10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЩАМИ ИЗ КРАПИВЫ СЫТ НЕ БУДЕШЬ

Кудряшов Александр
Опубликовано 01:01 23 Ноября 2000г.
Первые два-три года все шло гладко. Хотя дети были сложные: трое с задержкой психического развития, одна девочка - с эпилепсией. У мальчика к семи годам выявилась умственная отсталость. Пришлось поместить в специнтернат, где он учится и лечится.

До 1993 года деньги на содержание детей поступали регулярно. А потом началось. Задерживали выплаты по 2-3 месяца, случалось, и до полугода. Всякий раз приходилось ехать в городской отдел образования и просить главбуха ускорить перевод средств. Бывало, сидели без копейки и ели щи из крапивы. Гороно Сызрани на наши жалобы прислал ответ, что, пока они не выдадут зарплату своим сотрудникам, денежные средства на детей перечисляться не будут. Я устроился на две работы, чтобы семья могла выжить.
В 1996 году нас перевели на снабжение продуктами и товарами по взаимозачету предприятий с городом. Одежду и обувь на детей давали такую, которую никто за "наличку" не купил бы. В школе над этими нарядами смеялись даже учителя. Некоторые говорили нашим детям, что мы на них получаем большие деньги, а одеваем старомодно, кормим плохо. Мне самому в гороно высказали: мол, набрали детей, научили их, чтобы они звали вас "мамой" и "папой", а они не ваши - государственные. Ну бред...
Детей мы брали маленьких - от 1,5 до 5 лет. Ни материнской, ни отцовской ласки они не знали. Им не на кого было опереться в жизни, не к кому обратиться за помощью. А теперь у них и мысли нет, что мы им чужие. И один Бог знает, какую цену мы заплатили за это. Одно обидно: многие трудности искусственно создавались чиновниками, которые хотели закрыть единственный в Сызрани семейный детский дом. Мы, например, обращались в городскую администрацию и отдел образования с просьбой выделить нам беспроцентный кредит на строительство нового дома, чтобы раз и навсегда решить вопрос с жильем для всех детей. Заведующая роно ответила, что не видит в этом необходимости.
В 1997 году с января по апрель нам не перечисляли деньги на детей. Когда я в очередной раз приехал в роно напомнить о долге, нам поставили жесткие условия: если мы не подпишем заявление о переводе на статус "приемная семья", то по приказу заведующей роно без нашего согласия из нас сделают малокомплектный государственный детдом. Но и этой угрозы им, видно, показалось мало. Они заявили, что двух детдомов в Сызрани не будет, нас просто закроют, а детей распределят в интернаты.
Во имя сохранения семьи мы с женой подписали заявление на "приемную семью". С этого дня официально мы стали никем. Зато раздобренные чиновники дали приемным детям путевки в летний лагерь. А там их стали вызывать по одному и задавать странные вопросы. Например: приходит ли отец пьяным, ругается ли, бьет мать, часто ли родители их наказывают и не хотят ли они в другую семью? Вечером старшие девочки позвонили домой и потребовали, чтобы мы срочно забрали их из лагеря, иначе они сами убегут. Если бы вы знали, в каком состоянии мы находились, услышав от детей эти рассказы. Утром мы с женой увезли их домой.
Через несколько дней отдел опеки и попечительства направил нас проходить педагогический тест. Нужно было ответить на 400 вопросов. Потом - медкомиссия. У кого мы только не были, каких анализов не сдавали... Это после восьми лет совместной жизни с детьми! Чиновники пытались надавить на нас, заставить отказаться от детей, но мы все вытерпели. Ради семьи. Десять лет мы не знаем, что такое отпуск, выходной. И теперь - сдаться!..
За эти годы у детей прошли все болячки, даже эпилепсия у девочки. Вместе с ними мы делали уроки, особенно в начальных классах. Трое из приемных детей сейчас собираются поступать в вуз, остальные - в колледж. Девочки умеют шить, вязать, варить, печь.
Омрачает нашу жизнь одно: пока не будет нового закона о детских домах семейного типа, чиновники так и будут издеваться над нами. Они без конца колют нам глаза якобы большими деньгами, которые выплачиваются на ребенка, и считают себя вправе задерживать их по два-три месяца. На самом деле этих средств едва хватает, чтобы свести концы с концами. На питание остается по 12 рублей на душу. Остальные уходят на плату за квартиру, газ, свет, мыло, порошок... При этом говорят, что квартира служебная и, как только дети вырастут, мы должны будем сдать ее гороно. Почему в таком случае мы платим за нее? И главное - где же потом жить детям?
ОТ РЕДАКЦИИ
Недавно в Москве, в Российском детском фонде, родители-воспитатели обсуждали дальнейшую судьбу семейных детских домов. Казалось бы, для оптимизма есть повод: президент 2 января 2000 года подписал закон о поправке к 123-й статье Семейного кодекса РФ, где добавлена строка - "в том числе и детские дома семейного типа". То есть их право на существование подтверждено. Дело за разработкой положения, которое может или спасти десятки тысяч сирот, или свести на нет успешно проявившую себя систему.
Семейный детский дом - это не учреждение с отчетностью и планами, тут некому и некогда этим заниматься. И не приемная семья, на свой страх и риск берущая одного ребенка, в крайнем случае - двух. Это профессиональная семья особого типа, чаще всего имеющая кровных детей, которая принимает не менее пяти сирот. И именно в таком виде она продемонстрировала жизнестойкость. Родители-воспитатели предлагают: давайте сравним "показатели", например, сколько выпускников казенных детдомов и сколько наших стали студентами вузов и техникумов. Все станет сразу ясно.
Не надо впихивать их в рамки некоего суррогата: либо частного детдома, либо многодетной приемной семьи, которой дают ребенка по договору, как на откорм молодняка. Если это семья особого типа, нужен и особый закон. Их устраивали даже те скудные изначальные условия. Мать-воспитательница получала зарплату (впрочем, мизерную) старшего воспитателя детдома, ей шел трудовой стаж. На ребенка выплачивались средства, равные расходам на его питание в государственных сиротских учреждениях. Но эти-то родители детей не бросят. Вопрос в другом: придет ли кто им на смену?
Сейчас начинается сокращение армии. Тысячи опытных, образованных офицеров останутся без дела. Куда им? В охранники? А они бы могли возглавить семейные детдома, поставить на ноги подростков. И этот ресурс нельзя терять. Потому что беспризорность в стране растет, увы, в геометрической прогрессии. В этой ситуации мы не вправе отказываться от любого полезного опыта спасения детей.
Ольга Парфенова.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников