09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СПАРТАК МИШУЛИН: "Я МУЖЧИНА В САМОМ РАСЦВЕТЕ СИЛ"

Коростылева Марина
Статья «СПАРТАК МИШУЛИН: "Я МУЖЧИНА В САМОМ РАСЦВЕТЕ СИЛ"»
из номера 196 за 23 Октября 2001г.
Опубликовано 01:01 23 Октября 2001г.
Спартака Мишулина знают все. Несколько поколений москвичей и гостей столицы поверили, что именно он - Карлсон, который живет на крыше. Тридцать с лишним лет этот артист с упоением играет роль героя Астрид Линдгрен. Но и те, кто никогда не бывал в Московском театре сатиры, знают Спартака Мишулина - вся страна смотрела, смотрит и будет смотреть "культовый" фильм "Белое солнце пустыни". Ну а те, кто никогда не посещал кинотеатров, наверняка смотрели телевизор и уж пана Директора из знаменитого "Кабачка 13 стульев" хорошо себе представляют. Эти три роли стали "судьбоносными" в актерской биографии народного артиста России. Спартак Мишулин - человек непосредственный и доброжелательный. Как ему удалось сохранить эти почти детские свойства характера - тайна. Театром, игрой увлечен с детства, с детства же пишет рассказы, диалоги, скетчи и даже однажды сочинил роман. Ко всему любит розыгрыши, его довольно легко "расколоть" на сцене, он невероятно смешлив. И сам обожает разыгрывать, причем не только коллег-артистов, но и чересчур доверчивых журналистов.

- Спартак Васильевич, скажите - это правда, что вам 75 лет, ведь ходило множество слухов - то вам прибавили в паспортном столе лет десять, то наоборот. Да и тайна вашего происхождения волновала многих журналистов, а вы подкидывали им варианты один фантастичнее другого. Где же правда?
- Двадцать второго октября мне стукнуло ровно 75, это факт. Ну а если бы те люди, что дают мне больше, переводили эти цифры в условные единицы, на которые нынче все меряется, то, возможно, я согласился бы и лет на 300... Теперь о том, откуда я взялся. Я шутил (наверное, как всегда, с абсолютно серьезным видом. - М.К.), а газетчики все это воспринимали всерьез. Так народ узнал, что меня вырастили в пробирке, потом возник более романтический вариант о том, что я один из тех испанских детей, которые прибыли в Советский Союз в конце 30-х годов, спасаясь от режима Франко. По-моему, не было только варианта с клонированием, видимо, потому, что непонятно, кого надо было взять за основу клона... Я не знаю своего отца, и мне кажется, что во мне течет цыганская кровь. Может быть, мимо нашего дома проходил табор, и один из цыган задержался на ночь у моей мамы... Ведь никто никогда не учил меня цыганским танцам, а в 18 лет я взял первый приз на смотре самодеятельности именно за цыганскую пляску. Потом уже в Театре сатиры играл цыгана и пел под гитару и под оркестр настоящие цыганские песни, так что эта версия кажется мне наиболее достоверной.
- Сейчас все актеры начали писать мемуары самого разного толка. Не собираетесь ли вы подарить своим поклонникам воспоминания о прожитом и пережитом, рассказать, как началось ваше увлечение актерством?
- Действительно, актеры сейчас так расписались, и как-то даже неловко говорить, что я тоже набрасываю на бумаге кое-что про свою жизнь... Однако это так, и мне хочется заинтересовать будущего читателя своими зарисовками из жизни актера Мишулина. Я не пишу последовательный и скучный рассказ, а сочиняю своего рода эссе, рассказы из прожитого. Писательский опыт у меня довольно большой - еще в 12 лет я сочинил большой роман, вполне, правда, графоманский. Ну а потом уже для работы придумывал сценки, диалоги, инсценировал прозу. Так что чистый лист бумаги не вызывает у меня священного ужаса. К примеру, уже написаны три главы про Валентина Николаевича Плучека, который 50 лет руководил Театром сатиры. В них Плучек предстает как человек, как режиссер, как художественный руководитель театра. Это три его ипостаси, и в каждой из них есть дурное и хорошее. Правда, на мой взгляд, минусов в этой личности больше, чем плюсов.
Прочитал сейчас много актерских книжек и расстроился: я то считал свое детство особенным, а оказалось, что многие и многие так же проводили свои детские годы в театральных дворовых представлениях. У нас это был двор в самом центре Москвы, в Настасьинском переулке, дом N 1, совсем рядом с нынешней редакцией газеты "Труд". Выстраивали какой-то шалашик, придумывали представление и пускали на него за конфетку, за мороженое. Сидел во мне атом искусства, который бесконечно расщеплялся и просился наружу. В школе это явление определялось как хулиганство, и за поведение я всегда имел твердую двойку. Я обожал театр и кино, но всегда возникала одна серьезнейшая проблема: в смешных моментах я начинал истерически хохотать, валился со стула, бился в конвульсиях и ничего не мог поделать с этой своей патологической реакцией. Меня выволакивали из зала как злостного хулигана. Приходилось смотреть представление в несколько заходов. А фильмы Чарли Чаплина "Огни большого города" и "Новые времена" мне пришлось смотреть целых пять дней. Своровав у мамы деньги, я закупал билеты на все сеансы. Меня выводили после первой же смешной сцены - я шел на следующий сеанс, спокойно переживал отсмотренное и заходился смехом на следующих уморительных кадрах. И так далее и так далее - всего 5 дней! Чаплин покорил мое сердце - его искусство оказалось для меня родным и близким. Потом, много лет спустя, в Театре сатиры Валентин Плучек, который часто несправедливо ругал меня, признал одну роль сделанной на чаплинском уровне. Речь идет о спектакле "Маленькие комедии большого дома", где я играл роль грабителя. Конечно, еще в детстве я хотел быть актером, хотя и не понимал, что это за профессия. Просто чувствовал, что могу смешить людей, и мне это было приятно и радостно...
Много всего было в жизни Спартака Мишулина. Во время войны он сбежал из дома, оказался в Анжеро-Судженске - работал в поле, голодал, трудился прицепщиком, трактористом. Потом чуть не погиб под гусеницами трактора - уснул в поле на меже от усталости. Чудом выжил - пошевелился в морге, а там как раз кто-то из живых оказался. Спасли юношу медики, выходили. В госпитале начал руководить самодеятельностью и... пошло-поехало. А в Щукинское училище Мишулина не приняли - ректор Борис Захава велел Спартаку Васильевичу обходить театр за 5 километров, мол, не его это дело...
- Я вернулся в Калинин, где играл к тому времени много больших ролей. Интересно, что через несколько лет, когда я уже с Омским драмтеатром приехал в Москву на гастроли, тот же Захава написал статью о молодых актерах-омичах и посвятил моей скромной персоне целый газетный столбец весьма лестных слов. Забыл, наверное, как выгнал меня из училища! Кстати, чьи воспоминания не возьмешь, выясняется, что почти всех ныне народных артистов в театральные училища не принимали. Кто же там учился?
- В Омске вы уже были известным артистом, играли главные роли, работали на телевидении, стали лауреатом Государственной премии. Когда позвали в Москву, не было сомнений - надо ли бросать надежное положение и все начинать с нуля?
- Москва - это театральная Мекка, и я не задумывался, что и как будет, я просто стремился в театральную столицу, как любой артист. Пришлось преодолевать некие формальные трудности. Хотя Плучек видел меня в гастрольных спектаклях и пригласил на работу в Театр сатиры, необходимо еще было выполнить чисто советские условия приема на работу в театр: пройти "конкурс", то есть показаться в театре с отрывками из своих спектаклей. Я приехал в Москву шикарно, со всеми своими партнерами (чтобы не унижаться перед столичными артистами и не просить их подыгрывать мне на показе). Взяв на себя проезд и содержание шести своих коллег в Москве, я и предположить не мог, что это продлится целую неделю: Плучек перенес показ с 1 на 6 августа. Целую неделю я кормил-поил всю эту компанию и заодно показывался в московские театры. Меня взяли: в Театр имени Маяковского, в Театр имени Ленинского комсомола и в Театр Советской Армии. Однако Театр сатиры взял верх, и вот уже 40 лет я служу на его сцене. Очень непросто сложились мои отношения с Валентином Плучеком - я на него обижен. Хотя и достаточно много играл в его спектаклях, но роли приходилось выстраивать самому, наталкиваясь часто на неприятие с его стороны - с актерами он не любил, а может, и не умел работать. Когда меня брали в театр, он спросил: "Ты меня не подведешь?" Я ответил: "Не подведу!" И не подводил.
- А кинематограф как появился в вашей судьбе?..
- Меня звали сниматься, когда я еще работал в провинции, но я был глупым идеалистом и не понимал, как это можно, хоть и ненадолго, бросить свой театр, так как играл по 30 спектаклей в месяц и не испытывал никакой тяги к всесоюзной славе. Только Москва, Театр сатиры и Плучек помогли мне избавиться от патологической преданности театру. Владимир Мотыль знал меня по работе в Омске, где я играл у него трех персонажей в спектакле "Клоп". Уже в Москве он нашел меня и предложил роль Саида в "Белом солнце пустыни". Заварилась целая интрига: Плучек ставил спектакль "Последний парад" и не отпускал меня на съемки, Мотыль - спасибо ему - жестко настаивал, чтобы снимался именно я. В результате на мою роль в театре ввели Мишу Державина и я, к счастью, не лишился своей любимой кинороли. Если бы сейчас я обладал хоть половиной той популярности, которая настигла меня после выхода в свет этой картины, то жил бы совершенно благополучно. А тогда я вернулся со съемок, задолжав студии 18 рублей...
- Маска пана Директора из многолетней телевизионной передачи "Кабачок 13 стульев" сделала вас очень популярным, но не мешала ли она вам в актерской работе?
- Бывали, конечно, трудности. Некоторые кинорежиссеры опасались этой маски и не приглашали меня, но тот, кто не боялся, по-моему, не проигрывал. Я снялся в 80 фильмах и сыграл разные, совсем не масочные роли. Да и в театре характеры моих персонажей не напоминали маску пана Директора. Я не жалею, что в моей жизни был пан Директор - ведь много лет это была единственная хорошая развлекательная передача на телевидении.
- Расскажите о своей семье - я знаю, что это ваш тыл и вы преданы своей "ячейке".
- Моя семья состоит из жены Валентины, дочери Карины и пуделя по имени Лаврентий Палыч. Карина у меня - единственный ребенок, и я с малолетства таскал ее в театр. Совсем маленькой она уже играла в моих детских спектаклях и приросла к театру. Теперь выросла и стала актрисой. Когда она оканчивала училище, я бы мог ее пристроить в какой-нибудь крупный театр, но ее индивидуальностью заинтересовался главный режиссер театра на Перовской. И я ей посоветовал идти туда, где она будет играть, а не просто числиться в труппе. Работы у нее много - и почти все роли главные. А теперь Карина собирается выходить замуж, так что скоро наша семья станет побольше.
- А политическая ситуация в стране волнует вас или сфера ваших интересов - семья и работа?
- Я с интересом наблюдаю за нашим президентом. Должен сказать, что Путин - великий шахматист. Но если шахматист видит на 15-16 ходов вперед, то Путин - на все 40. Мне импонирует его тактичность, постепенность действий. Его не понимают, как не понимали Таля или Ботвинника, а они были гениальными шахматистами. Путина нельзя прогнозировать - настолько перспективно он мыслит, иначе он не был бы тем, что он есть теперь. Мне он нравится. Мне кажется, нельзя огульно обрушиваться и на Ельцина - все вдруг забыли, какое наследство он получил, какую страну пытался привести в чувство. Люди неблагодарны в большинстве своем - для меня это неприемлемо. Я с благодарностью вспоминаю Горбачева, который совершил, казалось бы, невозможное - сделал, я надеюсь, необратимым демократические преобразования в нашей стране.
Мы бы еще долго беседовали со Спартаком Васильевичем Мишулиным, но народный артист отправился гримироваться и готовиться к спектаклю "Неаполь - город миллионеров", в котором играет одну из главных ролей и играет ее замечательно. Прекрасная работа у Мишулина в театре "Модерн" у Светланы Враговой в спектакле "Счастливое событие". А в родной "Сатире" у него всего два спектакля - "Неаполь..." и "Андрюша", в котором Мишулин демонстрирует такое мастерство, такое вдохновение, что невольно начинаешь думать, как же мало сегодня играет этот подлинно народный артист, которого публика встречает и провожает шквалом аплодисментов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников