04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАЖДОЙ КРОШКЕ - ПО КОШКЕ

Дмитриева Валентина
Опубликовано 01:01 23 Ноября 2000г.
...Я кормила грудью Илью - пятого сынка, когда в Спитаке случилось землетрясение. Роддом развалился. Увидела по телевизору эти кадры - и внутри словно что-то оборвалось. Говорю мужу: "Давай возьмем сироту". Он не возражал. Только выяснилось, что армяне детишек сами разобрали. Но в голове-то уже забеременело...

Поехали с мужем в Курск, в детдом-интернат. Не скажу, что нам обрадовались. Там же от количества детей зависит штат обслуживающего персонала. Если честно, я хотела взять девочку. У нас почти одни сыновья. Но когда спросили напрямую, какого ребенка хотите, ответила: которому я нужна. Шел 1989 год. У нашего первого ребенка было девять хронических заболеваний, включая псориаз. Намучились с ним. Я говорю: он нам дан в наказание за грехи - прошлые и будущие. Девочку мы все-таки позднее взяли - такой лупастик с синими глазами. Пока я оформляла на нее документы, мои дети подобрали себе еще сестричек. Всего мы взяли 8 девочек и 2 мальчиков.
Приемному ребенку легче ориентироваться в большой семье. Я наблюдала: первое время откроет холодильник - и стоит полчаса, не веря, что все можно брать. Дали мальчишке новые башмаки - за неделю разбил. Спрашиваю: как же так? Машет рукой: "Ишшо дадуть". Дети потом долго его передразнивали. Иждивенчество, порожденное в казенном доме, изживается не сразу. Детей нам отдавали не ангелов - самых трудных, отягощенных наследственностью. Юную маму одной из наших девочек убил садист-сожитель, а внутренности развесил. Росла очень не уравновешенной. Другая чудом выжила : в четыре года мать оставила ее зимой на крыльце замерзать. У третьей дочки - где-то еще девять братьев и сестер, также брошенных матерью. Она со страхом в глазах предупреждает меня: не сообщайте ей наш адрес.
Мне было уже 44 года, когда я родила двойню. Выжил один - Левочка. Львиное сердечко. Он, похоже, всю дурную наследственность в наших детях исправил. Где Левка, там улыбки. Носились с ним как с куклой, и стирали, и гладили наперегонки. Тащили ему из школы соки и булки. Рвали малыша на части, даже ссорились. Наши-то первенцы знают, как дети рождаются, а для этих загадка. "Как ты его в живот посадила?" - спрашивают. Азам семейной жизни в интернате не научишься. Но теперь я уверена: никто из моих дочек ребенка на крыльце не оставит.
У нас знаете какой дом? Трехэтажный - муж сам проектировал. Стоит как корабль в пустыне. Наш бывший мэр говорит: "Дмитриевы всем утерли нос в Железногорске". Правда, дом без отделки. Уже 11 лет. Обратились в администрацию города: "Помогите доделать. Не безвозмездно - с последующим расчетом". Дети вырастают - куда им идти? А дом решил бы эту проблему. Но отказали. Поэтому живем в двух квартирах-скворечниках.
Я, как елка, обвешала себя ссудами. Чтобы расплачиваться, надо зарабатывать деньги. Был у нас маленький магазинчик на семейном подряде. Когда он перешел нам в частную собственность, мы открыли здесь специализированный магазин детских товаров.
В соседней Орловской области купили мы "домик в деревне". Там целая мини-ферма: коровы, телята, лошадь Верба, свиньи, куры, уточки. Еще 12 кошек, 7 собак. Малышня подбирает всю живность, которая пристает по дороге. Условие одно: сами ухаживают. За малышами закреплены телочки, за старшими - коровы. Все школьники умеют доить. Сами убирают на ферме - по графику дежурств.
...Как-то отправились в гараж за соленьями-вареньями. У нас там, кроме машин, еще и овощехранилище. Смотрим: все 544 заготовленные банки разлетелись вдребезги. Картошка, яблоки, лук покрылись льдом. Оказывается, нас как неплательщиков отрезали от тепла. Без предупреждения. Трубы разморозились и лопнули. Правда, в гортеплосети поняли, что погорячились. Все нам починили. Привезли сто банок маринованных огурцов, да разве их сравнить с домашними? Мы их вернули.
А в 1997 году в магазине "замкнул" кассовый аппарат - от него загорелась проводка. За 15 минут несколько миллионов рублей вылетели в трубу. Мы потом сидели на пепелище, пытались хоть для себя отыскать целые вещи. Но, как назло, если правый башмак более или менее пригоден для носки, то левый сгорел.
Мы не раскисли. Пока магазин на капремонте, стали осваивать выпуск пончиков. Задумали открыть детское кафе в городе. Но Леонид серьезно заболел.
Муж у меня замечательный. 15 лет проработал директором клуба на Михайловском ГОКе. Он и художник, и краснодеревщик - вся мебель дома его руками сделана. Любую технику сам чинит. Мы даже обувь в ремонт не носим - Леня за сапожника. На здоровье никогда не жаловался. А тут вдруг замучили головные боли. Сделали серьезную операцию. Теперь он инвалид. Из комбината его уволили. Но обиднее всего - что уволили и с должности родителя-воспитателя. Как будто он может перестать быть отцом детям?
У нас в семье культ труда. К учебе относимся строго: никаких двоечников, троечников. Я убеждена: нет ничего постыднее, чем быть бесполезным для семьи и самого себя. Навыки трудолюбия, которые мы заложили в детях, ни с каким наследством не сравнятся. Это капитал на всю жизнь. Нас, кстати, наградили орденом Почета и орденом Святого царевича Димитрия.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников