06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

А ВЫ СИДЕЛИ НА ГАУПТВАХТЕ?

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 23 Сентября 2005г.

Феликс ЦАРИКАТИ, певец:
- Мне пришлось служить в танковых войсках, дисциплина у нас была

Феликс ЦАРИКАТИ, певец:
- Мне пришлось служить в танковых войсках, дисциплина у нас была строжайшая, никому и в голову не могло прийти нарушить воинский устав. Но вот однажды нашу часть бросили на авральные работы по разгрузке составов с цементом. Для вокалиста работа в цементной пыли чревата, о чем я прямо и заявил своему командиру. Все его угрозы отправить меня в штрафбат, посадить на "губу" я выслушал спокойно. В конце концов командир сдался, а на вечерней поверке "принципиальность бойца Царикати" привел даже в пример, сказав, что "из таких вырастают настоящие защитники Родины". К слову сказать, мы до сих пор с ним переписываемся, дружим.
Эдуард БАЛТИН, адмирал:
- У нас бытовала шутка, что тот не военнослужащий, который не посидел на "губе". В первые годы своей службы я как-то пытался "оправдать" ее, но у меня это не получилось ни тогда, ни потом: за 42 года службы так и не довелось попасть в "локальное" заключение. Правда, стоял не раз на карауле, охраняя попавших на "губу". Это были неподготовленные к элементарной военной службе, армейской дисциплине, нетрудолюбивые, без простых бытовых навыков военнослужащие. Для них и существует принуждение, наказание, если не действует такая форма воспитания, как убеждение. Других методов воздействия нет. И вообще не стоит гауптвахту считать атавизмом тоталитарных, недемократических режимов. Она существует во всех армиях мира, и это нормально. Так, в Америке, считающей себя "оплотом демократии", командир американского авианосца имеет право арестовать матроса на 6 месяцев.
Георгий ГАРАНЯН, музыкант, композитор:
- В Вооруженных силах мне служить не пришлось, но тем не менее на гауптвахту я угодил. Первое свое образование я получил в Московском станкоинструментальном институте, где была военная кафедра. Отсюда мы и попали на двухмесячные сборы в Наро-Фоминск, в Кантемировскую дивизию. Накануне принятия присяги я с моим другом Толиком Сигалом, интеллигентнейшим профессорским мальчиком, достаточно дерзко обратились к сержанту (не буду говорить, как), и он отправил нас на "губу". В карцере была только одна узенькая кровать, на которой мы после уборки гарнизонной редакции - таким было наказание - и спали, привязав себя друг к дружке и к кровати ремнями.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников