10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РОССИИ НУЖНЫ "ЧИСТЫЕ РУКИ"

Данилкин Александр
Статья «РОССИИ НУЖНЫ "ЧИСТЫЕ РУКИ"»
из номера 219 за 23 Ноября 2000г.
Опубликовано 01:01 23 Ноября 2000г.
Большинство россиян возмущено тем, что страна погрязла в коррупции. Вместе с тем многие вроде бы и смирились с этим как с некой неизбежностью. Загородные особняки чиновников по-прежнему растут на глазах, на телеэкранах красуются те, кому место за решеткой. Но вот бывший руководитель ФСБ, а ныне член Комитета по безопасности Госдумы, председатель комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией Николай КОВАЛЕВ не считает, что ситуация безнадежна.

- Николай Дмитриевич, почему именно сейчас вы предложили проект Закона "О борьбе с коррупцией"? На что надеетесь?
- Первую попытку принять такой закон предпринял еще Верховный Совет в 1993 году. Затем Государственная Дума дважды голосовала за этот закон. Но сначала его отклонил Совет Федерации, а затем президент Ельцин. Предложенные в законе меры финансового контроля и декларирования доходов были истолкованы как "нарушения прав человека" и норм Конституции, защищающих свободу граждан и неприкосновенность личности. При этом все словно забыли, что во всем цивилизованном мире контроль за доходами и расходами является общепринятой нормой.
В общей сложности было подготовлено около десятка различных вариантов закона. Последний принят Государственной Думой в ноябре 1997 года в третьем чтении. Остальные инстанции он так и не прошел. В настоящий момент мы его дорабатываем и надеемся, что в ближайшее время законопроект будет вынесен на рассмотрение палаты.
- В чем его суть и учтен ли мировой опыт?
- Во-первых, он дает определение понятию "коррупция". Во-вторых, вводит новую юридическую норму - проверка государственных служащих на коррупционную податливость. Цель, как вы понимаете, таких проверок одна: в каждом человеке, предлагающем вознаграждение, чиновник должен видеть проверяющего. Мировой опыт подтвердил эффективность этого метода борьбы с коррупцией.
Чиновничье мздоимство - это ведь не российское изобретение. С подобной проблемой сталкиваются многие высокоразвитые страны. В 60-70-х годах спецслужбы США провели операцию "Шейх и пчела". Агенты ФБР выдавали себя за посредников арабских миллионеров и предлагали крупным госслужащим и конгрессменам солидные взятки за различного рода услуги. Очень многие проглатывали эту наживку. Только за год было уволено свыше двухсот чиновников.
Операцию "Чистые руки" в 1992 году провели спецслужбы Италии. Там тоже не обошлось без крупных скандалов, которые положили конец сращиванию мафии и политической элиты этой страны.
В свое время я предлагал провести аналогичную операцию в России. Но тогдашнее политическое руководство ее отвергло.
- Как вы учли печальный опыт предшественников, разрабатывавших российский закон о борьбе с коррупцией? Почему не сработали ни указы президента, ни проекты закона?
- Предыдущие законопроекты были отвергнуты в большинстве своем из-за слабой юридической проработки. Поэтому мы придали особое значение этой стороне вопроса. Но это лишь одна из причин, по которой Закон "О борьбе с коррупцией" долгое время оставался "непроходным". У нас ведь есть и Указ президента "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы", и Закон "Об основах государственной службы Российской Федерации", обязывающие госслужащих декларировать свои доходы и запрещающие им заниматься предпринимательской деятельностью. Но ни один из этих актов не работает, поскольку нет механизма реализации требований, предъявляемых к чиновникам. Иными словами, на сегодняшний день борьба с коррупцией в России не имеет под собой ни законодательной базы, ни исполнительного инструмента. Есть проблемы и с политической волей высшего руководства страны. Хотя кое-какие подвижки в этом вопросе все-таки намечаются.
- Как бы вы могли прокомментировать мнение, что наиболее широко коррупция распространилась как раз в правоохранительных органах и таможне?
- По данным МВД, за последние годы в среднем из общего числа госслужащих, привлеченных к уголовной ответственности за преступления, которые подпадают под определение коррупции, сотрудники правоохранительных органов составляют 26,5 процента, таможенной службы - около 9 процентов. Как вы сами понимаете, эти цифры не отражают действительного положения дел, поскольку коррупция - в большей степени латентное, скрытое преступление. Взяткодатель не бежит жаловаться на взяточника.
Не так давно в Санкт-Петербурге провели социологическое исследование, в ходе которого были опрошены 200 руководителей коммерческих структур и промышленных предприятий. Так вот, 98 процентов респондентов сталкивались с прямым или косвенным вымогательством, 96 процентов признались в том, что они были вынуждены давать взятки.
- Лучше всего вы, наверное, знаете ситуацию в ФСБ...
- ФСБ в силу специфики своей деятельности обладает более сильным иммунитетом к коррупционной ржавчине, нежели другие право- охранительные структуры. Тем не менее "предатели" (в силовых структурах так принято называть тех, кто встает на путь преступления) встречаются и в контрразведке. Все мы помним, какой резонанс имела история с так называемым "покушением" на Березовского. Главными действующими лицами этого скандала, к сожалению, оказались мои вчерашние коллеги.
- В последнее время появился новый российский термин "парламентская коррупция". Некоторые политики открыто говорят о расценках при голосованиях.
- Мы выявили в Кодексе об административных нарушениях нормы, которые создают предпосылки для проявлений коррупции. Затем проанализировали, как депутаты голосовали по этим пунктам. Если "за", значит, создает условия для коррупции, "против" - соответственно препятствует. После этого нас замучили "ходоки" от фракций. Многим не понравилась такая гласность. Хотя по большому счету по итогам этих голосований нельзя судить о коррумпированности депутатов. Многие в силу своей юридической неграмотности не осознают того, что голосуют за деструктивные решения.
- Почему до сих пор не проводится экспертиза принимаемых законов на предмет коррупции?
- Я обеими руками буду голосовать за то, чтобы все законопроекты проходили экспертизу на коррупциогенность. Это очень серьезная проблема. Многие законодательные акты имеют коррупциогенный оттенок. Причем он возникает зачастую из самых благих побуждений. Взять тот же Кодекс об административных правонарушениях, допускающий широкий диапазон наказаний за одно и то же нарушение. Поскольку степень вашей "вины" определяет чиновник, у него всегда будет возникать искушение взять с вас взятку за "смягчение" наказания.
Наше законодательство запутанно и противоречиво. Зачастую в роли его толкователя выступают госслужащие, которые при желании могут его повернуть в нужную для себя сторону. Недаром в народе говорят: "закон - что дышло"... Чтобы избежать подобных прецедентов, необходимо начать с основы основ - с закона о процедуре принятия законов, где бы было все расписано от А до Я.
- Почему нет ни одного громкого судебного дела о коррупции?
- Думаю, что этот вопрос следовало бы адресовать Генеральному прокурору, а не председателю думской комиссии.
- Как вы считаете, можно ли сейчас говорить, что у руководства страны появилась политическая воля?
- Безусловно. Владимир Владимирович Путин - решительный и жесткий руководитель, который знает, чего он хочет. Это проявилось буквально с первых дней его президентства. Обратите внимание, как стали неуютно чувствовать себя некоторые олигархи, долгое время правившие бал в Кремле. Путин идет по пути укрепления вертикали власти. В первую очередь это касается регионов, которые при прежнем президенте начали превращаться в удельные княжества. Все это говорит о том, что в стране появилась политическая воля.
- Вы испытываете на себе влияние противников борьбы с коррупцией? Каковы успехи комиссии?
- Начнем с того, что в данной сфере на меня "давить" и влиять просто невозможно. Поэтому противодействие оказывается созданием неких технических сложностей, которые необходимо преодолевать, попытками непредставления необходимых для работы комиссии материалов. Но это лишь чуть затягивает решение, не более того. Главная задача нашей комиссии - подготовка законов, которые помогли бы существенным образом изменить ситуацию в этой болезненной для жизни нашего общества сфере. Комиссией подготовлены соответствующие законопроекты "О борьбе с коррупцией", "О предупреждении коррупционных проявлений в Российской Федерации", еще ряд законотворческих инициатив. Все эти законы в настоящее время проходят экспертизу, после чего будут представлены на суд общественности.
Комиссия занимается также и конкретными вопросами, связанными с проявлениями коррупции в отдельных регионах, отраслях промышленности и т.д. Говорить о каких-то успехах я бы поостерегся. Скорее, надо говорить о некоторых положительных результатах, они есть.
- Как бы вы прокомментировали обвинения СМИ в коррумпированности некоторых известных россиян?
- Мне неоднократно приходилось сталкиваться с фактами, когда коррупционная карта разыгрывается исключительно ради достижения корыстных целей отдельных влиятельных личностей или кланов. Это может быть политическая борьба или передел сфер экономического влияния.
Если у кого-то есть материалы, подтверждающие коррумпированность, как вы говорите, кого-то из "известных россиян", мы готовы рассмотреть их на заседании комиссии и принять все предусмотренные законодательством меры.
- Ваше мнение: у нас действительно расхищались миллиарды иностранных кредитов?
- Ежегодные потери экономики от коррупции составляют порядка 15 млрд. долларов в год. Примерно такая же сумма утекает ежегодно незаконным путем из страны. Если Россия решит эти проблемы, мы не только обойдемся без иностранных кредитов, но и сами сможем кого угодно кредитовать.
- Как вы относитесь к предложению подвергать высшей мере наказания крупных коррупционеров?
- С коррупцией невозможно бороться только методом "кнута". Это не решает проблемы, а лишь увеличивает плату за нарушение закона. К тому же создает предпосылки для произвола карательных органов, как это было во времена Советского Союза.
Достичь абсолютной победы над коррупцией невозможно даже в тоталитарном обществе. Что уж тогда говорить о демократических государствах? Я также не согласен с теми, кто утверждает, что, если мы станем платить чиновникам высокие зарплаты, они перестанут брать взятки. Денег, как известно, много не бывает.
Борьба с коррупцией не может быть разовой кампанией. Это должна быть целенаправленная политика государства, которую необходимо вести в тесном сотрудничестве с гражданскими институтами общества, используя правовые, экономические и пропагандистские меры.
В свое время координатор операции "Чистые руки" Джерардо Аброзио сказал хорошие слова: "Сегодня итальянцы стали относиться к коррупции как к преступлению, а раньше относились как к норме жизни". О нашей стране такого пока что сказать нельзя.
- Насколько опасно сегодня бороться с коррупцией?
- В Италии период активной борьбы с коррупцией сопровождался громкими политическими убийствами. Нельзя забывать, что среди тех, кто прикармливает чиновников, в особенности из высшего эшелона власти, есть криминальные структуры. По данным МВД, госслужащие оказывают содействие каждой десятой организованной преступной группировке. А эти люди не привыкли сдавать свои позиции без боя.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников