03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОХОТА ЗА "СТИНГЕРОМ"

Болтунов Михаил
Статья «ОХОТА ЗА "СТИНГЕРОМ"»
из номера 202 за 23 Октября 2004г.
Опубликовано 01:01 23 Октября 2004г.
Спецназовцы чтят эту дату свято. Директивой военного министра под номером ОРГ/2/359/832 от 24 октября 1950 года было предписано приступить к формированию в общевойсковых и механизированных армиях, а также в некоторых военных округах рот специального назначения. Именно этот день и считают военные разведчики днем рождения своего спецназа.

Для непосвященных имя генерал-лейтенанта Дмитрия Герасимова мало что говорит. Для спецназовцев военной разведки он - личность почти легендарная. Это сейчас подразделения спецназначения имеют не только Минобороны, но и МВД, Минюст, Служба по наркоконтролю. А тогда, в начале 70-х, когда Дмитрий Михайлович начинал офицерскую службу, только в КГБ для проведения спецопераций внутри страны существовала особая группа - "Альфа", да еще у "грушников" были свои спецподразделения.
22-й бригадой спецназа Главного разведуправления Генштаба, дислоцированной в Капчагае под Алма-Атой, полковник Дмитрий Герасимов командовал во второй половине 80-х. А до того был командиром разведгруппы, комроты, потом начальником штаба и командиром отряда, что по армейским меркам соответствует батальону, начштаба бригады. Уже комбригом вводил 22-ю в Афганистан. В ночь на 15 марта 1985 года колонна перешла границу в районе Кушки и маршем двинулась на Шиндан. Два года Герасимов со своими разведчиками гонялся за "духами" по козьим тропам афганских гор и даже был удостоен "высокой чести" быть приговоренным душманами к смертной казни заочно. Было за что: крови он им попортил немало - и в прямом, и в переносном смысле.
В 1986 году, когда у моджахедов появились первые американские переносные зенитно-ракетные комплексы "Стингер", руководство Минобороны поставило перед Главным разведуправлением задачу срочно добыть образец этого новейшего сугубо секретного тогда оружия. Прежде всего шифровки ушли нашей зарубежной резидентуре: достать любой ценой - купить, перекупить, выкрасть... Но задача казалась невыполнимой. Одновременно такой же приказ поступил в штаб 40-й армии в Афганистане, а оттуда - комбригу Дмитрию Герасимову. Охотились за "Стингером" долго, пока однажды группа под руководством зам. командира 7-го отряда капитана Евгения Сергеева не застала врасплох расчет пусковой установки. Позже Герасимов скажет о своем подчиненном: "Ростом невелик, но офицер боевой, настоящий спецназовец, зону своей ответственности знал как свои пять пальцев".
Удачной была и крупная операция в районе иранской границы. Агентура донесла, что вскоре с той стороны пойдет крупный караван с оружием, боеприпасами, продовольствием. Герасимов вместе с замом Александром Гордеевым начал изучать возможные маршруты их движения и обнаружил, что перекрыть их все разом сил не хватит. Пошли на хитрость. Спецназовцы сделали вид, что на всех разведанных караванных путях они высаживают десантные группы. Засвечивали себя умело. Свободной оставалась только одна тропа. И душманы клюнули на приманку. От "вертушек" Герасимов решил отказаться - не дай Бог случайно себя обнаружить раньше времени. Чтобы скрытно оседлать тропу, Гордеев трое суток вел свою группу по пескам. После короткого боя подсчитывали трофеи - 12 забитых "под завязку" грузовиков.
Но врагом N 1 для душманов Дмитрий Михайлович стал после другой операции. В Пакистан шел караван из восьми автомашин, в которых находилось 14,5 тонны опиума-сырца. На черном рынке эта партия даже по тем временам стоила десятки миллионов долларов. Товаром моджахеды должны были расплатиться за предыдущую партию оружия и заказать новую. Но в 120 километрах от Кандагара их перехватили бойцы Герасимова. Тогда и объявили полевые командиры за его голову награду - ни много ни мало 140 с половиной миллионов афганей. Даже листовку специальную выпустили. (Дмитрий Михайлович до сих пор недоумевает, почему назначили такую странную, не круглую сумму.)
После Афгана Герасимов получил назначение в Белоруссию, в родную бригаду в Марьиной Горке. Вернулся туда уже с двумя орденами - Красной Звезды и Боевого Красного Знамени. Где-то в Москве в наградном отделе лежало представление на звание Героя Советского Союза.
В те годы и обыкновенные мотострелки не вылезали из "полей боевой учебы", а уж спецназовцы - тем более. Это, собственно, и спасало многие жизни как в Афганистане, так и позже, в Чечне. Однажды в бригаду Герасимова на итоговую проверку приехал начштаба округа.
- У тебя карта Белоруссии есть? Крупский артполигон знаешь? Тогда слушай и запоминай. У тебя ровно трое суток. На исходе этого срока докладываешь, что твой отряд в полном составе вышел на полигон.
Промерили по карте и глазам своим не поверили - 127 километров по лесам и болотам, без мостов, в условиях жесткого противодействия противника. Может, ошибся генерал? Да ведь не спросишь, приказ.
А начштаба и вправду ошибся. Когда вернулся в штаб, все перепроверил, понял - непосильную ношу взвалил на людей. Но боевую задачу спецназовцы выполнили.
...А Звезду Героя Герасимову "зарубили". Дали орден Ленина. Чему Герасимов был рад - все-таки высшая награда страны. Потом Дмитрию Михайловичу шепнут, что кое-кто припомнил ему выступление на Военном совете 40-й армии, где он в довольно резкой форме высказался против сложившейся тогда практики награждения. Ведь как было? Представляют к Красной Звезде - дают медаль "За боевые заслуги", к Красному Знамени - дают Красную Звезду. А то и вовсе ничего. Об этом и сказал во всеуслышание Герасимов, что крайне не понравилось тогдашнему начальнику политотдела генералу Щербакову. Хотя комбрига тогда поддержал генерал армии Варенников.
"Зато мы тебя на учебу в Академию Генштаба рекомендуем", - успокоил Герасимова начштаба округа. После учебы Дмитрий Михайлович вернулся в Главное разведуправление, сначала замом, потом начальником направления специальной разведки. Выше должности в спецназе ГРУ нет.
А потом судьба сделала неожиданный поворот - вместе с судьбой страны, как это часто бывает у военных. В 1992 году его вызвал Баранников, в ту пору возглавлявший органы госбезопасности, и предложил стать командиром отряда "Вымпел". Конечно, хватало и своих кандидатов, но требовался именно 45-летний, чтобы за плечами была академия и войсковой опыт. Вместе с "Вымпелом" Герасимов пережил 93-й год, несостоявшийся штурм Белого дома. Когда отряд передали в МВД, Дмитрий Михайлович переходить туда отказался наотрез. Ерин, в ту пору глава МВД, на предварительной беседе в своем кабинете вспылил, но Герасимов как отрезал: "Извините, товарищ министр, каждый свое предназначение для Родины выполняет по-своему"...
В ФСБ генерал Герасимов практически с ноля создавал отдел спецопераций. С ним и уехал на первую чеченскую кампанию. Но о ней теперь уже генерал-лейтенант запаса Герасимов вспоминать не любит.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников