02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЭТО БОЛЬШЕ НЕ ИГРА

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 23 Октября 2002г.
Живи Ольга Гобзева в начале минувшего столетия, ей наверняка слагали бы стихи Блок, Мандельштам, Белый... В ней есть особая утонченность женщин Серебряного века. Это, видимо, понимал и учитель по ВГИКу Борис Бабочкин, а также Сергей Параджанов, Марлен Хуциев, Лариса Шепитько и многие другие известные режиссеры и сценаристы, в фильмах которых она снималась. Среди этих картин: "Мне двадцать лет", "Фокусник", "Операция "Трест", "Последняя жертва", "Однажды двадцать лет спустя", "Портрет жены художника", "Этюды о Врубеле", "Мальчики", "Ныне прославится сын человеческий"... Сейчас все это в прошлом: отдав более тридцати лет кинематографу, сыграв почти в полусотне фильмов, известная актриса Ольга Гобзева 3 марта 1993 года приняла иноческий постриг в Свято-Введенском монастыре города Иванова. Мать Ольга, будучи насельницей монастыря, несет послушание в Москве при Отделе по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата, который возглавляет Его Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший Сергий Митрополит Солнечногорский, управляющий делами Московского Патриархата, председатель Отдела. Что привело ее, казалось бы, успешного в творческой и личной жизни человека, в монастырь? Почему вообще сегодня монастыри становятся убежищем как для именитых и благополучных, так и для сирых, обездоленных людей?

- Этот вопрос задают мои и прежние, и нынешние друзья, - сказала мать Ольга. - Да, у меня неплохо складывалась профессиональная судьба. И в личной жизни не переживала сильных драм. Нельзя считать монастыри обителью для обиженных, разочаровавшихся в жизни людей, так же как для благополучных и именитых. Это глубокое заблуждение. Чаще всего сюда люди приходят сознательно, достигнув определенной духовной зрелости, а может, и в поисках ее. Это - промысел Божий. Ведь в жизни каждого из нас есть столько обстоятельств, тонких изгибов судьбы! По своей натуре я склонна к уединению. Но моя актерская профессия подразумевала обратное. И однажды почувствовав, что подошла к какой-то черте, стала повторять про себя: "Богородица, исправь мою жизнь". И Божья Милость привела меня в монастырь. Сегодня я, Слава Богу, не актриса. Я рада, что стала ближе к настоящей жизни, к людям. Мое послушание здесь, в Москве, связано с социальной сферой.
- Неужели вы так легко расстались со своей известностью, популярностью?
- Я никогда шлейфа популярности за собой не чувствовала и не думала об известности. Да, на каком-то отрезке времени меня привлекал кинематограф, я любила сниматься в фильмах. Мне интересно было по Станиславскому "исследовать жизнь человеческого духа". И я это делала, исходя из своего внутреннего устроения. Не играть, не изображать кого-то иного, а в самой себе находить абсолютно искреннее оправдание поступкам своих героинь. Мне не приходилось изменять себе, работая в кино. Лариса Шепитько, у которой я снималась в фильме "Крылья", как-то сказала, что она хотела бы, чтобы я сыграла "отрицательный персонаж", а то "я всегда положительная". Однако мне не хотелось искать в себе оправданий отрицательным поступкам. И в картине получился эпизод, где моя героиня рассуждает, думает, но никак не фиксирует какого-либо состояния: ни положительного, ни отрицательного.
- Вы сказали о своей склонности к созерцательности, осмыслению образа своих персонажей. В таком случае нередко случается, что артист избегает играть роли, которые могут материализоваться в его личной жизни, повлиять на дальнейшую судьбу...
- Да, обратная связь существует, и в актерской среде многие верят в нее. Бывает, что, сыграв роль, артист как бы навлекает на себя судьбу персонажа. Например, в фильме "Гамлет Щигровского уезда" меня пытались уложить в гроб. Я играла жену помещика, роль которого исполнял великолепный артист Олег Борисов. По сценарию моя героиня умирает от родов. Но так случилось, что в то время я ждала ребенка, своего сына Святослава, и поэтому решительно воспротивилась этим съемкам. Жаль, однако, что у меня только один сын. Виновата, надо было родить, по крайней мере, трех - четырех детей.
- Почему же вы тогда противились женскому предназначению, тем более, что и Господь говорил о величии материнства? Вы говорите, что грешны, не дав жизни другим детям, и в то же время сами, добровольно ушли от счастья материнства. А сколько женщин, принявших монашество, так никогда и не познают радость материнства... Где же Божья справедливость?
- Очень непростой вопрос. Все дело в том, что ни одного прихода в монастырь не свершается без воли Божьей. Да, сказано в Библии: плодитесь и размножайтесь, но мы же не знаем тайн судеб тех девушек, которые уходят в монастырь. Может, не случись этого, они погибли бы в миру? Нынешняя жизнь страшна, посмотрите, сколько обманутых юных душ выходят на улицу, торгуя своим телом. Пришедшие же в монастырь вырваны из этого моря грязи и ужаса. Я говорю об этом не понаслышке, мне приходилось посещать детский приемник-распределитель и видеть несчастных девочек, которые просят помолиться за них. И вот если такое юное создание решает идти в монастырь, то как можно говорить о том, что нарушена воля Божья? Поэтому не стоит домысливать свою или тем более чужую судьбу.
- Однажды Эдвард Радзинский, размышляя о путях, которые ведут человека в храм, заметил, что в России - все кампания, в том числе и вера в Бога. Все стали крещеными, ходят в церковь, но есть ли за этим истинная вера?
- Важно, чтобы человек пришел в храм. Вы ведь не отрицали обратной связи в кинематографе, когда актер, играя ту или иную роль, мог материализовать ее в своей личной жизни? Тогда почему же отрицать обратную связь для человека, который, пусть даже поначалу формально пришел в храм, пусть даже следуя некоей моде. На самом деле, что может происходить с его душой в этот момент, мы не знаем.
- Сейчас очень многих удивляет рукоположение в сан священника некогда сверхмодного сценариста Ивана Охлобыстина, особенно после его фильма "Даун Хаус" по роману Достоевского "Идиот"...
- А может, Федор Михайлович Достоевский каким-то невероятным опосредованным образом потрудился над душою Ивана, подведя его к мысли принять священнический сан? Ведь в романах Достоевского просвечивается Евангелие. Не стоит подвергать сомнению ни мысли, ни поступки другого человека: в этом есть отсутствие определенной этики. Пусть каждый из нас сомневается только в себе.
- Вы говорите о неприятии своей былой мирской известности. Тогда к чему участие в таком сомнительном телевизионном шоу-суде, который обсуждал и осудил фильм Ивана Охлобыстина "Даун Хаус", в других телевизионных программах? Может, все-таки осталась тоска по былому, хочется, чтобы вспомнили актрису Ольгу Гобзеву...
- Я пришла на это шоу по послушанию. Хотя потом мне было досадно, что приняла некоторое участие в рекламе этого фильма. Вообще тщеславные корни, пущенные за годы актерства, очень живучи - это очень коварный грех. Режиссер Станислав Говорухин, с которым мы вместе учились во ВГИКе, как-то приглашал меня принять участие в его передаче "Великая иллюзия". Я отказалась от этого предложения, а тут и заболела. Потом, при встрече с Владыкой Сергием, поняла, что он предполагал пользу от подобной передачи, и не случайно благословлял на участие в ней. Передача с Говорухиным состоялась.
- Если бы вас вдруг пригласили сняться в кино в роли русской подвижницы, святой, вы приняли бы это предложение?
- Мое глубокое убеждение: нельзя изображать святость. Кино недаром называют иллюзией. Мне неинтересно жить иллюзиями. Мне трудно, но интересно жить реальностью. Поэтому я благодарна Владыке Сергию за то, что он дал мне послушание ходить к раненым солдатам, в дома престарелых, детские приюты. К тем, кого, как учила Святая Преподобномученица Великая Княгиня Елизавета Федоровна, посылая своих сестер в мир, надо "сначала утешить словом"...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников