09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГИТЛЕР - ПОКЛОННИК ШАЛЯПИНА И РАХМАНИНОВА

Зайцев Михаил
Опубликовано 01:01 23 Августа 2007г.
В минувшем июне скончался известный историк-публицист Лев Безыменский. Теперь выяснилось, что Лев Александрович при жизни был не только автором многочисленных книг и статей, но и хранителем уникальной коллекции, вызвавшей настоящую сенсацию во всем мире. Речь идет о личных грампластинках Адольфа Гитлера, которые были вывезены из Германии в 1946 году. Корреспондент "Труда-7" встретился с единственной дочерью историка Александрой Безыменской.

МУЗЫКУ ОН ЛЮБИЛ БЕСКОНЕЧНО!
- Музыку отец любил, наверно, больше всего на свете, - рассказывает Александра. - У него был абсолютный слух, и из него мог бы получиться прекрасный музыкант или дирижер. Во всяком случае, так утверждали знаменитые музыканты Коган и Гилельс - друзья отца. Лев Александрович рос на даче у моего деда - поэта Александра Безыменского, которая находилась на Николиной горе. И здесь в знаменитом поселке РАНИС его ежедневно окружала музыка. Соседями по даче были известнейший преподаватель и пианист Александр Борисович Гольденвейзер, композитор Сергей Прокофьев, великая оперная певица Нежданова и многие другие. Здесь каждую субботу проходили концерты для всех желающих, которые организовывали дачники - звезды классической музыки. Кроме того, отец регулярно ходил на концерты в консерваторию.
- Еще до войны, с 1938 года у наших близких друзей - семьи Трояновских - сложился кружок любителей музыки, - продолжает Александра Львовна. - Как вспоминал отец, в семье тогда собственного патефона не было, а у Трояновских был. Александр Антонович Трояновский был послом в Соединенных Штатах и оттуда привез прекрасный аппарат и коллекцию классических записей в исполнении лучших западных оркестров и солистов.
ВМЕСТО ОБЕРЗАЛЬЦБЕРГА - В МОСКВУ
По личным записям Льва Безыменского, в 1945 году после взятия Берлина, он - капитан разведки - с двумя другими офицерами получил приказ обследовать и описать здание имперской канцелярии, в том числе и бункера Гитлера. Там он и обнаружил ящики с пластинками. Комендант здания предложил офицерам взять себе что-нибудь на память. Безыменский попросил разрешение на коллекцию пластинок, обнаруженную на одном из этажей рейхсканцелярии.
"Я обратил внимание на плотно закрытые специальными запорами стальные двери", - вспоминал позже Лев Александрович. За ними оказались ряды огромных деревянных ящиков, приготовленных, как следовало со слов немецкой обслуги Гитлера, к отправке для эвакуации в баварское убежище фюрера. В трех из них хранились грамофонные платинки. Бесценный для разведчика-меломана груз занял почти весь "Виллис", на котором он с товарищами прибыл к рейхсканцелярии.
Сам Лев Александрович позже рассказывал, что был поражен как обилием лучших образцов классики, так и присутствием в этом собрании произведений наших соотечественников.
"Это были классические произведения в исполнении лучших оркестров Европы и Германии с участием лучших солистов той эпохи, - сообщил Лев Безыменский в записке дочери. - Я был потрясен, что в этой коллекции оказались российские музыканты".
ОТ ВАГНЕРА ДО МУСОРГСКОГО
По мнению Александры Безыменской, это собрание пластинок выглядит как насмешка нацистских лидеров. В то время как множество людей истреблялись по расовым признакам, в штаб-квартире слушали музыку, грубо расходившуюся с официальной доктриной третьего рейха.
Записи русских композиторов Чайковского, Бородина, Мусоргского в исполнении славян и евреев - Рахманинова, Шаляпина, Шнабеля и Стаковского, обнаруженные в личной коллекции фюрера, вызвали сейчас у историков шок. Ведь всем известно, что Гитлер запрещал и приказывал уничтожать произведения, написанные "недочеловеками", к которым он относил славян и евреев. И до нынешнего лета считалось, что фюрер слушал только "расово чистую" музыку Вагнера, Баха, Генделя, Бетховена.
- Отец после войны еще год служил в группе советских оккупационных войск в Германии, был в том числе и переводчиком у маршала Жукова, - рассказывает Александра Безыменская. - В Бабельсберге, где он жил, к нему приходили друзья офицеры. Они тоже слушали с ним эту музыку. Для них происхождение коллекции никакой тайной не было. Тем более никогда отец не боялся быть обвиненным в мародерстве, как теперь написала английская "Таймс". По вышедшему в 1943 году постановлению ЦК ВКП(б) о трофеях подобные вещи не считались ценными - это же не золото, серебро и бронза, не картины. Поэтому отец всю жизнь относился к этой коллекции исключительно как к замечательному собранию музыки.
БОЖЕСТВЕННЫЙ ДАР МЕЛОМАНАМ
Позднее, вернувшись в Москву, Лев Александрович вместе с друзьями возобновили довоенную традицию. Они собирались теперь, чтобы слушать уже новую немецкую коллекцию. В те времена приобрести записи классической музыки, да еще в исполнении лучших оркестров мира было практически невозможно. Поэтому собрание Безыменского выглядело божественным даром для московских поклонников классики.
"Коллекцию высоко оценили мои московские друзья-музыканты, - писал Лев Безыменский. - Среди них Эмиль Гилельс, Яков Зак, Кирилл Кондрашин и другие, которые в первые послевоенные годы не раз брали у меня пластинки на прослушивание. Когда же появились долгоиграющие пластинки в 33 оборота, немецкое собрание, которое было на 75 оборотов, потеряло для меня значение. И лишь случайно сохранилось, так как я увез его на мою дачу под Москвой".
- Я наткнулась на ящик с пластинками еще в 1991 году, когда меня послали за бадминтонными ракетками на чердак, - продолжает Александра. - Вначале я даже оторопела: надпись "Fuehrerhauptquartier" - "штаб-квартира фюрера" - говорила сама за себя. Но отец весьма прохладно отнесся к моему удивлению и желанию реанимировать старые записи. Сказал тогда, что все уже давно слушают цифровые диски, а это - просто память о военных годах. Поймите, отец относился всю жизнь к этой сотне грампластинок не как к раритетной ценности, которую потом когда-нибудь можно продать, а как к коллекции очень хорошей музыки. Но при появлении более современных проигрывателей немецкие пластинки преспокойно отправились на чердак. Но, как память об отце, я их храню.
Кстати, пластинки из коллекции Льва Безыменского - лишь часть личного музыкального собрания Адольфа Гитлера. В 1946 году Льву Александровичу удалось погрузить на поезд, идущий на родину, только одну треть того, что он слушал в Бабельсберге.
Интересно, но это не единственное собрание грампластинок фюрера. Еще одно было вывезено оккупационными войсками США из другой резиденции Гитлера - в Альпах. Эта коллекция до сих хранится в специальном архиве США, но американцы предельно ограничили к ней доступ даже для собственных исследователей.
ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
Лев Александрович Безыменский - один из авторитетнейших исследователей жизни Адольфа Гитлера и других лидеров нацистской Германии. Его до сих пор считают крупнейшим специалистом по истории третьего рейха. Автор около трех десятков книг, в том числе настоящих бестселлеров: "К западу от Эльбы", "Германские генералы с Гитлером и без него", "Разгаданные загадки Третьего рейха", "Человек за спиной Гитлера", а также "Гитлер и Сталин перед схваткой", являющейся до сих пор одной из продаваемых книг по истории второй мировой войны. Во время войны служил в армейской разведке. Был переводчиком на допросах Фридриха Паулюса, Германа Геринга, Вильгельма Кейтеля, Карла Деница.
ВОПРОС РЕБРОМ
- Александра Львовна, как вы собираетесь поступить с коллекцией грампластинок в дальнейшем?
- Для начала я собираюсь их полностью систематизировать и составить опись собрания. Безусловно, эта опись будет предоставлена в первую очередь нашим - российским исследователям. Пока же пластинки я сдала на хранение.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников