03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРАХ ОПЕРАЦИИ "БЛАУ"

Ястребцов Геннадий
Статья «КРАХ ОПЕРАЦИИ "БЛАУ"»
из номера 177 за 23 Сентября 2005г.
Опубликовано 01:01 23 Сентября 2005г.
Гитлер отлично понимал, что в современной "войне моторов" победит тот, у кого будет в достатке горючего для танков и самолетов. К началу "восточной кампании" нацистская империя производила 8-9 миллионов тонн бензина и дизельного топлива, в основном из местного угля, методом так называемой гидрогенизации под высоким давлением.

Техническую задачу вроде бы решили. Но не оправдались стратегические надежды германского вермахта на молниеносную войну. Острую нехватку горючего немецкие армии ощутили уже зимой 1941-го. Не помогли и нефтяные ресурсы союзной Румынии. И тогда Берлин взялся за разработку секретной операции "Блау", основной задачей которой стало наступление германских войск на юге России с целью захвата кавказской нефти, а затем и нефтяных месторождений Ирана и Ирака, откуда Гитлер намеревался двинуться еще дальше - на Индию.
Было даже создано акционерное общество "Немецкая нефть на Кавказе" и собран внушительный контингент из 15 тысяч специалистов и рабочих для технического обслуживания кавказских нефтепромыслов. Дело оставалось за малым - захватить их.
Об этом тяжелом, драматичном периоде Великой Отечественной войны мне рассказывал старейший наш нефтяник, бывший нарком нефтяной промышленности, а впоследствии председатель Госплана СССР Николай Константинович Байбаков. Он подтвердил, что наступление немцев летом 42-го действительно поставило нашу страну на грань жизни и смерти. В июле гитлеровские армии вышли к Нижнему Дону, ожесточенные бои гремели уже и в предгорьях Кавказа.
В один из июльских дней Байбакова вызвали к Сталину в Кремль.
- Гитлер рвется на Кавказ, - сказал Верховный. - Нужно сделать все, чтобы ни капли нефти не досталось врагу.
На следующий день в Государственном Комитете обороны срочно утвердили и отправили в Краснодар группу специалистов для проведения "особых работ" на промыслах Северного Кавказа. Задание ГКО эта группа выполнила. За полгода оккупации Кубани прибывшим сюда из рейха инженерам так и не удалось восстановить ни одной взорванной скважины. Танки и самолеты гитлеровской Германии остались на голодном топливном пайке. Армии рейха были блокированы на горных кавказских перевалах. Продвижение боевой техники застопорилось из-за нехватки топлива. "Горькая ирония в том, - записал в свой дневник начальник генштаба сухопутных войск Гальдер, - что мы, приближаясь к нефти, испытывали все больший ее дефицит".
В отчаянии немцы даже пытались использовать для перевозок моторного топлива верблюдов. К ноябрю 1942 года последние попытки германских войск пробиться к Грозному и Баку были окончательно отбиты.
Так провалилась операция "Блау".
Что касается Японии, она вступила в войну, запасшись нефтью примерно на два года. Но поскольку все стратегическое горючее завозилось на острова танкерами, ахиллесовой пятой японцев оказалась именно доставка топлива. К 1944 году число японских танкеров, торпедированных и потопленных подводными лодками противника, значительно превышало количество вновь построенных.
В тылу, в связи с тем, что импорт горючего неуклонно иссякал, приходилось, что называется, туже затягивать пояса. Автомобили японцам пришлось переоборудовать для работы на древесном угле или дровах вместо бензина. Топливо для промышленности получали из соевых бобов, кокосовых орехов и семян клещевины. У населения реквизировали запасы картофеля, сахара и рисовой водки. Изымались даже марочные бутылки саке с полок магазинов, чтобы получить спирт, использовавшийся как топливо. Авиационный бензин делали из смеси скипидара и спирта.
Топливная ситуация стала настолько тяжелой для Японии, что командование флота решилось на отчаянный шаг - использовать в качестве своего рода камикадзе крупнейший по тем временам линкор "Ямато", гордость японского флота. Он должен был стать ядром специального наступательного соединения, созданного для прорыва через линию американских кораблей, обеспечивавших вторжение на Окинаву. Эта операция оказалась поистине самоубийственной: топлива на борту "Ямато" хватило только на путь до места сражения. Гигантский линейный корабль стал легкой добычей авиации противника. После короткого боя он пошел ко дну.
Энергоносителей японцам к концу войны не хватало катастрофически. Боевые самолеты могли летать не больше двух часов в месяц. Доведенное до отчаяния командование решилось на проведение фантастической компании по сбору корней сосны. Руководствуясь лозунгом "две сотни сосновых корней - час полета", население по всей территории Японских островов взялось выкапывать сосновые корни. Даже детей отправляли в сельскую местность на заготовку этого "энергетического сырья". Но к моменту окончания войны из "сосновой" нефти удалось получить только три тысячи баррелей бензина, причем далеко не весь он годился для самолетов.
Небезынтересно, что высшие офицеры японского флота намеревались обратиться в Москву с просьбой о покупке советской нефти. Японцы не знали, что в феврале 1945 года в Ялте Сталин обещал Рузвельту и Черчиллю вступить в войну с Японией через 90 дней после завершения сражений второй мировой в Европе. Поэтому, когда в конце июня советский посол встретился с бывшим премьером и послом в Москве Коки Хиротой, он отклонил все политические и экономические предложения японцев.
В ночь на 14 августа император Хирохито записал на пластинку речь с сообщением о капитуляции. Сопротивление Японии было сломлено. Военный министр Коретика Арами ушел из жизни, сделав себе харакири. Его примеру последовали адмирал Ониси и некоторые другие военачальники.
После капитуляции на складах было найдено в общей сложности 316 тысяч баррелей "самодельной" нефти, предназначенной, по словам пленных японцев, для летчиков-камикадзе, которым так и не удалось подняться в последний полет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников