников, ни сантехников, ни электриков... Все делаем сами и за свой счет: крыши чиним, канализационные трубы меняем. Куда идут деньги, которые мы платим "Ударнику"?
А в Сизеневе вообще творится безобразие: люди живут в колхозных домах без регистрации. Не желает председатель Комаров оформлять документы как положено. Вдруг квартиросъемщики начнут качать права, требовать приватизации?
О ситуации в Скоморошках знают и глава администрации Дубенского района, и прокурор... Но никто не торопится защитить законные интересы жителей, среди которых ветераны труда, узники фашистских лагерей, труженики тыла, инвалиды, многодетные. Официальные лица объясняют: чтобы передать жилье СПК в муниципальную собственность с последующей его приватизацией, необходимо соответствующее решение общего собрания членов кооператива. Но беда в том, что большинство скоморошинцев не имеют права голоса. А председатель не спешит созывать собрание, хотя должен это делать каждые три месяца.
В июне глава администрации района В. Шаров сообщил, что руководству "Ударника" даны рекомендации вынести вопрос приватизации жилья на суд собрания. Но уже август, а реакции никакой. Жители волнуются:
- Бесплатная приватизация действует до 1 января 2007 года, а потом что? Заставят нас по рыночной цене выкупать наши же квартиры?
В Скоморошках убеждены: Комаров тянет с жилищным вопросом из мести: большинство бывших колхозников отдали свои земельные паи в аренду соседнему преуспевающему хозяйству. За это их и наказывает. Дошло до того, что в столовой СПК перестали кормить 57 учеников местной школы. Теперь вот и престарелую учительницу выставили за дверь.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников